Доступность ссылки

Журналист: Украина не может влиять на владельцев судов-нарушители санкций по Крыму


Черное море. Иллюстрационное фото

В среду, 17 августа, на сайте о расследовании журналистов OCCRP, проекта по расследованию коррупции и организованной преступности, появился полный текст расследования, посвященного морским судам, заходящим в крымские порты в обход международных санкций и украинских законов. Как много судовладельцев решаются нарушить запреты? И есть ли способ привлечь их к ответственности? Об этом говорим с редактором экономического раздела сайта LB.ua – Андреем Яницким и журналистом-расследователем программы «Схемы: коррупция в деталях», совместного проекта Радіо Свобода и UA:Перший, – Еленой Логиновой.

Более 600 торговых кораблей за время аннексии посещали Крым, несмотря на международные санкции – таковы данные журналистов OCCRP, проекта по расследованию коррупции и организованной преступности

Более 600 торговых кораблей за время аннексии посещали Крым, несмотря на международные санкции – таковы данные журналистов OCCRP, проекта по расследованию коррупции и организованной преступности. Перед заходом в крымские морские порты корабли отключают международную автоматическую систему AIS и исчезают с радаров. У большинства нарушителей российская регистрация или флаг, много турецких компаний, однако среди них есть и европейские. За последние два года под флагами ЕС в Крым зашло 24 корабля. На вопросы журналистов представители компаний-судовладельцев не отвечают. Теперь все эти корабли – в черном списке нарушителей, составленном официальным Киевом. Однако привлечь к международной ответственности за то, что судно заходит в юридически закрытый порт, почти невозможно – для этого отсутствует юридический механизм. После аннексии Украина закрыла крымские порты для своих кораблей, позже санкции ввели ЕС и ряд других стран.

– У нас в гостях редактор экономического раздела сайта LB.ua Андрей Яницкий и журналист-расследователь программы «Схемы: коррупция в деталях», совместного проекта Радіо Свобода и UA:Перший Елена Логинова. После выхода расследования Максим Бабенко, инспектор Krey Schiffahrts GmbH, одной из компаний-нарушительниц, пояснил действия компании так: она работает в тайм-чартере, суда зафрахтованы третьими компаниями, и грузы находят они. Для каждого фрахтователя есть отдельный список портов, куда корабль не заходит. Что касается Крыма, то однозначной позиции насчет его статуса у компании нет. Андрей, а сколько вообще таких судов и компаний, которые так и не определились, украинский Крым или российский?

Яницкий: Когда мы называем цифру более 600 судов, речь не только о торговых и пассажирских судах, а и о тех, которые остались в Крыму на момент аннексии. Это общая цифра: сколько плавсредств находится в портах Крыма или заходили туда за последние два года. Капитан и команда судна, которое заходит в Крым, нарушают украинское законодательство – даже если это частная яхта. В Уголовном кодексе Украины есть статья 332, в которой сказано, что посещать оккупированные территории можно только в порядке, обозначенном Кабинетом министров. А это три пункта пропуска на админгранице между Херсонской областью и Крымом. Даже если вы в обход этих пунктов попадете в Крым на надувном матраце, то все равно нарушите закон. Мы, конечно, матрацы не считали, но подсчитали все плавсредства, которые подключены к системе AIS – система сигнализирует, куда они направляются и откуда. Она установлена на всех более-менее крупных судах – от буксиров до военных кораблей, хотя информации о последних, увы, нет в открытом доступе, иначе список нарушителей явно был бы больше. Мы использовали базы данных государственного предприятия «Госгидрография», Военно-морских сил Украины, благотворительного фонда «Майдан закордонних справ» – они мониторят крупные суда. Также мы сами отслеживали перемещение судов по сайту marinetraffic.com – это коммерческий сайт, который за определенную плату предоставляет возможность отслеживать такие перемещения.

Логинова: В течение этого года мы трижды обновляли информацию. Последняя – по состоянию на 8 августа 2016.

– Вы упомянули организацию «Майдан закордонних справ». Директор крымского департамента Андрей Клименко, главный редактор сайта blackseanews.net критиковал ваше расследование именно из-за методики. По его мнению, торговых судов, которые можно отнести к нарушителям санкций, за два с половиной года в крымские порты зашло не более 262: 152 судна в 2014, 175 – в 2015 и 128 – за первые полгода 2016. Российских, по флагам – около 70%, остальные в основном под флагами государств вроде Того и Танзании. Как вы можете это прокомментировать?

Клименко считает только суда, которые нарушают санкции – торговые и круизные. А мы считали все плавсредства, оснащенные датчиками AIS
Андрей Яницкий

Яницкий: Клименко считает только суда, которые нарушают санкции – торговые и круизные. А мы считали все плавсредства, оснащенные датчиками AIS, до которых смогли, так сказать, дотянуться. То есть для нас важны были плавсредства, нарушающие не только санкции, но и украинское законодательство. Если Россия национализировала какое-то плавсредство, это же не значит, что она законно им пользуется. Надо сказать, мы не отслеживали динамику по годам и эффективность работы санкций. Для нас было важно показать несколько конкретных случаев заходов суден, которые мы и описали в статье. Так что вся критика Андрея Клименко, которого я лично очень уважаю – во многом его работа вдохновила нас на расследование – сконцентрирована на количестве. Не вижу смысла вдаваться в методологические споры. В статье есть конкретные имена, фамилии, названия судов.

Логинова: Кстати, в этом списке 97 судов, которые по украинской регистрации еще ходят под украинским флагом. И это, скорее всего, захваченные суда. Удивительно, что некоторые еще под флагом – часть точно были лишены украинского флага в течение этих двух лет.

– Но насчет того, что санкции работают, ваши выводы и выводы Клименко все же совпадают?

Логинова: Да, это так. И мы не только делаем статистическую подборку, ведь главная цель была – показать, как страны мира ведут двойную игру. Официальная позиция неизменна. Но по факту посольство Греции отмолчалось, румыны тоже сказали, что это не их ответственность. Посол Турции сказал, что не может влиять на коммерческие суда, заходящие в Крым.

– По словам министра иностранных дел Украины Павла Климкина, при фиксации нарушения МИД обращается к стране, под чьим флагом ходит судно, обращается к судовладельцам. Реакция не всегда эффективна, но, по крайней мере, каждый случай фиксируется. Посол Турции в Украине высказал достаточно обтекаемую позицию. Каков же масштаб двойной игры, когда государство декларирует одну позицию, но на практике все оказывается несколько иначе?

Большинство нарушителей, конечно, россияне. Остальные – в основном суда, которые ходят под иностранными флагами, но бенефициар или арендатор – в России
Андрей Яницкий

Яницкий: В 2014, когда Украина еще официально не закрыла свои порты, но уже было решение Генеральной ассамблеи ООН с призывом к странам не совершать каких бы то ни было действий, которые могли бы быть восприняты как реакцию на изменение статуса Крыма, было очень много заходов иностранных судов. После того, как Украина официально закрыла порты, разослала сообщения об этом по своим дипломатическим каналам, заходов судов действительно стало меньше. Большинство нарушителей, конечно, россияне. Остальные – в основном суда, которые ходят под иностранными флагами, но бенефициар или арендатор – в России. Был, кстати, интересный случай: турецкое судно использовали для торговли с Крымом, а, когда оно засветилось, где только можно, его купил Черноморский флот, и теперь на нем возят товары для Сирии. Интересен и момент, связанный с украинским бизнесом. У некоторых крупных украинских бизнесменов остались предприятия в Крыму, часто зарегистрированные через посредников, и они продолжают либо подвозить сырье морским путем, либо экспортировать что-то из Крыма.

– И много ли таких судов, связанных с украинским бизнесом?

Яницкий: Сложно сказать. Есть два случая, вызывающих подозрение, но эти подозрения еще нужно доказать. Один касается поставки сырья для «Крымского титана» Дмитрия Фирташа: судно шло якобы в Россию, но остановилось в Керченском проливе, и прямо в море произошла перегрузка на другое судно. Все это было зафиксировано, есть фото. Второй случай связан с портом Авлита, который раньше принадлежал Ринату Ахметову, а сейчас оформлен на российское юрлицо, однако руководитель порта тот же. Есть подозрения, что Ахметов по-прежнему его контролирует. Было несколько свидетельств, что из порта Авлита продолжает вывозиться зерно. Так что Фирташа и Ахметова стоило бы проверить более тщательно.

– Насколько эффективно действует украинская власть по отношению к нарушителям?

Логинова: Есть судно «Дженерал», которое за год трижды заходило в крымские порты. После этого заходило и в другие украинские порты. Реакции, конкретных действий – ноль. То есть система не работает надлежащим образом. Украина ищет механизмы воздействия, а те, что есть сейчас – не работают. А надлежащего законодательства, кстати, нет во всем мире. Морское право не идеально. Но тот же «Дженерал» можно было хотя бы арестовать в порту.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG