Доступность ссылки

Путин в Крыму: зачем российскому президенту внезапный визит на полуостров?


Президент России Владимир Путин (на первом плане) во время посещения Всероссийского молодежного образовательного форума "Таврида на Бакальской косе", Крым, 19 августа 2016 года

Президент России Владимир Путин 19 августа прибыл в аннексированный Крым. Здесь он провел рабочую встречу с премьер-министром России Дмитрием Медведевым, назначил нового министра образования, а прежнего – Дмитрия Ливанова – сделал спецпредставителем по связям с Украиной. После этого Владимир Путин провел оперативное заседание Совета безопасности, пообщался с местными чиновниками и посетил молодежный лагерь «Таврида» недалеко от Севастополя.

Какие цели на самом деле преследует внезапный визит российского президента в Крым? Об этом ведущий Радио Крым.Реалии Александр Янковский беседовал с заместителем директора украинского Центра исследований армии, конверсии и разоружения по международным вопросам Михаилом Самусем, крымским политологом Дмитрием Омельчуком и директором Института глобальных стратегий Вадимом Карасевым.

– Имеет ли визит Владимира Путина в Крым военно-политическое значение, Михаил?

Самусь: Безусловно. Обратите внимание: российский президент во время заседания Совбеза еще раз подчеркнул, что Украина якобы хочет выйти из Минского процесса, что она представляет угрозу. Лично возглавив очередную информационную спецоперацию, Владимир Путин снова нагнетает обстановку и демонстрирует пренебрежение и к Украине, и к международному праву.

– Но ведь если в Крыму так опасно из-за Украины, зачем Владимир Путин приехал туда вместе со всем руководством?

Самусь: Значит, ему нужно показать стратегическую важность того, что происходит сейчас вокруг Крыма. Я напомню: у границ Украины собраны внушительные группировки российских войск, что прямо говорит об угрозе широкомасштабного наступления. Все это – накануне Дня независимости Украины 24 августа, саммита Большой двадцатки в Китае 4 сентября, ну и выборов в Госдуму 18 сентября.

– Владимир Путин ранее заявил, что Россия просто так не оставит «украинские провокации» в Крыму. А что ему остается делать по факту? Хлопнуть дверью и выйти из Минского процесса?

Самусь: Сейчас перед Кремлем открывается окно возможностей в 10-12 месяцев, когда в международной политике не будет сильных игроков, и можно попробовать решить украинский вопрос радикально, в том числе широкомасштабным вторжением. В то же время такими заявлениями в Крыму Владимир Путин показывает, что готов и к другим решениям: например, чтобы Запад надавил на Киев, и Украина выполнила бы свою часть Минских соглашений без того, чтобы это сделала Россия, то есть провести выборы на Донбассе без возврата контроля над границей. Вместе с тем Украина изображается как страна-террорист, и Владимир Путин намекает на то, что может нанести точечные удары по нашей территории, как это было в Сирии с ИГИЛ. Это явный шантаж Запада.

– Но ведь подобная эскалация может быть убийственной для самой России!

Самусь: Это не так важно. Нынешняя Россия хочет иметь право действовать точно так же, как США во время разных мировых конфликтов – вмешиваться в дела других стран с применением военной силы. К тому же не стоит забывать, что сейчас в США предвыборная кампания, Евросоюзу не до войны с Россией, да и НАТО оказалось в кризисе после попытки переворота в Турции.

Тяжелое положение после аннексии в Крыму в основном связывают не с Россией как таковой, а именно с политикой «Единой России»
Дмитрий Омельчук

Российский политик Ольга Курносова: «Я бы обратила внимание на то, что ситуация даже у «Единой России» в Крыму не такая хорошая, как им бы хотелось. Возьмите ту же Наталью Поклонскую. Почему-то она идет не по округу, а по списку, и такая же ситуация с Сергеем Аксеновым. Значит, они совсем не так уверены в своей возможной победе по округу, как могло бы показаться на первый взгляд. Именно поэтому и отсутствует реклама всех остальных партий. А вдруг, не дай бог, «Единая Россия» получит не 60 процентов голосов, а, условно говоря, 30? И вдруг кто-то попытается сказать, что крымчане разочаровались в этой «новороссийской» авантюре, и уже думают о том, что голосовать на референдуме под дулами автоматов – не самое лучшее решение».

– Насколько важен визит Владимира Путина в Крым, с точки зрения предвыборной кампании «Единой России», Дмитрий?

Омельчук: Отвечая Ольге Курносовой, замечу следующее: на самом деле идти по списку партии далеко не так затратно, как выдвигаться в округе, поэтому соображения могут быть именно финансовыми, а не политическими. Что до визита российского президента, то предвыборная целесообразность здесь тоже прослеживается. Тяжелое положение после аннексии в Крыму в основном связывают не с Россией как таковой, а именно с политикой «Единой России». В том же Севастополе, на мой взгляд, многие могут проголосовать за коммунистов в знак протеста, или же явка будет очень низкой. Возможно, такое внимание Владимира Путина к Крыму также объясняется необходимостью мобилизовать электорат.

Вся эта история с «крымскими диверсантами» должна была привести к одному из двух: либо напугать Запад и заставить его решать с Кремлем вопрос Украины, либо, если это не выйдет, запустить разрядку напряженности, обратившись к Киеву напрямую
Вадим Карасев

– Спасибо, Дмитрий. Какие цели преследует российский президент на ваш взгляд, Вадим?

Карасев: Во-первых, показать, что Крым не ушел на периферию политической жизни: Владимир Путин ведь назначил нового министра образования. Во-вторых, он продемонстрировал, что полуостров остается очень важным для России, с точки зрения безопасности и отношений с Украиной. В-третьих, есть символическая параллель. Ведь 19 августа – это 25-я годовщина путча ГКЧП, который привел к распаду СССР, и Владимир Путин считает это величайшей геополитической катастрофой. С другой стороны, аннексию Крыма он видит как большое достижение по собиранию земель и как его личный успех в мировой политике. Заседание Совбеза на полуострове именно в этот день может быть таким вот символическим шагом: тогда мы проиграли, а сейчас отыгрываемся.

– В то же время Владимир Путин сегодня впервые за много месяцев напрямую обратился к Киеву, заявив, что не хочет сворачивать двусторонние отношения. Что это может значить?

Карасев: Вся эта история с «крымскими диверсантами» должна была привести к одному из двух: либо напугать Запад и заставить его решать с Кремлем вопрос Украины, либо, если это не выйдет, запустить разрядку напряженности, обратившись к Киеву напрямую. Я напомню, что сейчас у Украины и России нет своих послов друг у друга в столицах. После того как украинский МИД не принял Михаила Бабича, предложить нового посла – значит потерять лицо. Назначение Дмитрия Ливанова спецпредставителем по связям с Украиной может как раз говорить о том, что Кремль, вопреки всей своей показной воинственности, ищет диалога с Киевом.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG