Доступность ссылки

День знаний и мифологии: как школьников учат истории России?


В этом году за школьные парты аннексированного Крыма сели на три тысячи больше первоклассников, чем в 2015-м. По данным подконтрольной Кремлю министра образования, науки и молодежи Крыма Натальи Гончаровой, учебные заведения полуострова приняли более 20,5 тысяч детей. В то же время правозащитники отмечают, что на полуострове осталась работать только одна из семи украинских школ, а количество украинских классов сократилось в 6 раз. Учатся в Крыму по российской школьной программе, включая предмет истории, который, по оценкам разных экспертов, в России преподают тенденциозно.

Радио Крым.Реалии | Новые учебники истории России: наука или пропаганда?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:24:47 0:00

Украинский историк Василий Павлов отмечает, что школьный предмет истории и в России, и в последнее время в Украине призван создать у детей определенные картины мира, с одним существенным отличием:

– Президент Владимир Путин преследует очевидную цель – воссоздание империи, и ей должны подчиняться даже школьные учебники. Ему очень важно ввести общество в состояние войны, а сделать это можно, воспитывая не новых членов общества, а новых солдат. Хочу отметить, что, безусловно, украинская программа по истории после последних изменений тоже приобрела мобилизационный характер, но ровно в той же мере, как это было когда-то в Польше: у страны есть объективный враг, и знать это должны даже дети. Вся разница между нами и Россией, и это важно, – в оборонительном характере нашей мобилизации, в отличие от их неоимперской.

Василий Павлов
Василий Павлов

Василий Павлов также считает, что в России всегда вели целенаправленную политику по конструированию исторических мифов:

– Два основополагающих мифа о российской государственности – это Ледовое побоище и Куликовская битва. С точки зрения настоящих историков, оба эти события были мифологизированными всегда, но для общества, именно благодаря школьным учебникам, они самые что ни на есть настоящие, исторические победы России. Даже не говоря о трактовке событий последних двух лет, очевидно, что российская история всегда была наполнена такими мобилизирующими мифами. Что до учебников, то взять хотя бы курс «Военной истории России», который в этом году презентовали как школьный. Комментарии, на мой взгляд, излишни.

Редактор отдела культуры журнала «Огонек» Андрей Архангельский видит главный источник неоимперской пропаганды вне российских школ:

– Мы уже можем говорить о целом «путинском поколении», то есть о людях, которые выросли, не зная никакого другого лидера в течение 16 лет. Их сознание в целом сложилось как автономное, то есть для них сконструировали определенную картину мира. Но дело ведь не только в школьных учебниках: ощутимую лепту в этом смысле вносит кинематограф. Так называемые патриотические фильмы, которые, как правило, повествуют о событиях прошлого вроде Второй мировой войны, снимают и тиражируют при прямой поддержке государства. В них исторические события намеренно искажают в строго определенном ключе, а действующих лиц героизируют.

Андрей Архангельский
Андрей Архангельский

Тем не менее, Андрей Архангельский видит неявное, внутреннее сопротивление российской школьной программе:

– В школе все по-прежнему зависит от учителя. Даже когда выбор сводится к двум вариантам учебника по истории, никто не может проконтролировать сотни тысяч педагогов по всей стране. Учителей часто рассматривают как носителей самых консервативных ценностей, но обобщать не стоит. Я точно знаю, что в Москве и в Петербурге многие педагоги понимают, что происходят, и не отходят от принципов профессии. Как бы ни закручивали гайки в плане исторических трактовок, эти люди, пусть немногочисленные, не позволят пропаганде восторжествовать в наших школах.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG