Доступность ссылки

Правозащитница: «Предприниматели в Крыму не могут защитить свои права перед властью»


Иллюстрационное фото

Подконтрольные Кремлю власти Крыма массово сносят объекты малого бизнеса. Действительно ли постройки предпринимателей являются незаконными? И соблюдают ли закон местные чиновники, когда от них избавляются? Об этом говорим с главой общественной организации «Чистый берег.Крым» – Владимиром Гарначуком и координатором Крымской правозащитной группы – Ольгой Скрипник.

В воскресенье 4 сентября в городской больнице Симферополя из-за полученных ожогов умер Александр Стрекалин. Накануне у входа в Приморский парк Ялты 75-летний предприниматель поджег себя. Таким образом он протестовал против сноса кафе «Хоттабыч» на берегу набережной. Проблемы с кафе продолжаются несколько месяцев. Жена погибшего, Мила Селямиева, уверена: у них просто хотят отобрать прибыльный бизнес «большие люди» с материковой России. За время аннексии в Крыму без суда снесли более 2 тысяч объектов. Украинский экономист, президент Центра антикризисных исследований Ярослав Жалило говорит, что таким образом вытесняют местных бизнесменов. Вдова Александра Стрекалина собирается подавать в суд – она считает, что ее мужа довели до самоубийства. Подконтрольное Кремлю управление Следственного комитета России в Крыму проверяет факт попытки самосожжения. «Мы, безусловно, сделаем выводы и теперь будем более взвешенно подходить к решению таких вопросов, с учетом эмоциональных качеств человека», – заявил замглавы росийской администрации Ялты Иван Паюк. Кажется, проблему чиновники видят в эмоциональных особенностях погибшего бизнесмена, а не в избирательном применении закона.

Все под снос. Справедливо ли демонтируют кафе, торговые точки и рынки Крыма
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00

Снос помещений в прибрежной зоне – проблема не только ресторанов, а и рынков. Волна сноса торговых точек длится уже два года. 16 августа Верховный суд Российской Федерации признал законными действия подконтрольного России правительства Севастополя по сносу торговых точек в городе. Против сноса выступала группа местных предпринимателей. 14 июля в Севастополе жестко разогнали предпринимателей, которые пытались препятствовать вывозу торговых павильонов.

– С нами на связи глава общественной организации «Чистый берег.Крым» Владимир Гарначук. Владимир, насколько легитимны действия крымских властей относительно малого бизнеса и сноса построек в прибрежной зоне?

Сергей Аксенов и его команда начали выборочно уничтожать бизнес отдельных предпринимателей вместо того, чтобы создавать равные условия для всех
Владимир Гарначук

Гарначук: Проблема очень острая. В украинском Крыму было построено очень много шалманов, которые загадили практически все побережье, а разрешение на их постройку выдавались в основном родственникам, друзьям чиновников, которые, в общем, и крышевали эти объекты. Так происходило по всему Южному берегу. А трагедия с «Хоттабычем» связана со слепотой ялтинской власти, представители которой просто отказались объясняться с человеком по данной проблеме. Как я понимаю, это самосожжение вызвало выборочное внимание контролирующих органов к тем, кто не хотел договариваться. И эта несправедливость привела к тому, что произошло. Проблему нужно рассматривать с двух сторон. Большинство объектов в прибрежной полосе построено с нарушениями, их действительно нужно сносить, о чем в июне говорил Дмитрий Медведев. Но, увы, Сергей Аксенов и его команда начали выборочно уничтожать бизнес отдельных предпринимателей вместо того, чтобы создавать равные условия для всех. Сейчас мы видим волюнтаризм и попытку расправиться с неугодными предпринимателями, а не системную борьбу с оставшимся от Украины наследием.

– В середине августа Сергей Аксенов заявил, что в Крыму соответствующие службы ждут команды, чтобы начать сносить объекты в 100-метровой прибрежной зоне, и произойти это должно было до 1 сентября. Как я понимаю, вы поддерживаете политику Аксенова, но не поддерживаете форму ее реализации?

Гарначук: Законы должны применяться одинаково ко всем, а не избирательно на том основании, что какие-то объекты принадлежат Константинову или друзьям Аксенова. Увы, слова Аксенова не стали правдой. Тотальная очистка прибрежной зоны должна была начаться еще летом 2014. Я занимаюсь этим как раз с этого времени. Очистка должна была проходить в три волны. Во время первой снесли заборы вокруг пляжей, принадлежащих всевозможным жуликам и дали людям доступ к морю. Вторая волна коснулась НТО – торговых объектов, которые в Украине называют малыми архитектурными формами, МАФами. Они были паспортизированы. Третья волна касалась незаконных объектов, которые разрастались до пятиэтажных построек. Работа давно сделана, и это сотрясание воздуха с расправой над предпринимателями, которые, как я понимаю, просто отказались платить взятки, и привело к этой трагедии.

– По словам вдовы Александра Стрекалина, Милы Селямиевой, кафе было законным строением, имело техпаспорт, город поставил его на баланс и сдавал в аренду его же собственникам, и потому снос был абсолютно нелогичным. Насколько это распространенная практика в Крыму?

Гарначук: Это повсеместная практика. То, что творилось в этом плане при Украине, не лезло ни в какие ворота. Насколько я знаю, в этом случае было построено здание, обозначенное как социальная помощь городу. Есть же совершенно прозрачная и понятная процедура: город выставляет какой-то участок с определенным целевым назначением на торги, и получает деньги в виде арендной платы либо за продажу участка в собственность. В этой ситуации людей заставили построить первый этаж под коммунальное хозяйство, а они уже на крыше этого помещения построили шалман. И все разговоры о социальной нагрузке – ерунда. Не должно быть социальной нагрузки, бизнес должен зарабатывать деньги. Люди прекрасно знали, что строить в этом месте нельзя. Им дали сделать надстройку. И проблема, в первую очередь, в неравноценном применении закона. Это вызывает крайнее раздражение в Крыму. Когда мы с коллегами сносили заборы вокруг пляжей, была масса возмущений, попытки дать взятки, однако в итоге люди успокоились, потому что увидели: это делается не избирательно, все равны, таковы правила. Вот такой должна быть политика. А этого, увы, нет.

– С нами на связи координатор Крымской правозащитной правовой группы Ольгой Скрипник. Ольга, как вы считаете, действия главы Крыма – это действительно попытка навести порядок, с избирательным применением закона?

Власти используют российские правовые нормы, которые позволяют применять их избирательно
Ольга Скрипник

Скрипник: В разных городах ситуация может отличаться, но есть несколько базовых причин действий Аксенова. Первая – это желание показать, кто в доме хозяин, продемонстрировать, что ждет несогласных с действиями властей. Что решать все равно будут наверху. Вторая причина заключается в том, что идет передел бизнеса, заходит в том числе российский бизнес и бизнес, полностью подконтрольный российской власти. С 2014 массово выдавливаются малые предприятия. И власти используют российские правовые нормы, которые позволяют применять их избирательно. События в Севастополе красноречиво свидетельствовали о том, как это происходит на практике. Есть еще одна проблема. Таким образом можно поступить с любой частной собственностью, не только коммерческой. Яркий тому пример – события в Крыму. Российские власти под видом развития детского центра «Артек» пытаются просто изъять у людей частную собственность с применением российских правовых норм.

– В Крыму формируется значительное количество людей, недовольных властями полуострова. Насколько много тех, кто готов протестовать?

Люди пытаются сопротивляться правовыми методами, но против них используют силовые методы и формы административного преследования. Власти будут пытаться устранить тех, кто сопротивляется
Ольга Скрипник

Скрипник: Акция Александра Стрекалина страшная, трагическая, и, увы, она не повлияла на ситуацию. Были массовые выходы в том же Гурзуфе. Люди пытались в рамках закона выйти на митинг. Его перенесли из Гурзуфа в Ялту, журналистам запретили выпускать сюжет о митинге. В Севастополе людей вообще разгоняли насильственно. Неоднократно к людям, выходившим с мирными протестами, применяла силу так называемая местная самооборона. Люди пытаются сопротивляться правовыми методами, но против них используют силовые методы и формы административного преследования. Власти будут пытаться устранить тех, кто сопротивляется.

– То есть у крымчан нет действенных методов защиты своих прав?

Скрипник: Крым остается серой зоной и будет таковой оставаться, потому что Россия там находится незаконно. Все ее действия там незаконны с точки зрения международного права. Люди лишены нормальных способов защиты: туда не могут приехать международные наблюдатели, зафиксировать массовые нарушения. Люди один на один с нелегитимной властью.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG