Доступность ссылки

Диагноз для крымской медицины


Несмотря на заявления российских чиновников, ситуация с медициной на полуострове резко ухудшилась. Почему в Крыму увольняются медработники, в то время как в российском министерстве здравоохранения заявляют о дефиците врачей? Как изменилась здравоохранительная система согласно российским стандартам в аннексированном Крыму? На что чаще всего жалуются крымчане? Об этом говорим с бывшим главным детским лор-врачом Центра охраны здоровья матери и ребенка в Севастополе – Юрием Искренко, кандидатом медицинских наук, российским врачом-неврологом – Семеном Гальпериным, а также крымской журналисткой из Керчи Еленой Лысенко.

Диагноз крымской медицины. Как изменилось здравоохранение в Крыму
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00

В 2014 году российский министр здравоохранения Вероника Скворцова лично проверяла медучреждения Крыма и результатом была довольна. Два года спустя жители полуострова оценивают медицинские услуги негативно. По их словам, появились очереди, уровень профессионализма оставляет желать лучшего. В больницах и поликлиниках не хватает зарплат. Один из громких случаев – протест врачей в Керчи. Здесь сотрудникам медучреждений задерживают выплату зарплат, и многие решили уволиться. В Симферополе повышения зарплат требуют водители «скорой помощи». Проблемы низких зарплат и нехватки врачей признают и в подконтрольном Кремлю профильном министерстве, однако считают, что есть и успехи, о чем заявил руководитель ведомства Александр Голенко. Успехами считают бесплатное лечение и питание в стационарах, а проблемы – от неумения медработников общаться с пациентами. По словам Голенко, сегодня в крымских медучреждениях почти тысяча вакансий. Работать в Крыму приглашают медиков из российских регионов.

– У нас в гостях бывший главный детский лор-врач Центра охраны здоровья матери и ребенка в Севастополе Юрий Искренко. Юрий, почему вы решили переехать на материк?

Искренко: Решение принимали всей семьей. Моя жена – главный детский эндокринолог в Севастополе, я – отоларинголог. 8 марта 2014 года мы решили переезжать в Украину. После переезда оказались в Киеве. Теперь живем и работаем здесь и, в общем, довольны. Переезд был связан еще и с тем, что мы не могли воспринять аннексию Крыма раньше вроде бы дружественной страной.

– Что, по вашим наблюдениям, на тот момент происходило в сфере здравоохранения в Севастополе?

Большие очереди, попасть к узкому специалисту невозможно в течение нескольких недель. В Украине такого никогда не было. Любой ребенок мог получить необходимую помощь в течение дня
Юрий Искренко

Искренко: В Севастополе в течение последних двух лет появились проблемы с доступностью медицинской помощи. Большие очереди, попасть к узкому специалисту невозможно в течение нескольких недель. В Украине такого никогда не было. Любой ребенок мог получить необходимую помощь в течение дня.

– Что привело к возникновению этих проблем?

Искренко: Введение медицинского страхования по российской методике и возникшее ограничение доступа к узким специалистам. Количество ежедневных приемов невелико, а записывается много пациентов. Приходится растягивать это на недели. Длительные записи и на исследования. В 2014 врачи за счет нормальных зарплат еще держались. С 2015 ситуация ухудшилась. Рубль подешевел, это очень повлияло.

– Каковы были зарплаты у крымских медиков раньше и как они изменились?

Искренко: В 2014 зарплаты увеличивались. С 2015 поэтапно начали уменьшаться. В 2014 это было 30-35 тысяч рублей, в 2015 – 20-25 тысяч, в 2016 – около 22-24 тысяч рублей. У медсестер и санитарок еще меньше.

– С нами на связи кандидат медицинских наук, российский врач-невролог Семен Гальперин. Семен, после перевода на систему медицинского страхования в Крыму появились проблемы с доступом к узким специалистам. Есть ли проблема очередей и нехватки кадров в России?

В России уже с 2012 года пошел процесс так называемой оптимизации здравоохранения. Все очень просто: денег нет, и все оптимизируется
Семен Гальперин

Гальперин: Система обязательного медицинского страхования фактически не является страховой системой как таковой. Это скорее посредническая банковская система. Страховые организации там не несут ответственности, не обеспечивают право пациентов на лечение. Страховая система должна строиться не так. В России уже с 2012 года пошел процесс так называемой оптимизации здравоохранения. Все очень просто: денег нет, и все оптимизируется. Финансирование уменьшается, закрываются клиники, сокращается медперсонал, увольняются врачи и средние медработники. Даже в Москве, где наиболее благоприятная ситуация по сравнению со страной, проблема была достаточно яркой. В столице было закрыто более половины лечебных учреждений. Стационарную помощь якобы покрывали за счет поликлинической, но увеличить объем амбулаторно-клинической помощи по факту не удалось, потому что так быстро перестроить эту структуру нельзя, денег на это не хватало. Любая реформа проводится с помощью капиталовложений. А при уменьшении финансирования – это не реформа, это просто сокращение объемов. В результате снизилась доступность медицинской помощи, ухудшилось качество. В Москве это не так ярко выражено, но проблемы тоже есть. С системой госпитализации, стационарного лечения ситуация ухудшилась, а система амбулаторной помощи в России ведь не выстроена. Да, в мире делается упор на амбулаторную помощь, но ее ведь надо организовать.

– Российский министр здравоохранения Вероника Скворцова заявила, что средняя зарплата врача в Крыму – 39 тысяч рублей, медицинской сестры – около 24 тысяч, а в Севастополе – 37 и 22 тысячи соответственно, что существенно превышает общие планы по России. Запущена модернизация по инфраструктурным обновлениям, капитальным и текущим ремонтам учреждений, не ремонтировавшихся с 1970-х годов. Также идет переоснащение медицинской техникой. Хорошо развиваются травматология и ортопедия, урология, акушерство и гинекология, педиатрия. При этом кардиохирургия, многие виды сосудистой хирургии, нейрохирургия, особенно нейроонкология, трансплантология пока получаются вне полуострова. Семен, корректны ли названные объемы зарплат врачей? Какие зарплаты сейчас у врачей в России?

Гальперин: Я не знаю ситуации в Крыму. Но, понимаете, Минздрав все время озвучивает свою статистику. Когда Счетная палата приводила данные, что после оптимизации в России значительно выросла смертность, Минздрав сразу не согласился с этой статистикой. Когда «Ланцет» опубликовал информацию, что Россия на 119 месте по здравоохранению в мире, отсутствует нормальная медицинская помощь, Минздрав опять заявил, что не согласен с методиками подсчета. Вот и сейчас говорят о зарплатах. В Москве, когда руководство приезжает куда-то рассказывать, как все хорошо, из зала непременно доносятся крики, дескать, а у кого это такая зарплата? Может, у административных работников, я не знаю.

– Юрий, о чем может говорить выход скандала в публичную плоскость – в частности, нарекания главы Крыма Сергея Аксенова на то, что врачи бессовестно начисляют себе большие зарплаты?

Искренко: В России всегда так было: огромные зарплаты административным сотрудникам – главврачам, заместителям, городскому управлению здравоохранения – и довольно низкие зарплаты простым врачам. Я уж не говорю о главных специалистах. У главного хирурга зарплата 40-45 тысяч рублей. Это человек, у которого 20 с лишним лет стажа, высшая категория, многие из них – кандидаты наук. У простого врача – 20-24 тысячи. Это хирургические специальности. А терапевтические – педиатры, эндокринологи – меньше 20 тысяч. Из медсестер 24 тысячи не получает никто.

– К чему готовиться крымчанам?

Катастрофа в анестезиологии и реанимации
Юрий Искренко

Искренко: Многие врачи, особенно пенсионного возраста, из-за резкого возрастания нагрузок просто уходят. А у нас врачей пенсионного возраста было около 30%. Катастрофа в анестезиологии и реанимации.

– С нами на связи журналистка из Керчи Елена Лысенко. Елена, не так давно в Керчи прошла реорганизация: фактически перестала существовать «больница водников», которую присоединили к больнице № 3. Что вы можете сказать об этой ситуации?

Лысенко: Реорганизация ничего не дает. Медики уходят, во всех больницах и поликлиниках очереди. Невозможно быстро попасть к узкому специалисту, некоторых в больницах просто нет. Широкий профиль «больницы водников» вряд ли сохранится, все ощутимее уход в платную медицину. Узкие специалисты уходят в платные клиники, оборудование тоже резко вдруг оказалось там.

– Есть ли возможность сопротивляться этим процессам?

Лысенко: Сопротивляться сложно. Есть статья об экстремизме, которая все усложняет. Многие крымчане получают медицинские услуги на материковой Украине. Ездят в Киев, Одессу, Херсон.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG