Доступность ссылки

Полуостров виноделия после аннексии


Крым всегда славился своими винами. Что происходит с крымским виноделием после аннексии? Удается ли «национализированным» предприятиям сохранять виноделие без европейского и украинского рынков в Крыму? Об этом говорим с экс-руководителем госпредприятия «Ливадия», генеральным директором концерна «Массандра» в Украине – Генрихом Микаэляном и крымским виноделом, бывшим сотрудником Института виноградарства и виноделия «Магарач» – Тагиром Рамазановым.

Виноделие в Крыму – развитие или спасение?
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:21:47 0:00

Директор «Массандры» Янина Павленко не нарадуется: их вина оценивают знаменитые гости аннексированного полуострова – в частности, актер Жерар Депардье. А вот Россия не признает продукцию крымских винзаводов и называет ее винным напитком. После аннексии из-за санкций для крымского вина полностью закрыт зарубежный рынок. Янина Павленко утверждает, что «Массандра» не осталась в накладе: завод находится в сфере управления делами президента России, и в этом – огромные перспективы. Украина хочет оставить крымские бренды за собой: «Новый Свет» перерегистрировали на материковой Украине, и шампанское теперь производят на Харьковском заводе. На очереди – «Массандра». Это возможно, так как крымские вина производили из привозных материалов. О недостатке виноматериала говорят и на полуострове. «Массандра» готова купить у европейцев саженцы винограда, над списком сортов работают агрономы предприятия, а официальный сайт даже пишет о запланированном визите представителей одного из европейских виноградных питомников.

– У нас в гостях гендиректор концерна «Массандра» в Украине, экс-руководитель самого большого в этом концерне госпредприятия «Ливадия» Генрих Микаэлян. Генрих, как бы вы сейчас охарактеризовали состояние виноделия в Крыму?

Микаэлян: Ситуация довольно сложная. Россия – большой рынок, если рассматривать с точки зрения коммерческой структуры. Насколько знаю, сейчас в Крыму большой недостаток виноматериалов, их закупают. Возят через Новороссийск из Чили, Аргентины, порой даже из Одессы. Дело в том, что уже при нас виноградники были старые, мы только начинали засаживать молодые насаждения. Плюс процесс переработки, устаревшее оборудование. Но даже пара заводов с хорошим новым оборудованием все равно завозят виноматериал.

– Руководитель крымской «Массандры» Янина Павленко заявляет о производстве новой линии вин и редизайне бренда. Якобы скоро на этикетках продукции будет указано, что это именно вино, а не винный напиток, а редизайн бренда необходим, так как сейчас судебные иски валятся на «Массандру» как снежный ком. Что вы об этом думаете?

К Крыму и крымской «Массандре» претензий нет, потому что российской «Массандры» для нас нет
Генрих Микаэлян

Микаэлян: Толковый специалист и серьезный винодел поставлен в жесткие рамки и пытается как-то работать. Что касается судов, мы не подавали и не подаем исков. Если мы начнем реагировать, то признаем, что крымское предприятие вообще существует. Мы даже не перерегистрировали предприятие на территории Украины, чтобы не признавать, что Крым – российский. Предприятие находится в Крыму, здесь мы создали филиал. К Крыму и крымской «Массандре» претензий нет, потому что российской «Массандры» для нас нет. И я не знаю, о каких исках говорит Янина Павленко. Я знаю, что они пытались продавать продукцию в Китай. Не знаю, получилось ли, но в целом они ограничены российским рынком.

– Для производства вина важно расположение виноградников и вытекающие отсюда количество солнечного света, почва. Ялтинская «Массандра» рассчитывает, что приедут европейские специалисты, изучат ситуацию, и поставят лозу нужных сортов. Получается, своих питомников в Крыму нет? И насколько Крым зависим от импортной лозы?

Микаэлян: Свои питомники были в Херсонской области. И при использовании украинских питомников были предусмотрены компенсации на посадку молодых насаждений. Конечно, периодически. Например, винное хозяйство Трубецкого привозило специалистов из Франции, те анализировали почву и рекомендовали сорта. Эта практика есть, не знаю только, насколько сейчас это возможно в Крыму.

Генрих Микаэлян
Генрих Микаэлян

– С нами на связи крымский винодел, экс-сотрудник Института виноградарства и виноделия «Магарач» Тагир Рамазанов. Тагир, как бы вы сейчас охарактеризовали ситуацию в крымском виноделии? Какие есть успехи и проблемы?

Рамазанов: Особых успехов нет, как и изменений в худшую сторону. В основном виноделы жалуются за излишнюю зарегулированность отрасли со стороны контролирующих органов. Хотя некоторые послабления уже есть – например, уменьшили стоимость лицензии. «Массандра» добилась внесения изменения в закон, и ее продукция уже может называться вином, а не винным напитком. Но, конечно, получить лицензию сложно, хоть ее стоимость и существенно уменьшили. Предпринимателям очень сложно, многие работают без лицензии, через предприятия, у которых она есть.

– Есть ли какие-то инвестиции в крымское виноделие?

Рамазанов: Пока они идут не очень активно – и в основном в уже созданные предприятия. Их просто перекупают. Ведь создавать что-то с нуля сложно из-за бюрократических проволочек. Легче купить полуразрушенный завод и реконструировать, чем создавать заново.

– Генрих, ваш коллега говорит о недостатке инвестиций. Дело только лишь в излишней зарегулированности отрасли?

Микаэлян: Думаю, многие потенциальные инвесторы просто побаиваются вкладывать деньги в Крыму – в первую очередь из-за возможных юридических проблем.

– Где можно купить настоящие крымские вина на материковой части Украины? Поставляются ли они в Украину?

Микаэлян: Поставок из Крыма сейчас нет по понятным причинам.

– Потеряны ли какие-то сорта вина?

По большому счету, все крымские вина, которые сейчас производятся, лишь называются крымскими. Да и раньше виноматериал был молдавский, одесский, чилийский, грузинский – только не крымский
Генрих Микаэлян

Микаэлян: Безусловно. Возьмем самое простое – Мускат белый Красного Камня. По большому счету, все крымские вина, которые сейчас производятся, лишь называются крымскими. Да и раньше виноматериал был молдавский, одесский, чилийский, грузинский – только не крымский. Имеющихся виноградников мало, и в основном они были старые. Только «Массандра» выращивала свои виноградники и делала огромные запасы своего виноматериала. Там он и остался, вот только рынка сбыта сейчас нет, и что с этим материалом происходит, сказать сложно. Так что крымского вина в строгом смысле слова почти не было и нет. Мы как раз работали над тем, чтобы возродить крымское виноделие, насаживать молодые виноградники.

– На каких сортах винограда создавалось крымское виноделие? Я так понимаю, в основном на французских?

Микаэлян: Да. Голицын привез их в Крым, регион подходящий, солнечный.

– Крымские виноделы – не будем называть торговые марки – не хотят терять украинский рынок. С нами на связи журналистка Крым.Реалии Виктория Веселова. Виктория изучила то, как виноделы продолжают активно рекламироваться даже в журналах, размещенных на борту украинских авиакомпаний. Виктория, расскажите подробнее.

Веселова: Я не согласна с тем, что не нужно называть марки. Украинский потребитель должен их знать, чтобы не покупать, потому что продукция производится на оккупированной территории. Мы с коллегами случайно увидели рекламу в официальном издании Международных авиалиний Украины – МАУ – сразу три рекламных объявления. Это товары, которые производятся либо продаются в Крыму. Это известные мебельные бренды, имеющие магазины в Симферополе и Севастополе, бренды ювелирных изделий – работают в Крыму, почему-то не находятся под санкциями в Украине и в мире. Самое большое объявление было посвящено винам, производящимся под торговой маркой «Villa Krim». Она зарегистрирована в поселке Багерово Ленинского района, работала там еще до аннексии, перерегистрирована по российскому законодательству, там работает фирма «Alef-Vinal». Думаю, покупатели должны понимать, что любой доход от деятельности на оккупированной территории идет в тамошний бюджет.

– К слову, мы пытались связаться с «Alef-Vinal», но они комментировать ситуацию отказались. Генрих, а что сейчас представляют из себя «Массандра» и «Новый Свет»? Что с выехавшим из Крыма крымским виноделием?

Коммерческим предприятиям было гораздо легче перенести сюда производство. Нам же пришлось очень долго заниматься юридическими нюансами
Генрих Микаэлян

Микаэлян: Коммерческим предприятиям было гораздо легче перенести сюда производство. Нам же пришлось очень долго заниматься юридическими нюансами. По украинским законам, если 3 года не используешь торговую марку, ты ее теряешь. Как раз проходило 3 года, и наша задача была до конца осени произвести первую партию продукции, чтобы не потерять торговую марку. Нужно было продлить патенты, охранные свидетельства на торговые марки и знаки, проанализировать, какие сорта винограда мы сможем использовать для производства.

– Что сможете производить из привычного ассортимента «Массандры»?

Микаэлян: Мы произвели первые партии традиционных вин – Бастардо, Шардоне, Каберне. Получилось на удивление прилично.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG