Доступность ссылки

«День простоять да ночь продержаться»: бюджет России – 2017


Государственная дума России 9 декабря приняла в третьем чтении бюджет страны на следующий год. Его доходная часть составит 13,5 триллионов рублей, а расходы – более 16 триллионов. Российское правительство планирует закрыть дефицитную брешь в бюджете за счет Фонда национального благосостояния и источников резервного фонда страны. Предполагается, что в 2017 году оттуда заберут последний триллион рублей.

На главные вопросы о новом российском бюджете и исчерпании резервов отвечает директор Центра исследований экономической политики при экономическом факультете МГУ Олег Буклемишев.

– Можно ли назвать российский бюджет на 2017 год реалистичным?

– И да, и нет. Моя претензия к нему лежит в несколько другой плоскости. Дело в том, что бюджет сегодня не является инструментом экономической политики, это документ пассивного приспособления к реалиям. А вот трехлетний бюджет, принятый одновременно с годовым, сильно отличается от предыдущих. В нем зафиксировано четкое намерение сокращать расходы, причем до 2019 года их должны сократить на 5 процентных пунктов ВВП. Для новейшей истории России это беспрецедентно.

Олег Буклемишев
Олег Буклемишев

Доктор экономических наук – Игорь Николаев: «Пересмотренный дефицит бюджета сейчас – 3,9%, и в последние месяцы он растет. Это очень большой дефицит бюджета. Проект на следующий год предусматривает, что на 2017-й резервного фонда еще хватит, но затем он закончится. В 2016-м из него израсходовали больше двух триллионов рублей, при оставшихся полутора. Тогда возьмутся за Фонд национального благосостояния, который создали для обеспечения устойчивости пенсионной системы. Вот на это придется пойти, чтобы покрывать дефицит».

– На сколько может хватить Фонда национального благосостояния?

Мы рискуем увидеть нескончаемую стагнацию с надеждой на чудо

– Тут важнее не сроки, а то, что Фонд теперь не смогут использовать для проведения пенсионной реформы. Допустим, его хватит на полтора-два года, но в долгосрочной перспективе это однозначно плохо.

– Что будет, когда Россия исчерпает свои резервы и начнет жить на текущие доходы?

– Никто не мешает занимать деньги на внутреннем рынке, даже когда нельзя брать кредиты за рубежом. Уровень международного долга России сейчас настолько комфортен, что какое-то время можно жить именно на внутренних заимствованиях. Но то, что кризиса не случится, вовсе не означает, что россиянам будет хорошо. Мы рискуем увидеть нескончаемую стагнацию с надеждой на чудо, которому взяться, на мой взгляд, неоткуда.

Российский экономист, обозреватель «Росбалта» – Сергей Шелин: «Я задаю себе вопрос такой: насколько серьезно отношение властей к бюджету, который они сами принимают, продержится ли он до конца 2017 года? Если да, то это будет означать, что некая крупица реализма все-таки проникла в руководящие умы, и они поймут, что тяжесть военных расходов непосильна для нашей страны, что их надо урезать. Но на это можно только надеяться».

– Насколько острым будет конфликт между желанием Кремля воевать «на широкую ногу» и насущными потребностями страны?

– Повседневные запросы людей – нормально жить, работать, растить детей – оказываются попросту несовместимыми с выбранным экономико-политическим курсом. Сколько стоит бомбежка в Сирии в сравнении с содержанием школ целого региона? К сожалению, привести большинство населения к подобным вопросам не так-то просто. Сейчас в России преобладает принцип «день простоять да ночь продержаться».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG