Доступность ссылки

Олег Панфилов: Абхазия. Кризис будущего


Президент непризнанной республики Абхазия Рауль Хаджимба на митинге, 15 декабря 2016 года

Специально для Крым.Реалии

Ровно 14 часов длилось политическое противостояние в центре Сухуми, завершившееся соглашением о том, что действующий «президент» Рауль Хаджимба поделится властью, предоставив оппозиции должности вице-премьера, генпрокурора, четырех членов в новом составе Центризбиркома и двух судей Конституционного суда, который еще не сформирован полностью. Абхазская блогосфера всю ночь обсуждала ситуацию – страшилась противостояния и смеялась над дележкой постов. Это второй серьезный кризис за последние три года, который вряд ли принесет благополучие оккупированной Россией территории Грузии.

Во второй половине 1980-х годов в Абхазской АССР происходили удивительные события – при живом и процветающем Комитете госбезопасности вдруг начали происходить собрания, на которых звучали требования отделения от Грузии. Взлелеянный и воспитанный в лучших чекистских традициях абхазский сепаратизм привел в 1992-1993 годах к одному из самых кровавых и трагических конфликтов на постсоветском пространстве. Из Абхазии с помощью российской армии была изгнана половина населения страны, этнические грузины, 17 процентов населения – абхазы, заявили о своей «независимости», за которую они «бьются» 23 года.

Историческая память – материя тонкая, кто-то помнит случившееся с предками, кто-то сам или под воздействием пропаганды забывает все, что произошло с его народом. В 1877-1878 годах после окончания очередной русско-турецкой войны все население Северного Кавказа, не желавшее быть подданными Российской империи, было насильно депортировано, по большей части в Турцию. Под раздачу попали и абхазы – больше половины были высланы за пределы своей родины. Причина была одна – они были мусульмане, а в каждом мусульманине Российская империя видела сторонника Турции и врага. Оставшиеся абхазы частью приняли крещение в православие, большая часть взяли грузинские фамилии, чтобы избежать депортации.

После 1993 года, когда более 300 тысяч этнических грузин и других жителей Абхазии, включая и часть абхазов, были изгнаны, наступила тяжелая пора «становления независимости»

После 1993 года, когда более 300 тысяч этнических грузин и других жителей Абхазии, включая и часть абхазов, были изгнаны, наступила тяжелая пора «становления независимости». Процесс поначалу был привлекательным, абхазскую элиту грело самолюбие и российский бюджет, а также сказки о будущем процветании. Вначале из уст Владислава Ардзинба, председателя Президиума Верховного Совета Абхазской АССР, а после распада Советского Союза – Абхазской Советской Социалистической Республики. СССР не было, а Абхазская ССР была. Такой парадокс, придуманный чекистами для удержания под своим контролем части Грузии. После этнической зачистки Владислав Ардзинба стал первым «президентом» Абхазии.

Потом было еще три «президента» – при Сергее Багапше, бывшем инкассаторе Госбанка, комсомольском и партийном деятеле, Абхазия получила от России долгожданное признание «независимости». Как и планировалось в случае неудачного исхода войны 2008 года, когда не удалось захватить всю Грузию. Признание, однако, не стало спасением для сепаратистов: кроме России Абхазию признали «независимой» еще три нищие страны – Венесуэла, Никарагуа и Науру. Обещанное процветание не наступало, Россия все меньше и меньше давала денег для поддержания штанов абхазской номенклатуры, но все равно не хотела упускать из рук территорию, с помощью которой может еще какое-то время шантажировать Грузию.

В 2014 году в Абхазии случилось то, что обычно случалось в африканских или южноамериканских странах – за 20 лет «независимости» образовалось несколько кланов, которые друг друга подсиживают, сплетничают Кремлю, делают попытки переворотов. Нет, они не выступают против России, основной кормилицы и поставщицы 80-90 процентов бюджета «независимой» Абхазии, они борются за право распоряжаться деньгами российских налогоплательщиков и быть ближе к Путину.

27 мая 2014 года в Сухуми начались беспорядки, были захвачены административные здания. Митингующие требовали отставки «президента» Анкваба, избранного тремя годами ранее, в первом туре голосования с результатом 54,96 % голосов. Александр Анкваб – потомственный милиционер, из семьи милиционера, дошедший в 1992 году до поста главы МВД Абхазии. После отставки через год уехал в Москву – как пишут в абхазских источниках,«был в эмиграции». Вернулся в 2003 году и стал одним из основателей общественно-политического движения «Айтайра» (Возрождение), еще через два года назначен «премьер-министром». В 2013 году Анкваб обратился к Московскому патриархату с просьбой взять под свой омофор Абхазскую православную церковь и рукоположить абхазского епископа, минуя Грузинскую православную церковь.

Уже тогда многие догадывались, что событиями в Абхазии руководят два человека – Владислав Сурков и Рашид Нургалиев

Утверждается, что на Анкваба покушались шесть раз. Несмотря на то, что он является ярым сторонником сближения России и оккупированной Россией Абхазии, в 2014 году его сместил выпускник Минской школы КГБ Рауль Хаджимба, с 1999 по 2001 годы – председатель Службы государственной безопасности Абхазии. Уже тогда многие догадывались, что событиями в Абхазии руководят два человека – Владислав Сурков и Рашид Нургалиев, экс-министр внутренних дел России, сейчас заместитель секретаря Совета безопасности России. Теперь в 2016 году чекиста Хаджимба пытается сместить чекист Аслан Бжания, бывший председатель Службы госбезопасности Абхазии. При том, что и тот, и другой имеют хорошие связи в ФСБ России.

После публикации летом 2016 года документов из «почты Суркова» стало понятно, что он непосредственно принимал участие в перевороте 2014 года – именно этим и занималось его управление по социально-экономическому сотрудничеству со странами СНГ, Абхазией и Южной Осетией. Сотрудники управления, «сурковцы» не только изучали ситуацию в Абхазии, но и разрабатывали большое количество проектов, составляли аналитические справки, в которых часто нелестно отзывались об абхазской элите, указывая – кого и за сколько можно купить.

На самом деле, Россия создала в Абхазии ситуацию, при которой когда-то обманутые и доведенные до «независимости» люди уже не знают, как изменить свою жизнь, мечутся между кланами и группировками, полагаясь на интуицию, на полученные в советское время знания, навыки пропаганды и насаждаемой с помощью Москвы ненависть к Грузии и всему грузинскому. Правда, абхазы не забывают о возможности бесплатно лечиться в Тбилиси, но забывают об этом возвращаясь домой. Оккупированная территория живет вне законов, вне международного права, полагаясь только на поддержку себя и себе подобным старыми сказками о «признании» их «независимости» всем мировым сообществом и неминуемым благополучием, и процветанием. Как везде, где Россия создавала сепаратистские конфликты и помогала «победить».

23 года социального напряжения – слишком много даже для абхазов, живших постоянными надеждами. Но за последние месяцы накопилось огромное количество проблем: в роддомах погибло несколько младенцев, вырос криминальный уровень, туристического процветания нет, но появились документы из «папки Суркова», которые встряхнули Абхазию, и многие сторонники смещенного почти три года назад Александра Анкваба поняли, что Рауль Хаджимба – это по большей части креатура Кремля. По самолюбию жителей Абхазии нанесен сильнейший удар и многие уже не могли терпеть молча – вышли на театральную площадь требовать отставки Хаджимба и его правительства.

Сосуществование с недееспособной властью опасно для страны. Самоочищение общества возможно только через досрочные выборы
Ирина Агрба

«Сосуществование с недееспособной властью опасно для страны. Самоочищение общества возможно только через досрочные выборы. Некомпетентная, несостоятельная, ведомая власть должна досрочно смениться», – заявила на митинге один из лидеров оппозиции Ирина Агрба. «Президент абсолютно не самостоятельная фигура, за ним одни кураторы, как внутри страны, так и за ее пределами. Произошла самодискредитация власти», – сказала Агрба.

В ответ Рауль Хаджимба вывел на площадь перед администрацией своих сторонников, и тогда абхазские пользователи Фейсбука почувствовали серьезную опасность. На митинге своих сторонников он заявил: «Я вижу, что пытаются накалить ситуацию. Я просил бы быть благоразумными, чтобы сохранить страну и свой народ. Конечно, можно со мной расправиться, как они (оппозиция) там говорят, но на мое место придет другой человек и то же самое, если мы хотим построить справедливое государство, будет делаться. И тогда понадобиться больше времени. Я рядом с вами, и мы надеемся на то, что и там возобладает разум, и мы все это сумеем остановить».

Огня добавило обвинение властей оппозиции в том, что та собирается совершить насильственный переворот и даже продемонстрировала в «парламенте» аудиозаписи. На что депутат Сергей Шамба выразил сомнение в подлинности аудиозаписей. Он сказал: «По меньшей мере, выглядит странно, что один из руководителей оппозиции звонит трем разным абонентам и говорит практически одно и тоже в открытом телефонном разговоре. Это похоже на блеф».

К концу дня 15 декабря ситуация на митинге оппозиции накалилась – стало холодно, люди начали разжигать костры и греться, в Фейсбуке стали появляться предположения, что может начаться Майдан

К концу дня 15 декабря ситуация на митинге оппозиции накалилась – стало холодно, люди начали разжигать костры и греться, в Фейсбуке стали появляться предположения, что может начаться Майдан. Мизан Зухба, член политсовета партии «Амцахара» заявил на митинге, что «пока Хаджимба не уйдет, никто не уйдет с площади». Митингующие начали скандировать «Рауль, уходи!». В 16:00 участники оппозиционного митинга поддержали требование о досрочной отставке Хаджимба и направили несколько человек для переговоров с президентом. В середине ночи лидер партии «Единая Абхазия» Сергей Шамба объявил: «Оппозиция приняла предложения президента Абхазии Рауля Хаджимба, сделанные в ходе переговоров при посредничестве министра обороны республики Мираба Кишмария». К ранее объявленным должностям оппозиция выторговала себе еще несколько министерских должностей.

Вряд ли стоит сомневаться в том, что в управлении Владислава Суркова ночь прошла неспокойно. Там наверняка не спали, как не сомкнули глаз многие жители Абхазии, уставшие от неуверенности в своем будущем. Скорее всего, в Кремле предложили старую проверенную тактику – предложить должности, а затем постепенно убирать людей. Так произошло после 1997 года в Таджикистане, где оппозиция получила 30 процентов квоты на места в правительстве, а затем часть из них были убиты, остальные сидят в тюрьме. В любом случае, ситуация в Абхазии во многом сейчас зависит от положения Путина, которое уже вряд ли изменится в лучшую сторону.

В Абхазии за 23 года выросло целое поколение людей, которые воспитаны в духе ненависти к Грузии, но сейчас у них появляется недоумение в отношении российской политики. Ожидания «светлого будущего» не оправдались, теперь ситуация усугубляется и шаткостью положения Кремля.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG