Доступность ссылки

Адвокаты, на выход!


Обыск у адвоката Эмиля Курбединова, 26 января 2017 года

Среди бандитских приемов есть один из самых омерзительных – когда подельники держат жертву за руки, а главарь наносит ей удар «под дых». И пока жертва пытается глотнуть воздух, отморозки могут спокойно прикидывать, как действовать дальше, – везти в лес рыть могилу или тащить в подвал, где уже включен паяльник.

Задержание крымского адвоката Эмиля Курбединова вызывает у меня ощущение именно такого удара – кажется, что не могу вдохнуть до сих пор.

Почему нападение на врача или пожарника при исполнении ими профессиональных обязанностей всегда вызывает у людей бурю возмущения? Потому что каждый понимает – это последний профессионал, который может защитить от смерти тебя и твоих близких, встать между тобой и пожаром или болезнью.

Когда оказываешься один на один с государственной машиной, наползающей на тебя подобно танку, последней надеждой остается именно адвокат

А ведь адвокат, по сути – такой же герой, спасающий в одиночку мир, твой мир! И когда оказываешься один на один с государственной машиной, наползающей на тебя подобно танку, последней надеждой остается именно адвокат. Ведь ни соседи, боязливо съежившиеся в своей квартире и молящиеся о том, чтобы ржавое чудище проскрежетало мимо них, ни семья за твоей спиной, ни даже друзья, «мужественно» организовавшие одиночные пикеты у дальнего леска, сейчас, когда гусеницы вот-вот проутюжат твой окопчик, не помогут. И только спина вставшего впереди адвоката, зачастую являющаяся единственной спиной, видной подсудимому сквозь решетку клетки в зале суда (все остальные сидят, как и полагается врагам, лицом к подсудимому – прокуроры, следователи, да что там лукавить – и судьи), оставляет надежду.

Эмиль помог огромному количеству людей. Весной 2014 он, невзирая на смертельную опасность, лично вытаскивал из милицейских участков и подвалов «самообороны», которые с каждым днем все меньше отличались один от другого, журналистов. Этому я лично свидетель. Сейчас же тех немногих журналистов, кто еще остался на полуострове, будут нещадно преследовать по той же статье – экстремизм – за одно лишь упоминание в соцсетях имени опального адвоката.

Да, тогда, весной 2014, в Крыму еще были журналисты. Но после нападений на работников прессы, их избиений, ограблений, арестов и пыток, к лету первого года оккупации независимая журналистика в Крыму умерла.

Сколько адвокатов нужно репрессировать, чтобы исчезло понятие о защите гражданских прав на полуострове? Пять? Десять? А ведь мы за 23 года так и не успели стать частью нормального мира, где количество адвокатов сравнимо с количеством журналистов, я имею в виду тех адвокатов и журналистов, которые занимаются именно защитой гражданских прав. Таких юристов и в украинские времена у нас в Крыму были единицы.

«Адвокат», выращенный и пригретый в российской системе правосудия, в остальном мире может максимально рассчитывать на должность мойщика гильотины

А сейчас, в лучших традициях пресловутой «гибридной войны», происходит подмена понятий, и «адвокат», выращенный и пригретый в российской системе правосудия, в остальном мире может максимально рассчитывать на должность мойщика гильотины. Так же и профессия «журналиста зарегистрированного в Крыму СМИ» сегодня сводится лишь к украшению виньетками указов властей и раскраске президентских изречений по сезону рождественскими или пасхальными узорами.

А тех немногих крымских адвокатов, которые не торопятся на городскую площадь с тряпками и «Мистером Мускулом» – отмывать очередные судебные постановления российских властей, а пытаются бороться за своих подзащитных, власть как раз и пытается поставить в очередь на свою судебную гильотину.

Пусть каждый крымчанин, который прочтет об этом позоре российской Фемиды, четко осознает, что это его личного защитника отправили за решетку

Пусть каждый крымчанин, который прочтет об этом позоре российской Фемиды, четко осознает, что это его личного защитника отправили за решетку, что это его последний рубеж обороны от российского Левиафана стал слабее на одного бойца, и прикинет, а сколько вообще людей будут защищать его и его близких в подобной, все более реальной для каждого жителя Крыма ситуации?

И пусть никого не обманывает срок наказания в 10 суток админареста – если хоть чуть-чуть ослабить всеобщее внимание к нашей (я полагаю, что произошедшее касается каждого порядочного человека и в Крыму, и на материковой Украине) беде, то уж российская система в совершенстве владеет искусством пририсовывать нули – что к украденным суммам, что к срокам.

Максим Кобза, крымчанин (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG