Доступность ссылки

Моря и санкции: трудоустройство крымских моряков


Порт в Керчи

В начале февраля Международная морская организация заявила о недействительности документов, выдаваемых морякам на территории аннексированного Крыма и Севастополя​. Как это решение скажется на крымских моряках? Сколько из них приезжают на украинский материк для трудоустройства и оформления документов? На эти вопросы ответят глава Федерации морских профсоюзов Украины Максим Слюсаревский и юрист-международник Борис Бабин.

После аннексии Крыма Киев закрыл морские порты полуострова. В июле 2014 правительство Украины ввело формальный запрет для судов: им не рекомендуют заходить в Ялту, Керчь, Севастополь, Феодосию и Евпаторию. О закрытии крымских портов для международных судов Украина сообщила в Международную морскую организацию. Европейским компаниям после введения санкций против России запретили вести туристический бизнес в Крыму, а круизным и торговым судам – заходить в порты полуострова.

Документы, которые выдают морякам на территории Крыма, недействительны

В мае 2015 Кабмин Украины исключил морские порты Крыма из перечня открытых для иностранных судов. В феврале этого года Украина проинформировала Международную морскую организацию о том, что документы, которые выдают морякам на территории Крыма, недействительны. В связи с этим у крымских моряков остается два варианта – работать через крюинговые компании по украинским документам или же получить российское удостоверение личности моряка через специальный пункт выдачи, открытый в Севастополе.

– С нами на связи глава Федерации морских профсоюзов Украины Максим Слюсаревский. Максим, насколько острым стал вопрос оформления документов моряков после аннексии Крыма?

Слюсаревский: Сразу после аннексии он был очень острым, поскольку ситуация была непонятной. Сейчас люди приспособились. Моряки-крымчане по большей части не сдавали украинские документы. Насколько знаю от тех, кто регулярно работает с украинскими крюингами, они прописались на материковой части Украины – у родственников, или же за небольшие деньги нашли, где формально это сделать. С материковой пропиской и украинскими документами проблем нет. Второй вариант – получение российских документов. Оккупационные власти предпринимают достаточно серьезные шаги, чтобы переманить моряков под российский флаг. Например, около года назад в Севастополе открыли пункт выдачи удостоверений личности моряка российского образца, и теперь не надо ехать в Россию.

– То есть выданный в Крыму документ будет действителен, потому что на нем стоит российская печать?

Слюсаревский: Да.

– Есть ли разница, документами какой страны пользоваться, при трудоустройстве?

Украина до сих пор не ратифицировала конвенцию о труде в морском судоходстве, а Россия это сделала. Для судовладельца это дает небольшое преимущество
Максим Слюсаревский

Слюсаревский: Есть так называемый белый, серый и черный список стран. В целом, как украинские, так и российские документы на данный момент котируются. Единственный нюанс – Украина до сих пор не ратифицировала конвенцию о труде в морском судоходстве, а Россия это сделала. Для судовладельца это дает небольшое преимущество. Эта конвенция еще называется билль о правах моряков, это основной международный документ, который защищает права моряков, регулирует вопросы найма, трудоустройства. Вчера мы проводили презентацию в Одессе, у нас состоялось объединение трех крупнейших профсоюзов. Была создана Украинская национальная платформа морских профсоюзов – для консолидации усилий по защите моряков. Один из главных вопросов – затягивание с ратификацией конвенции. Соответствующий законопроект даже не подан в Верховную Раду, а это должно было быть сделано до 1 января 2017 года.

– С нами на связи юрист-международник Борис Бабин. Борис, почему Украина только недавно уведомила Международную морскую организацию о недействительности документов, выдаваемых в Крыму?

Это распространенная отечественная практика – реагировать на события с опозданием на несколько лет
Борис Бабин

Бабин: Это связано с тем, что у нас очень мало людей, отвечающих за эту сферу деятельности, а у государства особой мотивации заниматься всем этим нет. Отсюда все эти бюрократические процедуры. Потому и сделано это лишь сейчас – как и многое другое, что нужно было сделать еще в 2014. Увы, это распространенная отечественная практика – реагировать на события с опозданием на несколько лет.

– Насколько ударила эта «заторможенная» реакция по морякам, которые остались в Крыму и ходят в море по украинским документам? Много ли моряков ушло под российскую юрисдикцию?

Крымчанин на борту автоматически повышает риски, так что его возьмут на работу в последнюю очередь
Борис Бабин

Бабин: Проблема есть. И одна из основных – нератифицирование конвенции о труде в морском судоходстве, о чем уже упомянул мой коллега. Это же основной фактор дискриминации украинских моряков. Они не нужны судовладельцам. Потому что украинские моряки неконвенционны, что порождает массу хлопот и расходов, связанных с документами. Это риски для судовладельцев. Что касается крымских моряков, многие судовладельцы не хотят брать их на борт с любыми документами. Сейчас на рынке большая конкуренция, особенно среди рядового плавсостава. Крымчанин на борту автоматически повышает риски, так что его возьмут на работу в последнюю очередь. Офицеры более конкурентны, если специалист хороший, на «крымский» статус могут закрыть глаза – я имею ввиду старший командный состав на судне, к военным офицерам это не имеет отношения.

– Можно ли исправить ситуацию, например, ратифицировав конвенцию о труде в морском судоходстве?

Бабин: Безусловно. Это очень поможет украинским морякам в целом и крымским морякам с украинскими документами в частности. Последние 6 лет все украинские профсоюзы требуют этого, но некомпетентность и коррумпированность чиновников Министерства инфраструктуры и Государственной службы транспорта делают свое. Документ даже не попал на рассмотрение Кабмина.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG