Доступность ссылки

Олег Панфилов: Абхазия остается в Азии


Пляж в Сухуми, Абхазия, иллюстрационное фото

Специально для Крым.Реалии

Закончилась история, начавшаяся в конце 2003 года, когда после отставки Эдуарда Шеварднадзе лидер грузинской оппозиции Михеил Саакашвили поднял у здания парламента в Тбилиси флаг Европейского союза. 2 февраля 2017 года также воплотилась мечта Зураба Жваниа, который на церемонии вступления Грузии в Совет Европы в 1999 году заявил в Страсбурге: «Я грузин, значит – европеец». Об этом же мечтал князь Сулхан-Саба Орбелиани, который в 1713-1716 годах находился в Западной Европе с первой дипломатической миссией.

Когда вся Грузия в ночь на 3 февраля праздновала, оккупированные Абхазия и «Южная Осетия» замерли в ожидании. Но чтобы понять, каким образом жители «независимых», с точки зрения Кремля территорий воспользуются предоставленной возможностью, необходимо вернуться на 24 года назад. История попыток восстановления хотя бы каких-нибудь отношений с оккупированными территориями долгая, практически с первых договоренностей Эдуарда Шеварднадзе и Бориса Ельцина. В 1994 году ими был подписан Договор о дружбе, добрососедстве и сотрудничестве, в течение двух лет еще несколько, но Договор так и не был ратифицирован российской Государственной думой. Вероятно, по той же причине, по какой российские войска участвовали в оккупации Грузии в 1993 году.

Ни один из 80 договоров и соглашений между Россией и Грузией, подписанных Шеварднадзе, не были реализованы. Новый президент Грузии с 2004 года Саакашвили столкнулся с теми же проблемами – противостоянием с российскими чиновниками, прежде всего военными и чекистами. После окончательного вывода российских баз с территории Грузии в 2006 году стало понятно, что улучшений отношений больше не предвидится, а после войны в 2008 года России признала «независимость» Абхазии, хотя на ее территории не было военных действий.

Кремль поддерживает антигрузинскую пропаганду, которая грузин иначе как фашистами не называет, а войну 1993 года называет «отечественной», хотя решающую роль в ней сыграли российские войска

В Цхинвальском регионе, так называемой «Южной Осетии», особых попыток урегулирования не было – за несколько лет правления Саакашвили больше трети населения региона, этнические грузины были обеспечены всем необходимым, как и все граждане страны, там были построены больницы, школы, торговые центры, они имели право голосовать и передвигаться. После признания Россией «независимости» там практически не осталось этнических грузин, все грузинские села были разрушены и сровнены с землей. Среди более 20 тысяч беженцев из «Южной Осетии» часть составляла и этнические осетины из смешанных браков или связанные родственными отношениями. Спустя несколько лет после российско-грузинской войны 2008 года численность этнических осетин в «Южной Осетии» сократилось на более чем 20 тысяч человек, а общая численность региона – почти вдвое, многие уехали жить в российскую республику Северная Осетия или в другие регионы России.

Этнические чистки позволили этим двум оккупированным регионам создать режим неприятия Грузии и грузинской культуры, с которой их объединяли несколько веков. Поскольку бюджет обоих «независимых» территорий на 70-80 процентов зависит от российского, то Кремль делает там все, что хочет – содержит военные базы, вмешивается во внутреннюю политику, лоббирует своих кандидатов в «президенты», но главное – вдохновляет и поддерживает антигрузинскую пропаганду, которая грузин иначе как фашистами не называет, а войну 1993 года называет «отечественной», хотя решающую роль в ней сыграли российские войска и северокавказские наемники.

Абхазы столкнулись с последствиями «независимости», когда западные посольства стали отказывать им в визовой поддержке. Оккупированная территория оказалась в изоляции

После победы на выборах в 2004 году новый президент Саакашвили предложил Абхазии «широкую федерализацию», но это предложение марионеточные власти Сухуми отмели, как, впрочем, все другие предложения Тбилиси. Во-первых, по причине прямого управления из Кремля, во-вторых, из-за полной финансовой зависимости от российского бюджета. Все идеи, с которыми абхазы шли к «независимости» не были реализованы – нет никакого прорыва ни в языковой политике, ни в экономике. И после признания Россией, Венесуэлой, Никарагуа и Вануату, существование «независимой» Абхазии больше никто не замечает.

Более того, абхазы столкнулись с последствиями своей «независимости», когда западные посольства стали отказывать им в визовой поддержке даже по российскому паспорту, считая их незаконными. Оккупированная территория оказалась в изоляции. Россия всячески лоббирует получение виз в посольствах «дружественных» стран, например, Венгрии или Словакии. Победившая на парламентских выборах в октябре 2012 года коалиция «Грузинская мечта» назначила посла по особым поручениям Зураба Абашидзе вести переговоры с российским представителем Геннадием Карасиным, но все четыре года они были безрезультатны. Как, впрочем, и переговоры в Женеве, проводившиеся правительством Саакашвили – Россия вцепилась в Абхазию, не желая отпускать ее.

Россия, и власти оккупированной Абхазии практически лишили население права не только выезжать за границу, но и возможности там учиться и работать

Правительство Грузии в феврале 2012 года предлагало жителям Абхазии и «Южной Осетии» получить нейтральный паспорт, на котором нет грузинской символики, но он обладал полноценностью проездного документа, благодаря договоренности Саакашвили с Евросоюзом и признанием европейскими странами. Уже к середине марта 2012 года юридически эти паспорта признали Япония, Чехия, Литва, Латвия и Ирландия. Единственное, что занесено в этот документ по требованию международных стандартов Международной Организацией Гражданской Авиации (ICAO) – это символ «GEO», который является обязательной для всех типов проездных документов и указывает лишь на то, что документ выдан Грузией. Но и в этом случае и Россия, и власти оккупированной Абхазии начали ожесточенную кампанию среди населения с тем, чтоб они даже не смели получать «нейтральный паспорт». Они практически лишили население права не только выезжать за границу, но и возможности там учиться и работать.

Заложенные отношения с Евросоюзом не прервались даже после поражения партии Саакашвили, поскольку во всех социологических опросах последних лет более 70 процентов населения Грузии считали приоритетом евроинтеграцию. Часть нового политического бомонда из сторонников Иванишвили не скрывают свою пророссийскую ориентацию, но и они ничего не могут сделать против воли населения. Несмотря на многочисленные заявления европейских организаций по поводу преследования политических оппонентов, в том числе необоснованных судебных процессов и давления на СМИ, Европарламент решил отменить визовый режим для Грузии, решив, по всей видимости, что население достойно вознаграждения за свое упорное желание быть европейцами.

Реакция на решение Европарламента в Абхазии и «Южной Осетии» не заставила себя ждать, однако она оказалась на редкость сдержанной в социальных сетях, обычно бурно обсуждающих ненависть к Грузии. Реакция «официальных лиц» была традиционно резкой. Особенно после заявления министра иностранных дел Грузии Михаила Джанелидзе о том, что «безвизовым режимом с ЕС смогут воспользоваться и те граждане Грузии, которые проживают на неподконтрольных властям страны территориях – в Абхазии и Цхинвальском регионе (Южная Осетия)». Из Абхазии поспешили заявить «о бесперспективности попыток властей Грузии использовать граждан Республики Абхазия в собственных политических манипуляциях».

По всей видимости, чтобы предотвратить попытку Сухуми приблизиться к Грузии, в тот же день, 2 февраля в Москве прошли консультации. Бывший глава «МИД Абхазии» Максим Гвинджилия напомнил, что «теперь страны ЕС еще больше ужесточат эту систему, и у жителей Абхазии и Южной Осетии не будет шанса получить шенгенскую визу по российским загранпаспортам». Примерно в том же духе высказались и в Цхинвали: «Ничем иным, кроме как вывихнутой логикой, нельзя назвать то, чем руководствуются представители грузинских властей, предлагая подобное гражданам независимого государства – Республики Южная Осетия».

В Тбилиси не удивились такой реакции. Как заявил представитель «Центра развития мира», конфликтолог Шота Швелидзе грузинской редакции Радио Свобода, любое заявление политического характера со стороны Грузии, пусть даже об общих благах, де-факто властями Абхазии воспринимается, как попытка вернуть Абхазию. По его словам, таков настрой не только политической элиты Абхазии, но и большей части гражданского сектора. Так называемая «политическая элита» по-другому себя вести не может, но гражданский сектор на самом деле не проявляет поддержки «элиты». Лишь редкие посты в Фейсбуке, самой популярной социальной сети в Грузии, поддерживают власти. Например, Адгур Дарс написал: «И те граждане РА кто посмеет воспользоваться этими «благами» должны быть лишены гражданства и изгнаны за пределы Абхазии публично».

Реакцию вызвал переведенный в Тбилиси на абхазский язык видеоролик о правилах пользования безвизовым режимом с ЕС. Эльза Чанба вопрошает «министра» Даура Кове – «ты видел это негодяйство?». Тот в свою очередь написал: «Грузинская приманка, предполагающая распространение на «оккупированные территории» псевдопривлекательного безвизового режима Грузии со странами ЕС, обречена на провал». Все остальные пользователи молчат.

Скорее всего, и в Тбилиси, и в Сухуми будут стараться публично не высказывать свое отношение к такой возможности путешествовать по Европе, хотя абхазам предлагаются и другие возможности, от которых они не отказываются – к примеру, они ездят в Тбилиси лечиться. Тайны из поездок сделать сложно, как невозможно опровергнуть присутствие товаров в магазинах Абхазии с грузинскими наклейками. Сама себя Абхазия прокормить не может, а в России все продукты дороже, и их доставка связана с большими таможенными проблемами. Формально, с точки зрения Сухуми, это – контрабанда, но для Тбилиси Абхазия – часть Грузии, а значит, особых препятствий грузинские власти не чинят. Более того, открываются новые торговые дома и рынки рядом с административной границей с оккупированной Абхазией.

Ситуация очень схожая с советской, когда власти убеждали население в том, что «они живут в самой свободной стране, а население покупало импортную одежду и обувь, несмотря на запреты и преследования «спекулянтов». Когда Молдова получила безвизовый режим, многие жители Приднестровья отмели прежнее отношение к Кишиневу и поехали за паспортами. Скорее всего, так произойдет и с жителями Абхазии и «Южной Осетии», когда им надоест жить в «бандустанах», созданных Кремлем для удовлетворения собственного тщеславия.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG