Доступность ссылки

Конфликт на Чонгаре и давняя идея крымскотатарского батальона


В ночь на 13 февраля крымскотатарское радио «Куреш», ссылаясь на свидетельства очевидцев, сообщило, что базу общественного формирования «Аскер» в селе Чонгар Херсонской области атаковали неизвестные с огнестрельным оружием и на БТР. Позднее глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров заявил, что это были украинские военные. Спикер командования ВСУ «Юг» Игорь Бирюков уточнил, что военные просто обустраивали боевые позиции. В свою очередь, Рефат Чубаров отметил, что создание полноценного крымскотатарского батальона в составе ВСУ слишком затянулось – это, по его словам, и послужило одной из причин столкновения.

Военный журналист, главный редактор издания «Цензор.нет» Юрий Бутусов считает, что крымским татарам надо давно дать возможность создать свое полноценное, официальное подразделение:

Когда идет война, объединяться должны все патриотические силы, а крымские татары уже показали свою готовность защищать Украину
Юрий Бутусов

– Конечно, этот инцидент должен получить правовую оценку, вне зависимости от состава участников. Когда идет война, объединяться должны все патриотические силы, а крымские татары уже показали свою готовность защищать Украину. Подразделения по национальному признаку пытались создать с самого начала войны, но только в добровольческих формированиях, а не в регулярной армии. Необходимость в настоящем крымскотатарском батальоне, очевидно, назрела. Мне кажется, он мог бы стать или частью подразделений территориальной обороны, которая подчиняется Минобороны Украины, или Национальной гвардии, по тому же принципу. Это позволило бы лучше контролировать обстановку на админгранице с оккупированным Крымом.

Глава общественного формирования «Аскер» Ленур Ислямов подчеркивает, что батальон имени Номана Челебиджихана не должен быть исключительно крымскотатарским:

Если мы присваиваем батальону имя Номана Челебиджихана, то разве это значит, что в нем могут служить только крымские татары?
Ленур Ислямов

– Хотел бы внести ясность: мы не хотим создавать на базе «Аскера» особое воинское формирование по национальному признаку. Крым аннексирован Россией, и это наша общая боль. Если мы присваиваем батальону имя Номана Челебиджихана, то разве это значит, что в нем могут служить только крымские татары? Конечно, нет. Имя – это символ сопротивления. Нужно, чтобы все в Крыму знали: есть подразделение, которое занимается только Крымом. Можно в Национальной гвардии, можно в Минобороны – не это главное.

Ленур Ислямов утверждает, что выводы полиции о найденных на базе «Аскера» предметах вроде оружия и взрывчатки неверны, а крымскотатарские добровольцы готовы дать присягу в украинской армии:

– К нам уже больше года приезжают инструкторы, обучают ребят военному делу. Естественно, что для этого нужны какие-то материалы – учебное оружие, учебная взрывчатка и так далее. Но это все имитация, и думаю, что профессионалы быстро разберутся в ситуации. У кого-то могло быть при себе трофейное оружие, но не более того. Конечно, у нас в крымскотатарском батальоне будет строгая дисциплина, свои правила относительно свинины и алкоголя, но, думаю, они пойдут только на пользу. Если вышестоящее руководство решит отправить этот батальон на другой участок или бросить в бой, то, разумеется, он подчинится – иначе просто быть не может.

Дискуссия о создании крымскотатарского батальона в составе структуры правоохранительных органов Украины продолжается с минувшего года. В Меджлисе крымских татар сообщали, что все материалы по данному вопросу переданы президенту Украины Петру Порошенко и главе МВД Арсену Авакову.

В Национальной Гвардии Украины, которое входит в систему Министерства внутренних дел Украины, отмечают, что заявления о создании в их структуре «крымскотатарского батальона», остаются пока на уровне заявлений, которые не закреплены законодательно.

Ленур Ислямов требует присвоить создаваемому «крымскотатарскому батальону» имени Номана Челебиджихана номер воинской части.

После аннексии Крыма Россией в начале 2014 года между материковой Украиной и полуостровом пролегла формально административная, но фактически – настоящая «граница». На админгранице работают три контрольных пункта въезда/выезда – «Каланчак», «Чонгар» и «Чаплинка».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG