Доступность ссылки

Раскопки под санкциями: что британские ученые ищут в Крыму


Британские ученые посетили музей-заповедник «Херсонес Таврический», 12 февраля 2017 года

По сообщению подконтрольных России властей Крыма, британские ученые приехали на полуостров, чтобы начать раскопки в местах сражений времен Крымской войны. Что ищут британские ученые? Имеют ли они право на проведение археологических раскопок? На эти вопросы отвечают кандидат исторических наук, начальник Инкерманского отряда Севастопольской археологической экспедиции Эвелина Кравченко, заместитель министра культуры Украины Тамара Мазур и историк, кандидат философских наук Александр Маслак.

Приступить к работам британские ученые готовы уже в следующем году – об этом российским СМИ сообщил археолог-историк Ник Фолкнер. Ученых интересуют места Балаклавского и Альминского сражений. В Крыму с представителями делегации встречаются местные власти, их возят по музеям, организовывают встречи с журналистами. У британских ученых есть свой историко-археологический проект, посвященный Крымской войне. В случае его успеха ученые обещают организовывать выставки в Крыму и Великобритании – по их словам, интерес к Крыму в Англии сейчас колоссальный.

Министерство культуры Украины обратилось в ЮНЕСКО с требованием не допустить российско-британские раскопки на полуострове и просит украинский МИД написать ноту протеста в Москву и Лондон. Накануне Украина призывала страны-партнеры направить в аннексированный Крым мониторинговую миссию ЮНЕСКО.

– С нами на связи кандидат исторических наук, начальник Инкерманского отряда Севастопольской археологической экспедиции Эвелина Кравченко. Эвелина, как вы думаете, насколько реальны планы по созданию совместного крымско-британского проекта?

Кравченко: Создать совместные археологические проекты вряд ли смогут. Скорее всего, попытаются создать исключительно российский проект с участием отдельных представителей иностранных государств. По нашему и международному законодательству, любые раскопки, проводящиеся в Крыму без выданного Украиной разрешения Министерства культуры, являются незаконными. Это черные раскопки, ограбление памятников. Ни один уважающий себя университет не будет браться за такие проекты.

– В Бристольском университете нам сообщили, что не знают о составе делегации. Знают лишь одного ученого – Нила Фолкнера, ранее сотрудничавшего с университетом. Работы Фолкнера – по большей части, научно-популярные книги. Эвелина, что может интересовать археологов в теме Крымской войны? Какие еще есть белые пятна, что так привлекает британских ученых?

Это черные раскопки, ограбление памятников
Эвелина Кравченко

Кравченко: Каждый археолог, копающий в Крыму, так или иначе сталкивается с темой Крымской войны – это верхние слои грунта. Они находятся под слоями времен Великой Отечественной войны. В последнее время тема Крымской войны стала популярной в том числе благодаря коллекционированию, в частности созданию коллекции Шереметьева, который плотно сотрудничал с Великобританией. Многие места, связанные с Крымской войной, все же остались нетронуты археологическими раскопками, не все катастрофически повреждены Второй мировой войной. Там находят довольно много раритетов, а даже фрагментированные вещи имеют большое значение. С точки зрения коллекционирования, это будет выгодное мероприятие.

– А с точки зрения науки? Ведь, по сути, черные археологи собираются работать на непризнанной территории, находящейся под санкциями. Каковы будут последствия для археологов и их открытий, найденных ими раритетами?

Кравченко: Такие археологи не смогут выставить свои находки в европейских музеях. Попробуют выставить в крымских, возможно, российских музеях, потом попытаются легитимизировать коллекцию. Но сделать это непросто. Вряд ли из этого что-то получится.

– С нами на связи заместитель министра культуры Украины Тамара Мазур. Тамара, какова позиция Минкульта касательно работы британских ученых в Крыму?

Мазур: Министерство культуры выступило с осуждением таких действий оккупационных властей и подданных Великобритании. Мы обратились с заявлением к гендиректору ЮНЕСКО Ирине Боковой и попросили ее принять меры в рамках международного права. Также мы попросили МИД отправить ноты протеста МИД Великобритании и Российской Федерации о недопущении данных раскопок и подобных действий в дальнейшем.

– Насколько знаю, это первая подобная реакция украинской стороны, ведь российские экспедиции, работавшие в Крыму до аннексии, продолжают это делать.

Правовых оснований для проведения раскопок на территории Крыма нет
Тамара Мазур

Мазур: Мы мониторим ситуацию и знаем всех археологов, которым Россия выдавала документы на раскопки в Крыму. В конце года Минкульт обобщил информацию и отправил в правоохранительные органы Украины, дабы те начали уголовные производства по отношению к лицам, проводящим исследования на оккупированной территории, в нарушение украинского и международного законодательства.

– То есть ко всем археологам, работающим в Крыму, будут применены санкции?

Мазур: Да, поскольку правовых оснований для проведения раскопок на территории Крыма сегодня нет.

– Эвелина, как вы думаете, отвадит ли археологов реакция Украины на раскопки в Крыму?

Кравченко: Мы наблюдаем ситуацию с 2014 года. Мы заинтересованы в мониторинге, потому что нам небезразлична судьба наших памятников, коллекций – они ведь откапывались нашими руками и за наши средства. Должна сказать, что большинство здравомыслящих российских археологов отказались работать в Крыму. Те, кто работает в Европе, на международные деньги, предпочитают не связываться с этой скользкой темой. Могу сказать, наша экспедиция прекратила работать в 2014 году. Я успела перевезти имущество еще в конце 2013-го.

– Работали ли вы в местах, где планируют проводить раскопки британские ученые?

Все это – такая же афера, как и аннексия Крыма
Эвелина Кравченко

Кравченко: Да, и мне очень интересно, как будет происходить их работа, так как Инкерман – не только место сосредоточения колоссального количества археологических памятников. Это еще и военная база. И как британских граждан пустят на один из наиболее секретных ныне объектов Российской Федерации? Но, конечно, Инкерманское сражение – одно из самых интересных сражений Крымской войны, в котором когда-то погибла вся российская армия. Вообще все это – такая же афера, как и аннексия Крыма. Думаю, вряд ли это чем-то окончится. Разве что Россия в очередной раз подтвердит гибель своей армии в 19 веке.

– С нами на связи историк, кандидат философских наук Александр Маслак. Александр, что вы думаете о приезде британских ученых в Крым?

Маслак: Это типичный пример черной археологии, 298 статья Уголовного кодекса Украины, 5 лет лишения свободы. Украинские правоохранительные органы должны начать уголовное производство. Может быть, наказание в данный момент и невозможно, но позиция должна быть обозначена.

– Достаточна ли реакция украинского государства на происходящее?

Маслак: Не могу судить, насколько достаточна. Но проблема черной археологии с разграблением культурного наследия приобретает катастрофические масштабы. На этом нужно постоянно акцентировать во внешней политике Украины.

– Как вы думаете, реально ли создать экспедицию, которая работала бы на территории в том числе военной базы? Либо это очередная попытка подконтрольной Кремлю администрации Крыма как-то легализировать нынешнее положение полуострова?

Маслак: Думаю, тут может быть взаимный интерес оккупационных, военных властей и археологов. Да, в Британии есть определенный интерес к Викторианской эпохе, Крымской войне, а России интересно получить очередное подтверждение легитимности пребывания ее оккупационных властей в Крыму. Так что они могут пойти на уступки, даже в плане разрешения раскопок на территории воинских частей. ​

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG