Доступность ссылки

По следам расстрелов: крымчане вспоминают о Майдане


Украина отмечает третью годовщину трагических событий, произошедших во время Революции Достоинства. Среди участников митингов в поддержку Евромайдана были и крымчане, которые с начала протестов устраивали акции на полуострове, а также приезжали в Киев на Майдан Независимости. Как сегодня крымские активисты Евромайдана воспринимают события Революции Достоинства? Почему Евромайдан стал оправданием российской аннексии полуострова? Об этом говорят председатель общественной организации «Сила права», член партии Всеукраинское объединение «Батькивщина» Андрей Сенченко, глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров, а также координатор крымского Евромайдана, гендиректор госпредприятия «Национальное газетно-журнальное издательство» Андрей Щекун.

Три дня, с 18 по 20 февраля 2014, стали пиком протестов на Майдане и обозначились массовыми убийствами протестующих. 18 февраля оппозиция объявила мирный марш для поддержки голосования в Верховной Раде за возвращение Конституции 2004 года. Тогда же со стороны улицы Институтской «Беркут» и милиция полностью оцепили правительственный квартал. Законопроект провалили, и в Киеве начались бои. Протестующие забрасывали силовиков брусчаткой и файерами, те отвечали шумовыми гранатами и резиновыми пулями. Виктор Янукович распорядился начать антитеррористическую операцию. Активисты начали жечь шины, чтобы сделать дымовую завесу. Люди оборонялись брусчаткой и коктейлями Молотова. Силовики – оружием, светошумовыми гранатами, в ход пошли даже БТР-ы.

Протестующие заняли здания в центре Киева, где оборудовали штабы и пункты медицинской помощи. В Дом профсоюзов, загоревшийся в ночь на 19 февраля, приносили раненых. Движение метрополитена было полностью остановлено. К утру 19 февраля восстановили временное перемирие, дипломаты начали переговоры. По всей стране прокатились акции протеста. Власть переходит к людям.

Майдан 18-19 февраля. Это было здесь (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:25 0:00

20 февраля на Институтской открыли снайперский огонь по протестующим, люди продолжали гибнуть от пуль. Количество убитых составило более 100 человек. Вечером того же дня депутаты проголосовали за вывод с улиц Киева спецподразделений и правоохранителей в места дислокации. 21 февраля между оппозицией, министрами иностранных дел стран ЕС и Виктором Януковичем были достигнуты договоренности: перевыборы президента и возврат Конституции 2004 года.

СБУ остановила проведение антитеррористической операции, но активисты Майдана требовали немедленной отставки Януковича. 22 февраля Виктор Янукович неожиданно исчез, а позже дал пресс-конференцию из российского Ростова-на-Дону. В стране была сформирована новая временная власть, в марте назначили новую дату выборов президента – 25 мая. За время революции погибло 77 активистов, позже еще 17 ушло из жизни в больницах от полученных травм. Сегодня они известны как Герои Небесной Сотни. Также погибло 19 сотрудников правоохранительных органов. Среди погибших в эти дни был и крымчанин Сергей Кемский из Керчи – его застрелил снайпер на улице Институтской, когда Сергей помогал выносить раненых.

– С нами на связи председатель общественной организации «Сила права», а во время Майдана – член партии Всеукраинское объединение «Батькивщина» Андрей Сенченко. Андрей, как вы думаете, стало ли нам больше известно за прошедшие три года со времен событий Майдана?

Сенченко: К большому сожалению, следствие, которое должно было быть проведено и завершено по горячим следам, не состоялось. У нас модно говорить об отсутствии политической воли. Я бы сказал, воля была, но в других вещах – воля договариваться. Это происходило постепенно, но результат налицо. Олигархи и верхушка украинской власти – с одной стороны, а народ – с другой.

– С недостатком информации связано много мифов вокруг событий Майдана, и во многом они помогали российской пропаганде оправдывать аннексию Крыма – вспомним «поезда дружбы», которых никто в Крыму так и не дождался. Мог ли Киев три года назад дать понять крымчанам, что им ничто не угрожает?

Говорить, что все были тотально зомбированы, не стоит. Если бы не российские штыки, не произошло бы того, что случилось
Андрей Сенченко

Сенченко: В условиях, когда СМИ почти тотально контролировались режимом Януковича, сложно было не только в Крыму и на Донбассе, но и по всей стране адекватно объяснить происходящее. И я вынужден проводить параллели: сейчас происходит то же самое. Власть поэтапно подмяла под себя большинство СМИ и пытается сформировать неадекватное восприятие происходящего, в том числе вокруг Крыма, блокады и позорной торговли на Донбассе. Что касается Крыма, я бы не рассматривал ту ситуацию как тотальный психоз. Да, работали российские спецслужбы и пропагандистская машина. Но 26 февраля я был на том самом известном митинге в Симферополе (митинг под стенами крымского парламента – КР). Я – крымчанин, знаю многих. Я спокойно ходил по городу, общался с людьми. Да, у них было тревожное ощущение. Были вопросы, и они впитывали ответы. Так что говорить, что все были тотально зомбированы, не стоит. Если бы не российские штыки, не произошло бы того, что случилось.

– Была ли в Киеве возможность в условиях хаоса предотвратить появление в Крыму этих российских штыков?

После 26 февраля еще была пара суток сбить темп, показать, что Украина способна и будет сопротивляться нашествию российского спецназа. Но опять момент был упущен
Андрей Сенченко

Сенченко: Важно поминутно изобразить шкалу происходящего. 20 февраля власть Януковича разваливалась, 22-го, когда он сбежал, не было ни министров, ни замов – все бежали кто куда. Власти еще не было. 23 февраля шел процесс подготовки формирования правительства. И до 26-го оставалась возможность для мирной смены власти в Крыму. В первую очередь речь шла о замене премьер-министра (Анатолия Могилева – КР) и спикера крымского парламента (Владимира Константинова – КР), а также силовиков. Но в силу разных причин этого не произошло. Потом, после 26 февраля, еще была пара суток сбить темп, показать, что Украина способна и будет сопротивляться нашествию российского спецназа. Но опять момент был упущен.

– С нами на связи координатор крымского Евромайдана, гендиректор госпредприятия «Национальное газетно-журнальное издательство» Андрей Щекун. Андрей, экс-президент Украины Виктор Янукович утверждал: Украина создала в Крыму такую атмосферу, что крымчане сами захотели присоединиться к России. Насколько всерьез воспринимали крымчане мифы и пропаганду о событиях на Майдане?

Крымчане были пассивны, их сгоняли на митинги против нас. Но о ненависти к Майдану речи не было
Андрей Щекун

Щекун: Такую информационную кампанию проводили местные власти во главе с Могилевым (в то время – премьер-министр Крыма – КР) и Партией регионов, постоянно организовывали массовые митинги против «Евромайдан-Крым». О нас говорили, что мы предатели Крыма, работаем на спецслужбы ЕС и США. Крымчане были пассивны, их сгоняли на митинги против нас. Но о ненависти к Майдану речи не было. Мне кажется, впервые такие разные люди и организации объединились и выходили на акции в поддержку Майдана. В выходные было до 2-3 тысяч людей. И это было добровольно, а на «Антимайдан» в Киев людей сгоняли и везли.

– C нами на связи глава Меджлиса крымскотатарского народа Рефат Чубаров. Рефат-ага, что Майдан означал для крымских татар, ведь они были одной из его важных движущих сил?

Чубаров: Майдан для крымских татар означал надежду на свободное развитие Украины, на восстановление прав крымскотатарского народа. Это было стремление людей к демократии. Потому почти все крымские татары поддерживали идеи Майдана, делали все для защиты этих идей.

– Было ли у вас понимание возможности аннексии Крыма?

Должны были подняться украинские армия и правоохранительные органы. Этого не случилось
Рефат Чубаров

Чубаров: Мы предчувствовали, что могут происходить очень нежелательные для нас события. 18 февраля мы собрали внеочередное заседание Меджлиса и приняли ряд решений, направленных на удержание ситуации в Крыму под контролем. В первую очередь мы предлагали местным органам самоуправления провести расширенные совещания при участии членов Меджлиса, представителей общественности, чтобы избежать захвата власти одной силой. Мы чувствовали, что это может быть Партия регионов, не думали, что это будет Россия. 19 февраля на сессии Верховной Рады мы выступили с заявлением о недопустимости агрессии против людей на Майдане, а 21 февраля крымские татары сами собрались в помещение Меджлиса (в Симферополе – КР), обеспокоенные рядом заявлений Владимира Константинова (спикера крымского парламента – КР) в Москве. Он говорил о том, что Крым может отойти от Киева, если там к власти придет другая сила. Но события развивались так, что Крым оказался на обочине политики центральной власти. Это дало России возможность вторгнуться в Крым утром 27 февраля. У нас было полтора дня на реакцию. Но должны были подняться украинские армия и правоохранительные органы. Этого не случилось.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG