Доступность ссылки

Почему я не затопил свой корабль


Украинские военные в Севастополе, 4 марта 2014 года

Почему не затопили корабли? Вот такой (ничего себе!?) вопросик, «с легкой руки» одного теледеятеля, недавно начал свое сетевое путешествие. Он ‒ своеобразное продолжение не менее сакрального вопроса «Почему не стреляли?». Поэтому речь, как вы догадались, – о крымских событиях трехлетней давности, о которых сегодня кто только не пишет и что только не говорит.

Попробую сейчас поставить себя на место командира, корабль которого был захвачен россиянами в Севастопольской бухте или в озере Донузлав. Так что ‒ он сейчас тоже должент «брать это в голову»? Морской тральщик «Черкассы», большой десантный корабль «Константин Ольшанский», большой разведывательный корабль «Славутич» ‒ экипажи этих и других боевых единиц сопротивлялись до последнего. «Что значит «сопротивлялись»? Это их уставная обязанность», ‒ вспоминаю недавние многочисленные подобного толка комментарии под информацией о начале съемок художественного фильма «Черкассы».

Сопротивления, по мнению некоторых, как выясняется, недостаточно. Им подавай ответ – почему не стреляли, или, на крайний случай, не затопили корабль.

Сопротивления, как выясняется, недостаточно. Им подавай ответ – почему не стреляли

И при этом никого не волнует, что тогда, весной 2014 года (как, собственно, и сегодня) состояние войны не было объявлено, и поэтому каждый командир знал, сколько лет может ему «светить» за порчу государственного имущества. И сейчас «деятелей» не волнует, что на берегу семьи командиров кораблей (командиров ‒ это минимум) оставались фактически заложниками ситуации – командиры знали, что Украинское государство в оккупированном Крыму жен и детей не защитит, даже при всем желании. Как не интересно им и то, что военные моряки до последнего надеялись на возможность сохранения корабля (ведь военный корабль ‒ это территория страны, которой он принадлежит) для национального флота. И кстати: часть кораблей, катеров и судов все же были разблокированы и возвращены Украине. Нет ‒ «затопить».

Так получается, тогда и офицеры, старшины, матросы кораблей ‒ тоже «смалодушничали»?! Неужели они, зная устройство корабля, не могли «открыть кингстоны»? Уже не говоря о том, что «затопить корабль в случае того-то и того...» ‒ такого нет ни в каких руководящих документах.

Берите больше: а чего тогда командир воинской части, в дальнейшем захваченной, прежде не сжег ее, не подорвал здания? Почему это не сделали его подчиненные? Десятки военных городков на Крымском полуострове ‒ и ни у кого из военнослужащих не было спичек?

В кого стрелять ‒ в гражданских, которые стояли в первом эшелоне блокады военных городков под прикрытием снайперов и «зеленых человечков»?

«Почему не стреляли?!» ‒ еще одно, что не устают ставить в вину военным, которые ранее служили в Крыму. В кого стрелять ‒ в гражданских, которые стояли в первом эшелоне блокады военных городков под прикрытием снайперов и «зеленых человечков»? Это во-первых. А во-вторых, не военным и не Вооруженным Силам это надо ставить в вину, а многотысячному отряду украинских правоохранителей, который в то время был в Крыму. Даже АТО, согласно действующему законодательству, проводят правоохранительные структуры, а не Вооруженные Силы. Последние «в теории» привлекаются для охраны аэродромов, баз, хранилищ и т.п. А в Крыму даже не АТО было, а гибридная война.

В конце концов, не стану делать какие-то военные «расклады», говорить о том, что упустили время и тому подобное. Потому что это будет похоже на какое-то оправдание. Вспоминая ту пору, отмечу только: нам говорили «держитесь!». И мы держались. Несколько недель. За этот период никто (несмотря ни на какие обещания, переманивание, угрозы, попытки штурма и т.д.) не перешел на сторону агрессора. Все видели, как флаг Военно-Морских Сил Вооруженных Сил стал символом непокорности. Сегодня, слава Богу, многие понимают, что за те недели страна, благодаря устойчивости военных моряков, смогла оправиться от шока, прийти в себя, а Вооруженные Силы ‒ собраться с немногочисленными в то время силами. Сегодня это все, к сожалению, постепенно забывается.

Ты не изменил, остался верен присяге, вышел из Крыма ‒ этого, как считают некоторые, мало. «Почему вы не затопили корабли, не сожгли военные части, а вы сами ‒ живы?» ‒ это если и утрирование, то незначительное.

Ну затопили, сожгли, погибли, ‒ что дальше? Кто бы сегодня восстанавливал национальные ВМС?

Ну затопили, сожгли, умерли, ‒ что дальше? Кто бы восстанавливал ВМС?

ВМС ‒ это не только корабли, катера и суда. ВМС ‒ это также морская пехота, береговая артиллерия, морская авиация, части специального назначения, оперативного и боевого обеспечения. Из Крыма вышли лишь несколько сотен личного состава войск береговой обороны, но получился, что называется, костяк. Сегодня же у нас в составе ВМС есть полноценные бригады морской пехоты и береговой артиллерии, подразделения которых надежно защищают Мариуполь. А взять морскую авиацию!? Помните героический перелет группы вертолетов и самолетов с уже контролируемого российскими войсками аэродрома в районе города Саки в Николаев? Так вот, морские авиаторы в тот раз верили до последнего, что им удастся сохранить технику для Украины. По логике же «изобличителей» выходит, что им надо было сразу же, как только россияне захватили взлетную полосу, подорвать летательные аппараты по принципу «так не доставайтесь же вы никому!».

Я имею счастье каждый день видеть упорный труд украинских военных моряков по восстановлению боеспособности воинских частей, по строительству флота. Труд людей, которые не просто переехали на новое место службы ‒ которые в Крыму оставили родных и близких, квартиры и имущество. Которые знают, что в ближайшее время их социально-бытовые условия вряд ли существенно улучшатся, и не так скоро поступят на флот новые корабли. Которые без колебаний пошли защищать страну на ее Востоке (и дело далеко не только в представителях войск береговой обороны). Я горжусь этими людьми. И надеюсь, потомки будут помнить о них как о людях, которые остались верными присяге, продолжили развитие флота, а не как о тех, кто «почему-то» не затопил корабли.

Моя личная, не как должностного лица, точка зрения.

Олег Чубук, военный журналист, начальник пресс-центра Командования ВМС Украины

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ




XS
SM
MD
LG