Доступность ссылки

«Демографические войны»: почему крымчане уезжают с полуострова


В Федеральном агентстве по делам национальностей России утверждают, что ни один крымский татарин не выразил желания переехать с полуострова на материковую Украину. В то же время лидер крымскотатарского народа Мустафа Джемилев заявил, что уже порядка 20 тысяч коренных жителей покинули Крым после аннексии. Сколько крымчан на самом деле выехали за последние три года? Об этом говорят сооснователь общественной инициативы «КрымSOS» Тамила Ташева и эксперт Украинского института будущего Игар Тышкевич.

– С нами на связи сооснователь общественной инициативы «КрымSOS» Тамила Ташева. Тамила, сколько людей на самом деле выехало?

Ташева: По статистике украинских властей, из Крыма на материковую часть Украины выехало 27 тысяч человек. Это люди, которые официально являются внутренне перемещенными лицами. Но многие же не зарегистрированы. И, судя по всему, людей из Крыма выехало гораздо больше. В мае 2016-го мы делали запрос в Госпогранслужбу Украины: разница между потоками въезда и выезда из Крыма – более 70 тысяч человек в пользу выезда на материк. Конечно, не факт, что все они остались на материке. Но фактом остается то, что из Крыма выехало куда больше людей, чем говорят украинские пограничники, и уж точно куда больше, чем сообщают официальные российские источники.

Проукраинское население фактически заставляют выезжать – происходит замещение населения
Тамила Ташева

Действительно, около половины – крымские татары. Это 25-30 тысяч человек. Мы периодически мониторим границу и видим, как люди выезжают. Я очень сомневаюсь, что Росстат дает реальную статистику. По нашим данным, на территорию Крыма въехало около 500 тысяч человек, в том числе по различным стимулирующим программам. Но это не официальные данные, и Росстат их вряд ли подтвердит.

– Как вы думаете, продолжится ли отток крымчан с полуострова?

Ташева: Думаю, да. Проукраинское население фактически заставляют выезжать, а приезжают люди из России. Происходит замещение населения. Мы видим уже иной состав населения, чем три года назад. Россия нарушает международное гуманитарное право по замещению населения. И я очень боюсь, что к моменту деоккупация картина очень сильно изменится.

Тамила Ташева
Тамила Ташева

– С нами на связи эксперт Украинского института будущего Игар Тышкевич. В одном из ваших материалов вы охарактеризовали ситуацию с замещением населения в Крыму как «демографические войны». Почему вы прибегли к такой характеристике?

Тышкевич: Вспомним ситуацию 1991 года, когда Украина получила независимость. Уже тогда определенная часть отставников Советской армии выступала против выхода Украины из СССР, одним словом, против ее независимости. Часть людей даже была готова к силовым методам, но лидера не нашлось, политической воли не хватило. Но потом состав населения немного изменился, за исключением Севастополя – и там настроения остались такими же, как и у значительной части российских крымчан.

Идет выдавливание тех, кто может занять проукраинскую позицию, и замещение этого населения лояльными социальными группами
Игар Тышкевич

Первое, что сделала Россия сразу после аннексии, – запустила программу по строительству жилья для военных пенсионеров и военнослужащих. За 2014 год в Крым приехало как минимум 20 тысяч военных пенсионеров. Служебное жилье военнослужащих в статистику не попадает, эти люди не считаются жителями Крыма. Но после выхода в отставку они могут остаться в служебном жилье. И таких тоже не менее 20 тысяч человек. Если посчитать членов семей, то грубо, навскидку, мы получаем уже около 5-7 % населения Крыма, которое появилось из ниоткуда.

Есть еще программа переселения пенсионеров из районов крайнего Севера. По ней тоже переехало довольно много людей. Человек, никогда не имевший достойных условий жизни, получает квартиру в Крыму. По российским понятиям, на курорте. Конечно, этот человек будет чрезвычайно благодарен Владимиру Путину, давшему такую возможность. Конечно, в случае деоккупации этот человек будет крайне резко выступать за то, чтобы Крым оставался в составе России, потому что будет бояться за собственное жилье. Ведь первые заселенные дома были те, что строились для украинских военнослужащих. Их попросту «отжали». Конечно, новые «крымчане» боятся, что придут старые собственники и спросят: а вы тут кто? То же и с крымскими татарами, покидающими Крым. Идет выдавливание тех, кто может занять проукраинскую позицию, и замещение этого населения полностью лояльными социальными группами. Это огромная проблема.

– Как бы вы оценили количество въехавших и выехавших из Крыма?

Тышкевич: По моим оценкам, в целом Крым покинуло около 100 тысяч человек, вместе с военнослужащими. Не менее. А приехало – не менее 50-60 тысяч семей.

– Что делать со всем этим после деоккупации Крыма?

Примерно половина из «новых крымчан» – люди, державшие в руках оружие. Это мина замедленного действия
Игар Тышкевич

Тышкевич: А это большая проблема. Примерно половина из «новых крымчан» – люди, державшие в руках оружие. Они организованны, привыкли выполнять приказы. Это мина замедленного действия. И играть в либерализм будет неэффективно. Можно пойти по пути Чешской республики. Что она сделала в Судетах по возврату собственности немцев, выехавших после 1945? Чехи объявили, что готовы вернуть собственность всем, кроме лиц, которые были в Социалистической рабочей партии. Оказалось, почти все собственники там были. Можно сделать таким же образом: в Крыму могут остаться те, кто не держал оружие на момент оккупации. Будет принудительное выселение тех, кто, по сути, пришел в Крым с оружием – и это нормально. Потому что абсурдно мириться и оставлять у себя оккупантов.

– Что делать сейчас, пока Крым остается под контролем России?

Тышкевич: Как минимум следить и оценивать ситуацию. Увы, Украина проблемой почти не занимается.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...
XS
SM
MD
LG