Доступность ссылки

В конце марта появилась официальная информация о том, что «Сбербанк» продает свою украинскую дочернюю компанию. Означает­ ли это, что банк может прийти в аннексированный Крым? Сколько банк теряет от ухода с украинского рынка и сколько может получить от прихода на полуостров?

Об этом говорим с заместителем главного редактора портала Banki.ru Семеном Новопрудским и экономическим экспертом Борисом Кушнируком.

– С нами на связи заместитель главного редактора портала Banki.ru Семен Новопрудский. Семен, «Сбербанк» продает свои украинские активы. Означает ли это, что его филиалы появятся в Крыму?

Новопрудский: Думаю, нет. «Сбербанк» не менял свою стратегию, предусматривающую активную экспансию на внешние рынки, в том числе европейские. И появление на крымском рынке – это новые санкции.

– В каких странах представлен «Сбербанк»?

Появление на крымском рынке – это новые санкции

Новопрудский: Он активен на турецком рынке. Следы «Сбербанка» можно найти в Чехии. Если говорить о корреспондентских отношениях, это вся Европа и частично США. В ряде стран есть «дочки».

«Сбербанк» хочет быть транснациональным банком – это амбиции главы правления банка Германа Грефа, и они поддерживаются на высшем уровне. А для статуса транснационального банка лучше не иметь санкций больше, чем уже есть. К тому же, выход на крымский рынок вряд ли может быть прибыльным – а в «Сбербанке» очень гордятся уровнем прибыли, формальные бизнес-показатели их волнуют. По крайней мере, волнуют нынешнее руководство, но мы не можем знать, не сменится ли оно. Это же госбанк, он может получить команду выходить на крымский рынок. Но пока глава «Сбербанка» – Греф, вряд ли это произойдет.

– Получается, Крым не способен быть привлекательным рынком для любого российского банка? Специфика ли это именно Крыма, или же вопрос, к примеру, в численности населения?

Новопрудский: Дело не в населении, а в экономическом состоянии региона. Крым – под санкциями, и развивать международное партнерство сложно. В России хватает убыточных регионов. Есть случаи, когда «Сбербанк» закрывал отделения в отдельных городах, потому что деятельность нерентабельна.

Семен Новопрудский
Семен Новопрудский

– Каковы самые реалистичные и болезненные санкции в случае выхода на крымский рынок?

Выход на крымский рынок вряд ли может быть прибыльным

Новопрудский: Санкции США. Потому что это, можно сказать, автоматические санкции всего мира. Даже китайские банки сейчас боятся активно вести дела с российскими банками, находящимися под санкциями. Могут быть штрафы, может быть блокада возможных сделок при покупке дочерних компаний иностранных банков. Штрафы – наиболее разорительная мера. Вряд ли будет полный запрет на привлечение средств, хотя есть ограничения. Но все это болезненно. Не то, чтобы они делали «Сбербанк» беднее, но они принципиально ограничивают его экспансию и желание быть транснациональным банком. А порой удар по престижу больнее, чем по карману.

– То есть крымчанам банковские услуги и дальше будут оказывать российские юридические лица, находящиеся в пятой сотне рейтинга и не представлены в крупных регионах России?

Новопрудский: Пока будет сохраняться такой санкционный режим, в первую очередь в отношениях с США, это будет так.

– Три года с начала войны крупнейшие российские банки сохраняли свои украинские подразделения. Украинский рынок настолько привлекателен, чтобы, несмотря на все риски, сохранять филиалы?

Санкции были все же неожиданными, были надежды на их отмену

Новопрудский: Думаю, в финансово-экономическом смысле он воспринимался как еще один европейский рынок, в широком смысле. Особенно если учесть, что у крупнейших российских банков довольно слабы позиции на бывшем постсоветском пространстве, особенно в азиатской части. Конечно, это было важно и для российской власти. Думаю, на рынке банки оставались, потому что, чтобы уйти, их надо сперва продать. Кроме того, санкции были все же неожиданными, были надежды на их отмену – связанные в том числе с администрацией Трампа.

– С нами на связи экономический эксперт Борис Кушнирук. Борис, какова будет судьба украинских «дочек» российских банков? Будут ли они уходить с украинского рынка?

Кушнирук: Думаю, да, только пока некому продаться. Закрытие банка – это фиксация убытков, причем больших. Россия вообще в плохом положении – отношение со стороны общества к ее банкам негативное, и желание уйти с рынка существует с 2014 года. Но нужно не допустить объявления банкротства, ведь тогда надо закрывать обязательства перед физлицами за счет государства. Думаю, с 2012-го проблемы в банковской системы в Украине нарастали, и существование филиалов в Украине было политической волей со стороны России – она хотела больше влиять на украинскую экономику. Банки с российским капиталом пострадали, поскольку они кредитовали преимущественно предприятия Юга и Востока Украины, сильнее всего пострадавшие в ходе войны и больше завязанные на российский рынок. И сейчас они терпят убытки.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG