Доступность ссылки

Гурзуф против «Артека»: почему исчезают крымские пляжи


Крым, Гурзуф. Иллюстрационное фото

Бывший пляж «Гуровские камни» в Гурзуфе, который был передан детскому центру «Артек», практически уничтожен вместе со всей растительностью на склоне, включая реликтовые деревья и часть архитектурных памятников. Курорт оказался на грани исчезновения.

Как проходит застройка земельного участка? Чем закончились протесты местных жителей? Об этом говорим с ялтинским журналистом и правозащитником Сергеем Сардыко и управляющим партнером Национальной антикризисной группы Тарасом Загородним.

Конфликт между местными жителями и администрацией «Артека» начался два года назад: последний из республиканского превратился в федеральное учреждение. В собственность новая структура получила земельные участки, площадь которых – более 200 тысяч гектаров, с дорогами, частными домами и общественным пляжем. Жители Гурзуфа требовали признать передачу земель незаконной, подконтрольный Кремлю Верховный суд Крыма отказал в удовлетворении апелляции. Жители Гурзуфа также пытались отстаивать свои права на митингах, обращались за помощью к российскому президенту Владимиру Путину. По утверждению ученых, на территории скандального участка находятся несколько памятников археологии, среди них – фундамент средневекового храма. Сегодня на пляже «Гуровские камни» ведутся археологические раскопки. Власти говорят о программе переселения для местных жителей.

– С нами на связи ялтинский журналист и правозащитник Сергей Сардыко. Сергей, каковы масштабы проблемы в Гурзуфе? Видите ли вы пути ее решения?

Сардыко: Идеально, если пляж освободят и откроют доступ жителям. Но пока это невозможно, потому что уже есть определенные юридические решения. Нужны переговоры. Они понемногу идут.

– Насколько вас слышит власть?

Сардыко: Сейчас вызвало резонанс решение главы Крыма Сергея Аксенова для проведения мониторинга заморозить все стройки в большинстве районов (Крыма КР), в том числе Ялте, минимум на месяц, а, возможно, до 1 января. Хорошо, если бы были открытые встречи Аксенова и гендиректора «Артека» Алексея Каспржака в присутствии журналистов, общественников. Сегодня «Артек» подчиняется Министерству образования (России – КР). Две недели назад я был в Москве, пытался попасть на прием к первому заместителю министра. Меня вежливо отфутболили, на прием я не попал. Хотя как гражданин России имею на это право. Диалог с властью, увы, не выстраивается.

– Почему он не выстраивается? Ведь запрос со стороны общественности есть.

Люди постоянно получают отписки. Нас водят за нос
Сергей Сардыко

Сардыко: Это проблема интернациональная, это бюрократизм. Низы не слышат. Потому и происходят протесты, революции. Надеюсь, что предвыборный график Путина будет предусматривать визит в Ялту, и будет возможность задать вопросы. Буквально неделю назад Путин подписал решение о том, что все жалобы в муниципалитеты с 1 июля будут доводиться до сведения администрации президента. Потому что люди постоянно получают отписки. Нас водят за нос. Например, мы неоднократно пытались пообщаться с главой администрации Ялты. Безуспешно.

– Сергей, как жители Гурзуфа сейчас попадают к морю и с каким настроением ждут курортного сезона?

Сардыко: Жители идут на другие пляжи, которые расположены довольно далеко. 28 апреля у нас будет открытое обсуждение вопроса экологических факторов, влияющих на реконструкцию набережной. Но проводится оно не в Гурзуфе, а в Ялте. Почему жители поселка должны ехать в Ялту? И почему обсуждение проводится не в выходной, а в 3 часа дня в пятницу, когда большинство граждан работает? Опять же, чиновники превращают общественные обсуждения в профанацию. Мы будем вынуждены подавать иски. Потому что администрация Ялты не справляется со своими обязанностями и не слышит людей. Что касается Гузуфа, конечно, сезон состоится, отдыхающие будут приезжать. И проблема с тем, что людей много, а пляжей мало, была всегда.

– С нами на связи управляющий партнер Национальной антикризисной группы Тарас Загородний. Тарас, люди в аннексированном Крыму проводят митинги в поддержку политики президента России Владимира Путина, но это никак не помогает решить проблему в Гурзуфе. Люди готовы приходить на акции, общественные слушания, судиться, но не более того – и все эти действия неэффективны. О чем это говорит?

В Российской Федерации более жесткие законы, на протесты и слушания обращать внимания не будут – сделают так, как нужно чиновникам и бизнесу
Тарас Загородний

Загородний: Митинги в поддержку России – это такая страусиная практика. Когда есть добрый царь и плохие бояре, которые правят на местах. Такие митинги и общественные слушания ничего не дадут. В Российской Федерации более жесткие законы, на протесты и слушания обращать внимания не будут – сделают так, как нужно чиновникам и бизнесу. Это в Украине можно было протестовать и как-то влиять на власть. Конечно, украинские чиновники тоже хотели бы забрать себе пляж. Но было давление местных жителей, и власть была вынуждена на это реагировать. В России такого просто не будет. А в случае сопротивления есть законные основания правоты власти. Это уже проходили при подготовке к Олимпиаде в Сочи и приняли закон, суть которого в том, что, если очень нужно, можно изымать частную собственность по бросовым ценам. Этот закон продолжает действовать по всей Российской Федерации, и его будут применять.

Тарас Загородний
Тарас Загородний

– Крымчане не привыкли к такому обращению. Акции, которые они проводят, безуспешны. Чего не хватает крымчанам, чтобы их заявления о проблемах и собственных правах были услышаны?

Загородний: Как можно протестовать в концлагере? Увы, в такой ситуации не существует методов давления. Возможно, дело в том, что ментально крымчане все же ближе к украинцам, чем к россиянам, и пока живут в украинской реальности, не совпадающей с тем, что царит вокруг.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG