Доступность ссылки

В Одессе почтили память жертв трагедии, произошедшей в Доме профсоюзов​ 2 мая 2014 года. Тогда погибло 48 человек и пострадали около 200. Российская пропаганда называет это «одесской Хатынью» и спекулирует на трагедии.

2 мая на марш футбольных фанатов и проукраинских сил в центре Одессы напали пророссийские активисты с огнестрельным оружием. Были убиты 6 участников марша. Проукраинские демонстранты собрались на новую демонстрацию и двинулись на площадь Куликово поле, где находился палаточный лагерь пророссийских активистов. Пророссийские силы и их сторонники укрылись в Доме профсоюзов. Обе стороны бросали друг в друга бутылки с горючей жидкостью. Возник пожар. В результате пожара и применения пророссийскими активистами огнестрельного оружия погибли 42 человека с обеих сторон конфликта. Ранения получили около 200 человек.

«Дело 2 мая» расследуют до сих пор. Сейчас им занимается новая следственная группа из 10 следователей и 5 оперативников. Это уже третий состав. Подозреваемых – 14 человек, они находятся в розыске. Генпрокуратура сообщила о подозрении экс-руководителю управления МВД Украины в Одесской области Петру Луцюку в служебной халатности. 2 мая 2014 года милиция фактически самоустранилась от выполнения обязанностей обеспечения общественного порядка. В финансировании одесских сепаратистов, беспорядков в городе и захвата облсовета подозревается советник президента России Сергей Глазьев.

Как переосмысливают трагедию одесситы? Почему трагическое событие использовали для пропаганды в российских СМИ? Об этом говорим с координатором в общественной комиссии «Группа 2 мая» Татьяной Герасимовой, экс-советником главы Одесской ОГА Зоей Казанжи и руководителем Одесского кризисного медиацентра Аленой Балабой.

– На связи координатор общественной комиссии «Группа 2 мая» Татьяна Герасимова. Татьяна, как проходят суды по этому делу?

Герасимова: Все зависит от того, какой обвинительный акт предъявила прокуратура в суд. По делу, о котором перед 2 мая так бурно рапортовали, суд проходит очень тяжело: обвинительный акт очень политизирован, обвинение неконкретно, прокуратура затрудняется предъявить в суд доказательство участия 20 антимайдановцев в организации беспорядков. Активисты бесконечно блокируют заседания, чтобы не дать судьям выпустить «зеленых человечков» из-под стражи.

Суд по экс-начальнику главного управления МВД в Одесской области Луцюку более продуктивен. Луцюк приезжает на заседания и исправно выполняет свои процессуальные обязанности.

Главное дело по массовым беспорядкам, на наш взгляд, расследуется крайне неэффективно

Еще один процесс идет по сотрудникам МЧС, выполнявшим преступный приказ своего начальника и не выпустившим машины вовремя тушить пожар в Доме профсоюзов. Начальник этих сотрудников, экс-глава управления Госслужбы Украины по чрезвычайным ситуациям в Одесской области Владимир Боделан, отдавший преступный приказ, фигурирует как подозреваемый. Его выпустили из страны, затем объявили в розыск, заочно избрали меру пресечения – взятие под стражу. Но это смешно и нелепо. Потому что Боделан живет в Барселоне, не скрывается и сообщает, что занимается спортивным бегом. Главное дело по массовым беспорядкам, на наш взгляд, расследуется крайне неэффективно. В 2016-м была реальная подвижка, но занимавшаяся делом оперативно-следственная группа была вынуждена уволиться. И вновь зашевелились только перед годовщиной трагедии, потому что надо держать ответ.

– Понес ли кто-то ответственность три года спустя?

Герасимова: Понести ответственность можно лишь по решению суда. Ни один процесс еще не завершен. И ответственности пока никто не понес. Я наблюдаю 6 процессов, но их намного больше.

– Что думают родственники погибших и пострадавших?

Ни один процесс еще не завершен. И ответственности пока никто не понес

Герасимова: Погибло 48 человек, их родных очень много, все они разные. Есть люди с выраженной пророссийской позицией – они не слишком хотят общаться с нашей группой. Они участвуют в информационной войне, бывают на российских телеканалах. Общаемся мы с семьей Игоря Иванова и адвокатами, представляющими интересы его родственников. Они получили статус потерпевших по делам Луцюка и МЧС. Суммарно они будут требовать около 6 миллионов гривен от того, кто будет признан виновным. Они нацелены на то, чтобы наказать государство Украина за бездеятельность 2 мая 2014 года. Один из исков передан в Европейский суд по правам человека.

– С нами на связи экс-советник главы Одесской ОГА Зоя Казанжи. Зоя, что сейчас происходит в Одессе, каковы настроения людей?

День 2 мая – этакий реванш обеих сторон, ситуация, не добавляющая покоя и стабильности в Одессе

Казанжи: В этом году все прошло спокойно. Конечно, ко 2 мая все стороны конфликта готовились активно, и вопрос безопасности был главным. Думаю, еще много лет мы в этот день будем говорить прежде всего о безопасности. Потому что теперь 2 мая – этакий реванш обеих сторон, ситуация, не добавляющая покоя и стабильности в Одессе. В то же время, этот день становится сакральной датой – опять же, для обеих сторон. Для украинских патриотов это повод говорить о том, что 2 мая было днем спасения Одессы, не дало повториться Донецку и Луганску. Кстати, многие родные пострадавших в своем горе теперь не дают себя использовать, не участвуют в митингах на Куликовом поле. Потому что политические силы используют эту тему в своих интересах.

– Как влияет на настроения людей факт, что расследования по делам «2 мая» до сих пор не завершены?

Фото и стримы шли на весь мир, и все это было названо «Одесской Хатынью»

Казанжи: Эта манипуляция вызывает много вопросов у всех. Одессу может успокоить называние всех вещей своими именами. К слову, «Группа 2 мая» проделала колоссальную работу и ответила одесситам на много вопросов. Город должен знать правду. Знать, почему 3 мая 2014-го, когда обязанности главы горсовета исполнял нынешний советник мэра Олег Брындак, город так быстро «зачистили» и убрали. Две недели Дом профсоюзов был открыт, туда ходили все кому не лень, фото и стримы шли на весь мир, и все это было названо «Одесской Хатынью».

– Зоя, буквально накануне телекомпания «Крым» выпустила сюжет о годовщине трагедии 2 мая. Он сделан полностью в духе российской пропаганды: фашистская оккупация, отсылки ко Второй мировой, украинские нацрадикалы, якобы препятствующие акциям памяти, разъезжающие по городу БРТ-ы. Имеет ли это что-то общее с реальностью?

Казанжи: Конечно, нет. К слову, черные траурные шарики, вчера замеченные в Одессе, фигурировали и в Москве на акции памяти жертв в Одессе, как это называют. Знаете, если бы 2 мая не было, его следовало бы придумать. Потому что более всего оно выгодно кремлевским пропагандистам. Мы понимаем, как пристально Россия отслеживает ситуацию в Одессе.

– С нами на связи руководитель Украинского антикризисного медиацентра в Одессе Алена Балаба. Алена, что вы можете сказать по поводу того, как трактуют для крымчан события в Одессе? Для чего это делается?

Нас пытаются представить орками, убивающими за русский язык, за взгляды

Балаба: Это дегуманизация. Нас пытаются представить орками, убивающими на каждом шагу за русский язык, за взгляды. Чтобы к нам не было жалости, чтобы нас не воспринимали как нормальных людей. И это работает. Это было в нацистской Германии, когда монстрами представляли евреев. В СССР, когда таковыми были все неугодные власти. Политика ненависти продолжает жить в российской пропаганде. Тут нет ничего нового. Есть враг – «украинские националисты», как они о нас говорят.

– Можно ли этому противодействовать?

Балаба: Только правдой. Поймите, тот же Антимайдан кошмарил Одессу, издевался над городом с января 2014 года. Он не возник внезапно перед 2 мая и не стал невинно пострадавшими, как это пытаются представить. Активно поддерживал тогдашнего главу ОГА Скорика – который, кстати, в Крыму во времена Виктора Януковича сидел в Совете министров. И вел к «русскому миру» Крым. А Одессу туда благодаря людям не пустили.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG