Доступность ссылки

3 мая отмечается Всемирный день свободы прессы. Ранее, в апреле, американская правозащитная организация Freedom House опубликовала отчет, в котором Крым оказался в пятерке худших территорий мира по показателю притеснения журналистов – между Узбекистаном и Кубой.

Во Всемирный день свободы прессы в Крыму должно было пройти заседание по делу журналиста, автора Крым.Реалии и ряда других украинских СМИ Николая Семены. Весной 2016 года ФСБ России возбудило против него уголовное дело и запретило ему выезжать за пределы Крыма. 67-летнему журналисту грозит до 5 лет лишения свободы за публикацию, в которой он назвал Крым территорией Украины. Заседание суда перенесли на 10 мая из-за неявки свидетеля обвинения, что сам Семена считает симптоматичным и уверен: свидетель не сможет подтвердить свои показания.

Репрессируют и тех, кто освещает процессы против российских властей: время от времени им приходится делить с активистами автозаки. Не раз задерживали украинского журналиста Тараса Ибрагимова, который освещал рейд на центральном рынке Симферополя. Уголовные дела по новой статье, за призывы к сепаратизму, завели на журналистов Анну Андриевскую и Андрея Клименко, которые покинули Крым после аннексии. Выехать пришлось и целым редакциям. Переселенцами стали Центр журналистских расследований, «Черноморка», BlackSeaNews, крымскотатарский телеканал ATR – они теперь вещают из Киева. Тем временем, российские власти Крыма заявляют о разнообразии СМИ. Украинские телеканалы в Крыму отключены, доступ к интернет-ресурсам ограничивают. Интернет-провайдеры регулярно блокируют доступ к сайту Крым.Реалии, также в списке нежелательных – «Цензор.нет», «Украинская правда», «Историческая правда», «Громадське радіо», «15 минут» и другие ресурсы.

Что происходит с журналистикой на аннексированном полуострове? Насколько крымчане осведомлены о происходящем из материалов СМИ? За что задерживают и судят крымских журналистов? Как ситуация со свободой слова в России распространяется на Крым? Об этом говорим с членом Крымской правозащитной группы Ириной Седовой, корреспондентом Радио Свобода Антоном Наумлюком и российским публицистом Игорем Чубайсом.

– С нами на связи член Крымской правозащитной группы Ирина Седова. Ирина, Крым получил непочетное четвертое место в антирейтинге Freedom House. О чем это говорит?

Седова: О том, что российские оккупационные власти делают все, чтобы уничтожить остатки свободы слова в Крыму. Освещение происходящего на полуострове им не выгодно – ведь это грубейшее нарушение прав человека. Чем больше журналистов работает, тем больше знает мировая общественность. Оккупанты хотят ограничить информацию любыми способами, и давление на журналистов и активистов – беспрецедентно.

– Какова динамика статистики нарушений прав журналистов?

Оккупанты хотят ограничить информацию любыми способами, давление на журналистов и активистов – беспрецедентно

Седова: Нарушений прав журналистов стало меньше, но лишь потому, что журналисты покидают Крым. Политика оккупационной власти – любым способом выдавливать журналистов с полуострова или запугивать их, чтобы они перестали писать. И сейчас очень мало кто отваживается освещать политические репрессии или нарушения прав человека.

Ирина Седова
Ирина Седова

– Если все журналисты, готовые писать на острые темы, выедут или перестанут освещать нарушения прав человека, Россия сможет отрицать сами факты таких нарушений?

Седова: Конечно. Потому сейчас мы берем информацию о нарушениях прав не только из открытых источников, от журналистов, но и от мониторов, которые никак себя не проявляют и продолжают собирать информацию. И журналисты, активисты обязательно должны ездить в Крым, освещать происходящее. Говорить не только о нарушениях политических прав, но и о хозяйственных проблемах, о жизни полуострова в целом, чтобы внимание к Крыму не ослабевало. Чем больше о нем говорят, тем меньше шансов у власти добить свободу слова и активизм на полуострове.

– Как вы думаете, важна ли для крымчан свобода слова?

Чем больше говорят о Крыме, тем меньше шансов у власти добить свободу слова и активизм на полуострове

Седова: Мы не можем говорить о всех крымчанах. Думаю, свобода слова важна, просто не все это понимают – и начинают понимать, когда это касается лично их. Однако это одна из основополагающих ценностей для всех. Нет журналистов, которые могут освещать происходящее – значит безнаказанно схватить, пытать, посадить в тюрьму могут кого угодно.

– Насколько действенна работа журналистов по освещению происходящего в Крыму, насколько она может повлиять на ситуацию?

Седова: Она очень важна. Пусть даже журналисты и не влияют прямо, а фиксируют происходящее. И далеко не всегда их работа опасна. Но для нас, правозащитников, важны любые крохи информации в публичном пространстве. Они позволяют нам доносить происходящее до мирового сообщества, усиливать санкции против тех, кто нарушает права человека.

– С нами на связи корреспондент Радио Свобода Антон Наумлюк. Антон был удостоен Международной премии норвежского Фонда свободы самовыражения и немецкой ZEIT Foundation за освещение процессов над жителями Крыма, украинскими политзаключенными и крымскими татарами. Антон, ощущаете ли вы День прессы как праздник или скорее чувствуете себя под прицелом?

Наумлюк: Мне сложно ощущать это как праздник – особенно если учесть, сколько журналистов в России отдали свободу и жизнь за то, чтобы освещать происходящее как есть. Это скорее напоминание о том, что мы все делаем правильно, что это необходимо. Ведь мы зачастую не видим результата, только информируем, а этим уже пользуются правозащитники, гражданское общество, политики. Но без работы журналистов у них бы не было материала для работы.

Антон Наумлюк
Антон Наумлюк

– Насколько, на ваш взгляд, у крымчан есть голод к правдивой объективной информации? Могут ли они его удовлетворить?

Наумлюк: Крымское общество очень разнородно – как и любое. Кому-то нужна объективная разнообразная информация, а кто-то довольствуется телевизором. Вообще сложно говорить о запретах в эпоху интернета – даже пожилое население, которое хочет альтернативной информации, давно научилось обходить запреты и черпать ее в сети. Наверное, объективной информации хотят прежде всего те, кто сталкивается с несправедливостью, ложью, в том числе в российских СМИ.

– Вы писали о том, что на судах над активистами и крымскими татарами в Крыму почти не встречаете местных журналистов, а основным источником информации стали соцсети. Так ли это сейчас?

На заседаниях по делу «Хизб ут-Тахрир» местных журналистов не увидишь – от таких дел стараются держаться подальше

Наумлюк: Да. Местных журналистов я мало видел – они приезжали разве что на громкие процессы, вроде дела журналиста Николая Семены. Это событие из ряда вон выходящее даже для России. Изредка кто-то приезжал на дело Ахтема Чийгоза – когда в качестве свидетеля выступал российский глава Крыма Сергей Аксенов. На заседаниях по делу «Хизб ут-Тахрир» местных журналистов не увидишь, от таких дел стараются держаться подальше.

– Есть ли еще запретные темы в крымских СМИ?

Наумлюк: Я не очень хорошо слежу за хозяйственной и экономической журналистикой, за социальной сферой в Крыму. Но есть несколько спецкоров, например, Иван Жилин от «Новой газеты». Он – один из немногих, кто независимо пишет о захватах побережья. Такие хозяйственные споры – не что-то уникальное крымское. Конечно, во многих регионах власти используют свой ресурс и давят на мешающие им СМИ. Но в Крыму нет СМИ, готовых независимо писать о таких вещах – или они очень уж незаметно работают.

– С нами на связи российский философ и публицист Игорь Чубайс. Игорь, часто говорят, что права на свободу слова, информации – фундаментальны. А насколько это право сегодня востребовано?

Самое тяжелое испытание – не когда нет денег, а когда человек не может свободно мыслить, высказываться

Чубайс: Это право крайне востребовано в самых разных ситуациях и смыслах. Задержания, аресты – реальность не только Крыма. Это происходит по всей России. Первое, что я делаю, узнав, что мой товарищ задержан полицией, – сообщаю об этом как можно шире. Чем больше людей узнают о преследовании, тем сильнее поддержка, тем сложнее осуществлять политический произвол. Вся история страны после 1917 – это борьба за свободу, попытка лишить нас свободы. Самое тяжелое испытание – не тогда, когда нет денег. А тогда, когда человек не может свободно дышать, мыслить, высказываться. Я думаю, пропаганда ставит целью создать иллюзию, что человек все знает, что он информирован, что его суждения обоснованы. Потребность в информации есть всегда, но иногда власти удается создать иллюзию, что эта потребность реализована. Социология показывает, что люди отличаются не столько по месту проживания, полу, доходу, сколько по уровню образованности. Чем выше уровень образования, тем сильнее запрос на новые знания и свободу слова.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG