Доступность ссылки

Россиянин Руслан Мейриев судится с Миграционной службой Украины из-за отказа в предоставлении ему статуса беженца. В России его обвиняют в причастности к организации, признанной на территории этой страны террористической. Правозащитники опасаются, что Украина может выдать Мейриева на запрос российских спецслужб. В таком случае, по их словам, мужчине грозит опасность пыток и смерти.

Первое заседание по этому делу состоялось 11 мая в Киеве. Истец Руслан Мейриев пришел в суд на костылях. Ему недавно сделали операцию, и сейчас мужчина проходит лечение. Рассказывает, что состояние здоровья ухудшилось во время пребывания в СИЗО в Запорожье.

В феврале его отпустили на поруки депутата украинского парламента и председателя Меджлиса Рефата Чубарова из-под экстрадиционного ареста.

Россия просила украинскую прокуратуру выдать Мейриева, объявив его в международный розыск через Интерпол по подозрению в участии в организации, которая признана там террористической. Но сам он утверждает: речь идет о преследовании за религиозную принадлежность.

Если я провел здесь год в СИЗО, и теперь за два месяца поменял три больницы, то не думаю, что я там долго продержусь
Руслан Мейриев

«Возьмем пример Крыма. За всю историю, пока полуостров был в Украине, не произошло ни одного теракта. А теперь людей обвиняют в терроризме по тем же статьям, что и меня, и дают им 15, 18, 25 лет на ровном месте. Если я провел здесь год в СИЗО, и теперь за два месяца поменял три больницы, то не думаю, что я там долго продержусь», – говорит Руслан Мейриев.

По словам мужчины, когда он жил в Ингушетии, знакомые предупредили, что им интересуется ФСБ. Сейчас некоторые из этих людей бежали из страны, получив политическое убежище в Финляндии и Франции, и проходят по его делу как свидетели, говорит Мейриев.

Тогда, по словам мужчины, он поехал в Египет, а затем переехал в Крым, где женился. Сейчас у Мейриева трое маленьких детей. После аннексии полуострова Россией он вместе с семьей переехал сначала в Винницу, а затем в Запорожье, где его и задержали сотрудники СБУ.

В Государственной миграционной службе Украины вероятную опасность для Руслана Мейриева на родине отрицают. Представитель ГМС на суде Андрей Яроменко так объясняет позицию ведомства: «Истец отмечает, что покинул страну происхождения – Российскую Федерацию – из-за преследования по мотивам религии и расы. Подтверждений каких-либо документальных, что он находится в какой-то организации, принимает какое-то участие в забастовках, нет в материалах дела, то есть это не подтверждается».

Официального статуса беженца он не получал, он обратился за этим статусом только после задержания
Татьяна Ромоданова

Яроменко также заявил на суде, что у Мейриева был статус беженца в Украине до 2015 года, но когда он переехал из Винницы в Запорожье, не продлил удостоверение, поэтому в предоставлении там убежища ему отказали.

Однако Руслан Мейриев и его адвокат Татьяна Ромоданова после заседания сказали Радіо Свобода, что речь шла о виде на жительство, на которое он, как женатый на гражданке Украины, имел право.

«Официального статуса беженца он не получал, он обратился за этим статусом только после задержания Службой безопасности», – пояснила Ромоданова.

Выслушав позиции сторон, коллегия судей предложила перейти к письменному производству. Поэтому решение суд будет принимать на основе уже предоставленных материалов.

Известно об 11 делах о вероятной экстрадиции в Россию мусульман – Захаров

По словам правозащитника Бориса Захарова, что еще рано говорить о том, что Руслан Мейриев находится в безопасности – его все еще могут выдать российским силовикам. С одной стороны, согласно конвенциям, которые ратифицировала Украина, у нее есть обязанности выдавать уголовных преступников по требованию других стран. Но с другой – в России нередки случаи сфабрикованных дел, говорит Захаров.

Россия практикует против мусульман северного Кавказа такие вещи – она обвиняет их в терроризме
Борис Захаров

«Мы видим по истории с Яценюком, Клихом и Карпюком, как в России фабрикуются дела. Там ничего не стоит пытать одного человека, чтобы он признал другого человека виновным в абсолютной ерунде. В последнее время Россия практикует против мусульман северного Кавказа такие вещи: она обвиняет их в терроризме, а если человек проживает за границей – то в участии этого человека в незаконных вооруженных формированиях, а именно – Сирии, что противоречит интересам Российской Федерации», – отметил правозащитник в комментарии Радіо Свобода.

Борис Захаров
Борис Захаров

По данным Харьковской правозащитной группы, с 2014 года по таким обвинениям России выдали двоих людей.

Этим людям грозят пытки, жестокое обращение, возможно, и смерть
Борис Захаров

«Сейчас мы ведем шесть дел, а всего в отношении лиц, против которых есть такие обвинения со стороны России, их одиннадцать. Мы настаиваем на том, что этим людям грозят пытки, жестокое обращение, возможно, и смерть. Часто такие люди исчезают бесследно. На основании этого мы требуем от Государственной миграционной службы предоставить им статус беженца или дополнительную защиту», – говорит Борис Захаров.

Мы либо воюем, либо сотрудничаем – Логвинский

Украинские силовики мотивируют выдачу российским коллегам людей тем, что те иногда выдают преступников Украины. Но и со стороны России выдают далеко не всех, замечает заместитель председателя парламентского комитета по правам человека Георгий Логвинский.

«Пусть нам Януковича выдадут», – предлагает он.

По мнению депутата, нужно определиться, как оценивать Россию в этом контексте.

Мы не имеем права передавать его агрессору – мы или воюем, или сотрудничаем
Георгий Логвинский

«У нас есть определенное понимание, что в России нет справедливого суда, в России есть пытки – и это основания, чтобы мы не выдавали никого. Например, в отношении господина Мериева: он разыскивается по той же статье, что и Рефат Чубаров и Мустафа Джемилев. Если мы считаем, что человек не достоин быть на территории Украины, то мы можем выдворить его с территории страны, мы не обязаны давать убежище, если это какой-то убийца, сбежавший на территорию Украины. Но даже его, по моему мнению, мы не имеем права передавать агрессору – мы или воюем, или сотрудничаем», – отметил Логвинский в комментарии Радіо Свобода.

Георгий Логвинский
Георгий Логвинский

Однако по мнению Бориса Захарова, в таком случае может возникнуть угроза, что российские уголовники будут пытаться скрываться в Украине.

Что касается ситуации со статусом беженца, то в 2016 году в Украине зафиксировали рекордно низкое количество обращений искателей убежища, отмечает координатор проекта «Без границ» Максим Буткевич.

«В предыдущие годы в среднем было до тысячи-полторы заявлений в год. В 2016 году это было 656 заявлений – то есть можно говорить о падении этого количества почти вдвое. С другой стороны, по отдельным группам граждан Российской Федерации есть положительная динамика. Потому что из этого количества было 10% россиян – то есть чуть более 60 человек, и 19 получили ту или иную форму убежища: или статус беженца, или дополнительную защиту», – говорит Буткевич.

Максим Буткевич
Максим Буткевич

Однако, по его словам, многие россияне просто решают не подаваться на статус беженца, учитывая негативный опыт своих соотечественников. Кроме того, по мнению Максима Буткевича, беспокойство вызывают случаи выдачи в Россию мусульман – в частности он вспоминает, как в прошлом году ​Аминат Бабаеву выдворили ​в Дагестан.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG