Доступность ссылки

Люблинский суд Москвы удовлетворил иск российского миллиардера Алишера Усманова к основателю фонда борьбы с коррупцией Алексею Навальному о защите чести и достоинства. Поводом стал опубликованный два месяца назад фильм-расследование оппозиционера «Он вам не Димон» о незадекларированной недвижимости премьер-министра России Дмитрия Медведева. Суд обязал Алексея Навального удалить фильм из интернета.

В фильме «Он вам не Димон» идет речь в том числе о рублевской усадьбе Дмитрия Медведева в Подмосковье стоимостью около 5 миллиардов рублей. По версии авторов фильма, ее российскому премьеру и «подарил» Алишер Усманов – что расценивается как коррупционный риск. Формально имущество Медведева принадлежит сети благотворительных и некоммерческих фондов, организованных его доверенными лицами и родственниками. Эти фонды получают пожертвования от олигархов и банков под госконтролем – и тратят средства на покупку и поддержку дворцов, яхт, виноградников в России и за рубежом, в том числе в итальянской Тоскане.

Почему именно Алишер Усманов, а не Дмитрий Медведев отреагировал на появление фильма? О чем это говорит? Возможны ли сегодня антикоррупционные протесты в Крыму?

Об этом говорим с российским оппозиционным политиком Ольгой Курносовой и крымским общественным активистом, сторонником Алексея Навального Алексеем Ефремовым.

– С нами на связи российский оппозиционный политик Ольга Курносова. Ольга, какова вероятность, что в ситуации с фильмом «Он вам не Димон» сработает «эффект Стрейзанд» – когда при попытках ограничить распространение информации она расходится лавинообразно?

Курносова: У фильма и так огромное количество просмотров для российского сегмента интернета – уже десятки миллионов. Так что «эффект Стрейзанд» будет не так уж заметен. Вопрос в другом. Есть 10 дней, чтобы подать апелляцию. Скорее всего, Фонд борьбы с коррупцией ее подаст. Так что еще не вечер. И решение об удалении фильма еще не вступило в законную силу. Мы будем продолжать говорить о коррупции в российской власти. И очень хорошо, что Алексей Навальный привлекает внимание к этим вопросам. 12 июня, в День России, заявлена новая антикоррупционная акция. Так что суд лишь подогревает интерес к ней.

Ольга Курносова
Ольга Курносова

Что происходит в России после выхода фильма «Он вам не Димон»?

Курносова: Алексей Навальный прекрасно построил кампанию по взаимодействию с обществом, коммуникацию с молодежью. Помимо фильма, он дал несколько интервью топовым молодым блогерам – не политическим, а тем, кто, к примеру, занимается геймингом и имеет милионную молодежную аудиторию. Это каналы, на которых политики раньше нечасто появлялись. Талантливое построение коммуникации и дало столь широкий охват.

Хотелось бы напомнить, откуда название «Он вам не Димон». Дмитрий Медведев – популярный персонаж интернет-мемов, и как раз в интернете он получил прозвище Димон. На одной из пресс-конференций пресс-секретарь Медведева возмущенно сказал: «Он вам не Димон!». Это абсолютный мем, который и лег в название фильма. А молодежь очень хорошо реагирует на современную подачу материала.

Но нужно разделить сам фильм, подачу материала и историю с Усмановым, представляющую отдельный интерес. Это неожиданно – олигарх, пятая строчка в рейтинге богатейших людей в России неожиданно становится видеоблогером. Ему, к слову, принадлежит российский интернет, принадлежит соцсеть «Вконтакте» и еще много чего. Увы, если говорить о судебном деле, у Навального есть шероховатости в фильме – в том, что говорил сам Алексей об Усманове. Например, история об изнасиловании – документальных свидетельств нет, и Навальный очень долго не хотел признать, что это ошибка. Все же, с юридической точки зрения, надо работать чуть точнее. Тогда стороне Усманова было бы сложнее зацепиться и выиграть суд.

– Почему именно Усманов стал отвечать Навальному, подал иск? Почему не основной фигурант расследования – Дмитрий Медведев?

Курносова: Ну, он (Медведев – КР) ограничился комментарием, что фильм сделан по принципу компота. Как-то любят у нас гастрономические темы – то компот, то Крым с бутербродом сравнят. Но с Усмановым более-менее понятно: Кремлю выгодно отвлечь внимание общественности от дуэли Навальный-Медведев, подсунув дуэль Навальный-Усманов. Вопрос в том, почему Усманов не ограничился подачей иска в суд, а вышел в публичную, сложную для себя сферу. Тем, кто видел видеообращение Усманова, очевидно: ему очень тяжело говорить перед камерами. И к кому обращается Усманов? Не к власти – к российскому обществу. И это ново. С чего вдруг олигархам, построившим состояние исключительно на взаимодействии с властью, на которых лежит большая ответственность за существующий в сегодняшней России строй, начинать говорить с обществом?

– С нами на связи крымский общественный активист, сторонник Алексея Навального – Алексей Ефремов. Скажите, насколько комфортно в Крыму бороться с коррупцией? Оказывают ли на вас давление?

Сейчас наша основная задача – отбиваться от судов, исков, которые на нас навалились

Ефремов: Мы с единомышленниками ведем не столько антикоррупционную, сколько протестную деятельность. Сейчас наша основная задача – отбиваться от судов, исков, которые на нас навалились просто потому, что мы немного подняли голову и начали говорить о проблеме, о том, чтобы выйти на улицу, проводить единичные пикеты. Сейчас власти пытаются перехватить антикоррупционную повестку. По радио, на остановках общественного транспорта активно крутят антикоррупционную социальную рекламу. Проводятся опросы общественного мнения: видят ли люди позитивные изменения, как бы проголосовали, будь сейчас референдум, вышли бы люди на протестные акции? Изучают настроения прежде всего среди молодежи. Кажется, местная власть озадачена, в том числе после акций в России, и пока не знает, что с нами делать.

Алексей Ефремов
Алексей Ефремов

– Собираетесь ли вы выходить на акцию 12 июня, в День России?

Ефремов: Мы с ребятами пришли к выводу, что не все готовы отсидеть 10 суток. В Крыму активность сейчас затихает: курортный сезон, у студентов – сессии, дипломы. Параллельно идет много других мероприятий. Нам бы банально не согласовали и не дали провести акцию. И уже сейчас нами очень интересуется Центр по борьбе с экстремизмом. Нас будут «закрывать» еще до акции, на подъездах к ней, как уже бывало раньше.

– Ольга, как вы думаете, действительно ли власти боятся, и в Крыму проводить антикоррупционные акции сложнее, чем в регионах России?

Курносова: Это естественно, в Крыму же полицейщина на марше еще активнее, чем в России. Мы видим, как прессуют крымских татар, сколько открывают уголовных дел. Протестовать в Крыму гораздо сложнее, чем в Москве. Гораздо сложнее потом правозащитникам попасть к задержанным. Почти так же сложно, как в Чечне.

– Насколько конфликт между Навальным и Усмановым обратил внимание Кремля на блогосферу как альтернативу телевидению? Ведь это один из немногих доселе неподконтрольных власти каналов коммуникации?

Тираны могут расслабиться – ограничить распространение информации им не удастся

Курносова: На блогосферу, на самом деле, обратили внимание давно – с того момента, как соцсети стали использовать для мобилизации граждан на акции протеста, которые привели к сменам власти. Попытки ограничить интернет предпринимаются с некой периодичностью. Но инструментально ограничить интернет по примеру Китая достаточно сложно. Панику «интернет завтра закроют» я не разделяю. Кроме того, такие действия лишь выведут на улицу молодежь, привыкшую проводить досуг онлайн. И события могут развернуться самым неприятным для власти образом. Гугл вообще обещает через несколько лет бесплатный интернет с покрытием по всей планете. Так что тираны могут расслабиться – ограничить распространение информации им не удастся.

(Над текстовой версией материала работала Галина Танай)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG