Доступность ссылки

Запретить интернет: смогут ли в России заблокировать анонимайзеры?


©Shutterstock

В России предлагают запретить анонимайзеры и VPN – программы, которые позволяют обходить блокировку сайтов. Соответствующий законопроект зарегистрировали в Госдуме. Авторы документа считают, что российская система блокировок «недостаточно эффективно» препятствует распространению запрещенной информации и экстремистских материалов.

Можно ли запретить анонимайзеры и что это будет значить для россиян? Об этом в эфире Радио Крым.Реалии рассказывают директор российского аналитического агентства «Точка отсчета» Михаил Климарев и специалист по кибербезопасности Никита Кныш.

– Михаил, насколько реально запретить анонимайзеры с технической точки зрения?

Климарев: Я затрудняюсь сказать, потому что технически это запретить невозможно. Любой интернет-ресурс может быть анонимайзером: именно так он устроен, именно так он разрабатывался. Запретить анонимайзер – значить запретить полностью весь интернет.

– То есть с технической точки зрения тот законопроект плохо проработан или он просто безграмотен?

Запретить анонимайзер – значить запретить полностью весь интернет
Михаил Климарев

Климарев: Он абсолютно безграмотен. Попытаюсь объяснить. Каждый компьютер, чтобы передать информацию в интернет, снабжают специальным номером, который называется IP-адрес. Компьютеры отправляют информацию от одного адреса к другому. Но прежде чем дойти, она проходит цепочку других компьютеров: маршрутизаторы, коммутаторы и другие. По идее, каждый компьютер может адресовать передачу данных любому другому компьютеру в сети. И для того, чтобы не описывать весь путь передачи информации, есть технология виртуальных частных сетей – VPN. Он просто прописывает готовый путь. А чтобы информация не потерялась и не исказилась, она заворачивается в специальные контейнеры, шифруется и таким образом передается. Если вы думаете, что вы не пользуетесь VPN, то это не так. Как правило, когда вы вводите логин и пароль, чтобы выйти в интернет, вы уже подключаетесь к виртуальной частной сети вашего провайдера. Поэтому получается, что если VPN запретят, то запретят вообще доступ в интернет.

– То есть это та реальность, к которой адаптироваться невозможно?

Климарев: Я пытался читать законопроект. Он написан столь ужасным русским языком, что понять, что там написано, невозможно. Он настолько безграмотный, что его можно трактовать как угодно. Можно закрыть вот такой доступ и сказать, что у всех должны быть только белые IP-адреса. Но тогда стоимость подключения к интернету вырастет конкретно. Там перепутана вся терминология, там привязаны почему-то поисковые системы, которые не должны выдавать информацию для того, чтобы вы могли прочитать, как работает эта технология. Запретить читать о базовых технологиях интернета – да, это все равно, что запретить интернет в России.

– Существуют ли более-менее эффективные способы контроля в сети? Может быть, какие-то технологии оттачивались в других странах? Например, Великий китайский файрвол?

Климарев: Про великий китайский файрвол больше говорят, чем он на самом деле работает. Я совершенно спокойно общаюсь в фейсбуке с китайскими партнерами, друзьями – хотя фейсбук считается в Китае заблокированным полностью. То же касается скайпа. Надо понимать, что в Китае всего четыре или пять провайдеров, которым разрешена ограниченная передача данных. Но даже там они не могут все заблокировать.

Никто контролировать интернет в принципе не может, как бы он этого не хотел
Михаил Климарев

Также нужно понимать, что интернет создавался военными именно для той цели, чтобы можно было передавать данные в условиях каких-то противодействий. И за 50 лет протоколы сложились таким образом, что никто контролировать интернет в принципе не может, как бы он этого не хотел. Либо надо, как в Северной Корее, отключаться от всех внешних каналов и уже таким образом контролировать.

– Никита, ситуация с законопроектом выглядит так, как будто в России хотят запретить интернет вообще.

Кныш: Ряд кибер-экспертов в Украине после подписания президентом указа о блокировке социальных сетей утверждали, что на блокировку потребуется миллиард долларов и годы для реализации. Но, как мы видим, это было реализовано за два-три дня – очень быстро и очень успешно. В связи с этим я могу сказать одно: было бы желание. По поводу VPN есть нюансы. Сейчас интернет контролируется двумя-тремя крупными магистральными провайдерами, и заблокировать VPN-сервисы и TOR-сервисы в России не составит труда. Блокировка там работает по принципу так называемого черного списка, то есть неугодные ресурсы просто вносят туда решением Роскомнадзора, и они прекращают появляться на территории Российской Федерации. Что им мешает добавить в список популярные Nod-адреса? На мой взгляд, ничего. Это существенно замедлит TOR в России, и пользователю просто станет неудобно пользоваться. Поэтому мне кажется, что у россиян получится заблокировать. А будет это уже эффективно или нет – другой вопрос. Понятно, что люди, связанные с IT, программированием смогут легко это обходить. А вот простым обывателям будет сложнее.

– Насколько запреты VPN удорожат услуги интернета? Или российское интернет-сообщество будет напоминать автомобиль, который едет на высокой скорости на первой передаче?

Кныш: Именно так это и будет выглядеть. Во-первых, в России интернет и сотовая связь уже в разы дороже, чем в Украине. Это как раз из-за «груза» государства, потому что провайдеры должны логировать огромное количество данных. Так называемый «закон Яровой» тоже удорожит стоимость, если его все таки имплементируют. Там же иногда вообще доходит до абсурда, когда ты должен по паспорту регистрироваться, чтобы в публичном месте выйти в интернет.

– Насколько эта мера оправдана с точки зрения безопасности?

Кныш: Абсолютно не оправдана. Как вы видите, терроризму это никак не мешает. Если человек хочет сделать что-то плохое, он сможет найти способ. До этого хотели запретить Telegram Messenger, потому что там общаются террористы. Это полный абсурд. Думаю, это больше нацелено на то, чтобы сдерживать политически недовольных людей, протестные настроения в России.

Это нацелено на то, чтобы сдерживать протестные настроения в России
Никита Кныш
Другой вопрос – в нашем случае (в Украине – КР). То, что мы заблокировали «Вконтакте», «Одноклассники» и «Яндекс», является эффективным противодействием агрессору в военное время. На мой взгляд, это приемлемые меры. Ведь людям не составляет труда поставить себе VPN и способы обхода ограничений. Это прекрасно, им позволяют это делать. Но Украина позаботилась о том, чтобы российские спецслужбы не видели места положения пользователей. То есть VPN нас прячет.

– Есть ли в мире какие-то способы, которые позволяют контролировать интернет?

Кныш: Есть. Я не соглашусь с коллегой в том, что в Китае можно успешно обходить запреты. У меня есть знакомые, которое работают в Google и Microsoft. Если они едут в командировку в Китай, им выдают специальное устройство спутникового интернета или устройство, в котором уже заложена измененная маршрутизация через китайские сервера. Это позволяет автоматически обходить этот Великий китайский файрвол. Более того, ряд приложений, которые успешно используются в Евросоюзе и США, вообще запрещен на территории Китая. Поэтому иностранные корпорации, которые отправляют туда своих сотрудников, снабжают их необходимыми инструкциями по легальному обходу ограничений. Но проблемы в Китае с доступом к привычным интернет-ресурсам все равно возникают у всех. Так что Великий китайский файрвол – это один из самых успешных примеров, когда государство защищает внутренние сети от внешнего вторжения.

– Даже опыт блокировки «Вконтакте» и «Одноклассников» на территории Украины показывает, что у людей всегда есть возможность обходить блокировки. Получается, что теоретически запреты обойти можно, но на практике для пользователей модель поведения изменится после любого запрета, разве нет?

Кныш: Конечно, изменится. Было очень много разговоров после того, как указ был подписан президентом, о том, что это нападки на свободу слова, ограничение конституционных прав и так далее. Но государство имеет право на негласные следственные действия, то есть на прослушку. Почему-то мы не считаем, что это нарушение нашего конституционного права на тайну личной переписки или разговора. У нас война, и государство вынуждено принимать определенные меры при определенной ситуации. Я думаю, что когда война закончится, блокировку снимут. Но люди туда уже не захотят возвращаться.

(Над текстовой версией материала работала Катерина Коваленко)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG