Доступность ссылки

Павел Казарин: Вы имеете право хранить молчание


Граффити в Симферополе, май 2015 года

Специально для Крым.Реалии

Статистика твердит, что все больше людей используют соцсети как источник новостей. И для многих точно так же соцсети становятся термометром настроений.

И в этом проблема.

В эпоху зарождения Интернета считалось, что он позволит всем общаться со всеми. В реальности все оказалось строго наоборот – сеть создала разрозненные информационные лакуны, которые друг с другом подчас вовсе не пересекаются. Люди лайкают то, что им нравится, соцсети, ориентируясь на это, перенастраивают вашу ленту, и те, с кем вы несогласны, в итоге, исчезают с вашего горизонта. Это общая проблема того же Фейсбука.

Но помимо общей проблемы есть и частные.

Если украинский пользователь соцсетей решит посмотреть, о чем пишут крымчане, то, скорее всего, решит, что все жители полуострова аплодируют новой реальности. Более того – он убедится, что по градусу своей непримиримости они обгоняют даже самых завзятых украинофобов в Москве. И после этого украинский пользователь будет транслировать свои наблюдения как доказательство того, что «Крым потерян».

Но в том и особенность полуострова, что замеры по соцсетям тут нерелевантны.

Если украинский пользователь соцсетей решит посмотреть, о чем пишут крымчане, то, скорее всего, решит, что все жители полуострова аплодируют новой реальности. Но замеры по соцсетям тут нерелевантны

Потому что все крымчане сегодня оказались разделены на две группы. Одна из них – это те, кто сумел пристроиться после аннексии: ушел на госслужбу, сменил присягу, работает на российские СМИ. Все эти люди по степени своей радикальности дадут фору любому московскому шовинисту. Потому что они сожгли мосты – если завтра полуостров сменит флаг, то эти люди будут вынуждены покинуть Крым. Просто чтобы не стать фигурантами уголовных дел в Украине.

Их агрессия и радикальность – лишь способ подбадривания самих себя. У них нет иллюзий в отношении той судьбы, которая их ждет в случае возвращения Крыма под юрисдикцию Украины. И потому эти люди в лучших традициях антимайдана грозят массовыми расстрелами даже участникам московских антикоррупционных протестов. Кричат про «почерк Вашингтона», про «не сметь раскачивать лодку», про «выкормышей Сороса» и прочий конспирологический бред.

Они кричат – их слышат. В общекрымском медиаполе эти голоса раздаются практически монопольно. И потому у наблюдателя создается ощущение, что весь Крым точно такой же, как эти персонажи – готовый воевать за царя и новое отечество.

Ложное ощущение.

Наряду с первой группой есть и вторая. Те, кто после аннексии «ушел под радары». Те, кто ждет возвращения Украины. Они молчат, чтобы к ним на рассвете не постучали ребята из ФСБ

Потому что наряду с первой группой есть и вторая. Те, кто после аннексии «ушел под радары». Те, кто ждет возвращения Украины. Те, кто не принял новую реальность и пытается не соприкасаться с государством. Те, кто в силу самых разных причин не может позволить себе выехать на материк. «Вы имеете право хранить молчание: все, что вы скажете, будет использовано против вас в суде».

Вы их не видите – у них анонимные аккаунты без фото. Вы их не слышите – они мало комментируют и лайкают. Зато они слышат и видят вас – и внимательно ловят все, что на материке пишут о Крыме, надеясь в этих словах найти то, что обращено к ним.

Они молчат, чтобы к ним на рассвете не постучали ребята из ФСБ. Они молчат, чтобы не попасть в челюсти российского правосудия. Они молчат, потому что помнят, что призыв к нарушению территориальной целостности России (под который попадает простая констатация, что Крым – это Украина) может лишить своего автора свободы на пять лет.

Каждый раз, когда вам захочется Крым обобщить, – вспомните об этом.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG