Доступность ссылки

Журналистка Лидия Симакова: «Я не воспринимаю «присоединение Крыма»


Российская журналистка Лидия Симакова

Недавно российские эксперты международной правозащитной организации «Агора» обнародовали доклад, в котором анализируется влияние украинских и крымских событий на цензуру в России. По их словам, ранее негласный запрет распространялся на критику Русской православной церкви и российских властей. Начиная с 2014 года, к нежелательным темам отнесли любые позитивные упоминания о Евромайдане и критику аннексии Крыма.

Что происходит с теми, кто эти запреты нарушает, можно судить по судьбе томского телеканала «ТВ-2» (Сибирь). Он вынужденно прекратил вещание в 2014 году после нескольких лет противостояния с чиновниками. Одним из факторов, которые привели к закрытию телеканала, стало присутствие в его эфире сюжетов о событиях в Украине. Как работает команда «ТВ-2» сейчас, продолжает ли освещать тему Крыма и Украины и с какими трудностями они сталкиваются, рассказала Крым.Реалии российская журналистка Лидия Симакова, которая работает в одноименном интернет-издании, созданном после закрытия телеканала.

​– Лидия, действительно ли одной из причин закрытия телеканала «ТВ-2» стало то, что он освещал события в Украине?

– Я пришла работать на «ТВ-2» уже после закрытия телеканала, сейчас я работаю на сайте, поэтому могу говорить об этом только со слов главного редактора нашего издания и бывшего руководителя телеканала «ТВ-2» Виктора Мучника. Он говорит, что закрытие телеканала не связано с каким-то определенным сюжетом или одной причиной. Это результат редакционной политики компании, неподконтрольной властям.

Бывший главный редактор телеканала «ТВ-2» Виктор Мучник
Бывший главный редактор телеканала «ТВ-2» Виктор Мучник

​В первый раз «ТВ-2» пытались лишить лицензии еще в 2007 году. Один из источников утверждает, что видел докладную записку в Администрацию президента России по поводу «ТВ-2». Там телекомпании вменялось три основных вины: намерение на деньги Ходорковского (российского бизнесмена, экс-главы компании «ЮКОС» – КР) запустить в России спутниковое телевещание с альтернативной информационной повесткой, намерение пропагандировать сепаратистские настроения, в частности – сибирское областничество, несанкционированное вмешательство в историческую политику России и попытка расшатать «идеологические скрепы».

Нередко закрытие «ТВ-2» связывают с «неправильными» сюжетами по украинской тематике – например, после поездки на Майдан в Киев нашей съемочной группы.

Или сюжет корреспондента Юлии Корневой об отправке из Томска так называемых «добровольцев» на Донбасс.

Да, украинская тематика фигурировала в информационной повестке телеканала. И рассказывали мы о ней не так, как федералы. Но этой тематики было немного. И в первый раз закрывали «ТВ-2» задолго до украинского кризиса. Он повлиял на ситуацию в смысле общего ужесточения идеологической обстановки в России. Упомянутая докладная записка – производное этого ужесточения.

Как сегодня работает бывший телеканал «ТВ-2»? Удалось ли сохранить команду и принципы вашей работы?

Давление на нас продолжается. Оно проявляется в негласном бойкоте нашей редакции в органах власти. И также в интернете нас называют «бандеровцами», «агентами Госдепа»
Лидия Симакова

​– Принципы работы нам сохранить удалось, политика редакции осталась неизменной. Но сотрудников стало гораздо меньше. Если на телекомпании были десятки сотрудников, то теперь их осталось девять. Из старого состава остались всего четыре человека.

Давление на нас продолжается. Оно проявляется в негласном бойкоте нашей редакции в органах власти. То есть пресс-службы органов власти не сообщают нам о предстоящих мероприятиях, не приглашают. Мы узнаем об этом от наших источников.

Также всякими способами нам препятствуют в предоставлении лицензии на вещание. И также в интернете нас называют «бандеровцами», «агентами Госдепа».

– Вас в России называют «бендеровцами»?

Да, потому что мы все равно украинскую тематику освещаем. Я периодически приезжаю в Украину, пишу о том, что здесь происходит. В последний раз была в Днепре, взяла интервью у переселенки с Донбасса и двух добровольцев АТО. Естественно, после этой публикации на всех форумах началась новая волна таких «обличительных» комментариев.

Российская журналистка Лидия Симакова
Российская журналистка Лидия Симакова

– Как вам удается жить в такой обстановке?

– Не обращаем внимания на эти комментарии и просто делаем свою работу пытаемся объективно подавать информацию. Это непросто, но мы выживаем.

– Освещаете ли вы крымскую тему?

– К сожалению, подробно нет, потому что не можем поехать в Крым. Хотя я бы хотела поехать туда, но только легально, не нарушая украинское законодательство. Да, со стороны России сегодня можно без проблем туда заехать, но я хочу заезжать со стороны Украины. Тем более меня зовут в Крым коллеги, которые там живут.
В последний раз о Крыме мы упоминали в нашем издании, когда полпредом президента России в Сибири стал Сергей Меняйло (бывший подконтрольный России губернатор Севастополя – КР).

Когда к нам в Томск приезжал Алексей Навальный (российский оппозиционер – КР) я спросила его, будет ли он открывать свой штаб в Крыму. Навальный ответил, полушутя: «ТВ-2», вас и так закрыли, а вы все про Крым спрашиваете».

Пустующий павильон томской телекомпании «ТВ-2» после запрета на вещание, ноябрь 2014 года
Пустующий павильон томской телекомпании «ТВ-2» после запрета на вещание, ноябрь 2014 года

​Недавно я была на семинаре в Европе и взяла там интервью у крымского татарина, который живет в Крыму и ходит на суды над политзаключенными. Фамилию его я называть не буду, но общаясь с ним, я поняла, насколько все там непросто и опасно. Но эту работу все равно надо делать и я бы хотела получить возможность ездить в Крым.

– Есть ли в Томске, по вашим наблюдениям, запрос на информацию о Крыме? Хотят ли местные жители знать, что там происходит и какие последствия это несет?

Наши читатели заинтересованы в том, чтобы получать правду, а не только информацию о том, как все хорошо. Дискуссия относительно Крыма в Томске есть
Лидия Симакова

​– Мне кажется, да, такой запрос есть. Эта тема (российской аннексии Крыма КР) не затухает в течение трех лет и люди интересуются тем, что происходит в Крыму и Украине. Наши читатели заинтересованы в том, чтобы получать правду, а не только информацию о том, как все хорошо. Дискуссия относительно Крыма в Томске есть.

– Ездят ли в Крым ваши знакомые из Томска?

– Да, ездят. Недавно моя подруга переехала туда работать. После этого я ее отфрендила в соцсетях и не общаюсь. Потому что для меня неприемлемо пользоваться ворованным.

Также одна моя знакомая полетела на полуостров отдыхать. Она сказала, что это единственное место, на которое ей бы хватило денег, потому что на тот момент как раз были скидки на авиабилеты. Но она – аполитичный человек и ехала туда за морем, солнцем и природой. Не знаю, можно ли ее за это осуждать.

Лично я не воспринимаю «присоединение Крыма», потому что россиян не спросили. Почему я из своих налогов должна платить пенсии крымчанам, я не понимаю
Лидия Симакова

​Мне вообще кажется, что отдыхать в Крым в последние годы ездят только те люди, которые не могут выехать за пределы России: силовики, сотрудники «Газпрома» и прочие. Остальные россияне предпочитают отдыхать за пределами страны, поскольку хотят хорошего сервиса.
Я в Крым отдыхать не еду, потому что привыкла ездить туда в Украину. Там были прекрасные фестивали: «Джаз Коктебель», «Казантип». Сейчас там ничего нет, чтобы вдруг никто не посягнул на «духовные скрепы» России.

Лично я не воспринимаю «присоединение Крыма», потому что россиян не спросили, надо было это делать или нет. Почему я из своих налогов должна платить пенсии крымчанам, я не понимаю.

– Этот вопрос задаете себе только вы или другие россияне тоже?

Адекватные люди задают.

– Вы периодически бываете в Украине. Какие тенденции за последние три года вы можете отметить?

– Первое, что я заметила, – это то, что лозунг «Моя полиция меня бережет» приобретает в Украине нормальный смысл. Это видно по тому, как в стране проводятся массовые мероприятия. Мне кажется, что Украина, освободившись от советского наследия, должна идти все-таки по европейскому пути. В России этого не получилось, хотя у нее тоже был выбор: либо свобода, либо «совок».

Нередко слышу в свой адрес слово «враг», потому что у меня российский паспорт. Не все россияне одинаковые, не все имперцы, не все разделяют политику Путина
Лидия Симакова

​В последний раз я была на Дне города в Днепре. И это ощущение свободы меня не покидает до сих пор, когда я могу ходить по городу, ничего не боясь. Полиции на улицах было очень мало, и это притом, что в стране идут военные действия. А у нас в Томске иногда на мероприятиях полиции больше, чем участников.

Для меня Украина это дом моей семьи и мой дом. Гуляя по Днепру, я прохожу мимо школы, в которой моя мама училась, мимо школы, где моя бабушка преподавала, мимо бывшей работы моего дедушки. Но нередко слышу в свой адрес слово «враг», потому что у меня российский паспорт. Не все россияне одинаковые, не все имперцы, не все разделяют политику Путина. Мне говорят: во Вторую мировую немцев не спрашивали, были они сторонниками Гитлера или нет, все несли ответственность за его действия. Может быть, у немцев хватило психологических сил, чтобы взять эту вину на себя. У меня их не хватает, я не могу нести ответственность за всю страну.

Для меня родная страна Украина, и я хочу здесь жить.

– Вы хотите переехать жить в Украину?

– Да, я рассматриваю такой вариант. Потому что в России со свободой слова все плохо и жить в таких условиях очень непросто.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG