Доступность ссылки

Думаю, не ошибусь, предположив, что в конце прошлой недели в Кремле было выпито немало шампанского. Сбылась мечта Путина: президент США после долгих колебаний наконец-то согласился с ним встретиться. Дипломаты сломя голову пытаются "определить формат". На их жаргоне это означает договориться, когда именно встреча состоится; будут ли президенты пожимать друг другу руки или ограничатся простыми кивками; сколько времени будет отведено прессе; будет ли после встречи пресс-конференция и прочие процедурные моменты. Повестку и тематику разговора определить крайне сложно: выделить вопросы, по которым возможно какое-то сближение позиций, за несколько дней невозможно – хотя журналисты старательно перечисляют весь набор накопившихся проблем: Украина, Сирия, "американские дачи" МИДа...

Впрочем, отсутствие реальных результатов встречи вряд ли огорчит Путина. Ему важен не столько разговор, сколько фотография, на которой он пожимает руку лидеру самой мощной державы мира. А если особенно повезет, он, как бы невзначай, бросит журналистам: "Мы с Дональдом обсудили несколько мировых проблем". Путину необходимо во что бы то ни стало нейтрализовать, пусть частично, свой позорный провал на встрече с Эммануэлем Макроном. Ведь в российском истеблишменте все чаще задают вопрос: нужен ли нам президент, от которого брезгливо отворачиваются сильные мира сего?

Преуспевающие российские интеллектуалы, разумеется, выражают сдержанный оптимизм. Алексей Кудрин напомнил, что после первого личного контакта Путина с Джорджем Бушем "значительная часть опасений, предубеждений была преодолена". Он ждет, что Путин и Трамп "представят друг другу много аргументов, которые будут способствовать этому". Естественно, Путин не будет Путиным, если не представит свои аргументы: "А где доказательства? И, вообще, нас там нет. А если мы там есть, то это не мы" – и так далее. Он может намекнуть, что у Трампа и у него, Путина, одни и те же недоброжелатели в Конгрессе США. И поделиться собственным опытом отношений с парламентариями, которые единодушно поддерживают и одобряют действия вождя. Однако, проводя аналогии между той давней встречей Путина с Бушем-младшим в Любляне и его предстоящим свиданием с Трампом, Кудрин ошибается. Тогда, 2001 году, мир ломал голову над вопросом: Who is Mr Putin? Сегодня все хорошо знают: Mr Putin – это пребывающий "в иной реальности", склонный чуть ли не к детскому вранью и запутавшийся в собственных интригах политик, развязавший агрессию против соседнего государства. Правда, даже намекнуть на эти обстоятельства Кудрин, похоже, не может.

Расчет Путина понятен. Вопрос, на самом деле, в другом: зачем президенту США встречаться с Путиным, помогая кремлевскому лидеру поправить заметно потрепанный имидж и одновременно подвергая риску свой собственный? Если не повторять конспирологические теории, то ответов может быть два. Первый: лично предупредить хозяина Кремля о том, что не стоит играть с огнем. Это значит: пора прекратить развертывать крылатые ракеты наземного базирования, грубо нарушая международные соглашения; столкновения с американскими самолетами в Сирии или Южной Балтии обернутся для России крупными неприятностями. Второй: попытаться найти точки соприкосновения с Кремлем, закрывая глаза не только на ужесточающийся авторитарный режим, но и на вызывающее поведение Путина на международной арене – там и тогда, где и когда это напрямую не затрагивает американские интересы. Это называют "прагматической" политикой, обычно связывая ее с именем Генри Киссинджера.

Если президент Трамп и впрямь рискнет "нормализовать" отношения с Путиным, не дожидаясь, когда тот уйдет из Украины и Сирии, то НАТО стоит удвоить усилия по защите государств Балтии

Классическим примером "прагматизма" Киссинджера является оценка им режима Пол Пота. В 1975 году, вскоре после того, как полпотовцы захватили власть в Камбодже, будучи государственным секретарем США, Киссинджер говорил таиландскому министру иностранных дел: "Вы должны сказать камбоджийцам (то есть красным кхмерам. – РС), что мы будем с ними дружить. Они, конечно, кровавые головорезы, но нам это не помешает. Мы готовы улучшить с ними отношения". Это высказывание пришло мне на ум, когда я узнал об очередном визите Киссинджера в Москву.

Кстати, "прагматическая политика" Киссинджера часто давала сбои. Так, его главной задачей было обеспечить достойный выход США из войны во Вьетнаме. Четыре года он вел нудные переговоры в Париже, и, наконец, в январе 1973 года подписал мирное соглашение. Будущее Южного Вьетнама предполагалось определить на основе свободных и демократических выборов под международным контролем, оттуда должны были быть выведены и американские и северовьетнамские войска. США свои войска вывели, Северный Вьетнам, разумеется, нет, и в январе 1975 года захватил южную часть страны. Иными словами, попытка Киссинджера решить проблему на "прагматической" основе провалилась. Сделки с дьяволом ни к чему хорошему не ведут.

Но вернемся в наши дни. Московский академик Александр Дынкин предположил, что американский президент "вырвется из оков своего окружения", и выразил мнение, что сторонам стоило бы "смахнуть фигуры с доски и начать с чистого листа". Понятно, что академику хочется сказать что-нибудь приятное своим кремлевским кураторам. Но он, как и многие его коллеги, ошибается. Напряженное состояние российско-американских отношений вызвано вовсе не интригами злокозненных противников Трампа и его окружения. Американский истеблишмент постепенно убеждается в том, что действия Кремля создают реальную угрозу безопасности США и их союзников.

Дело не только во вмешательстве Москвы в американские выборы. Зимой этого года в России начато развертывание крылатых ракет наземного базирования большой дальности. Это вызывающе грубое и провокационное нарушение Договора о ракетах средней и меньшей дальности. В Вашингтоне в ответ раздаются все более настойчивые требования вообще выйти из этого соглашения. Возникла реальная перспектива нового ракетного кризиса в Европе, сходного с кризисом 1970–80-х годов. Тогда Михаил Горбачев смог переломить сопротивление советской военной клики, и ракеты малой и средней дальности были ликвидированы. Пребывающий "в иной реальности" Путин вряд ли представляет, сколь опасным для Европы и особенно для России может оказаться новый ракетный кризис. Но это только одна проблема из многих. Если в Вашингтоне закроют глаза на аннексию Крыма и гибридную агрессию на востоке Украины, следующим шагом Кремля вполне может стать вторжение в страны Балтии. Нечто подобное уже было. В 2008 году США и Европе не отреагировали на агрессию Москвы против Грузии. В Кремле сочли это доказательством слабости Запада и вторглись в Украину.

Предугадать итоги встречи Трампа и Путина невозможно. И все же, скорее всего, они посмотрят в глаза друг другу, произнесут свои "аргументы" и расстанутся глубоко недовольными друг другом. С хорошей миной при плохой игре. Но если президент Трамп и впрямь рискнет "нормализовать" отношения с Путиным, не дожидаясь, когда тот уйдет из Украины и Сирии, то НАТО стоит удвоить усилия по защите государств Балтии.

Юрий Федоров, политический эксперт

Мнения, высказанные в рубрике "Блоги", передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG