Доступность ссылки

Стратегия развития Севастополя: поднять экономику со дна


Корабли в Стрелецкой бухте Севастополя. Иллюстрационное фото

Специально для Крым.Реалии

18 июля 2017 года подконтрольное Кремлю Законодательное собрание Севастополя, поднатужившись, сразу в двух чтениях приняло Стратегию социально-экономического развития города до 2030 года. Экономическое планирование – вещь замечательная и нужная, но насколько реально воплотить бумажные идеи на практике?

«Стратегия социально-экономического развития города Севастополя до 2030 года – это основа для дальнейшей работы правительства в части подготовки и выполнения государственных программ, документ стратегического планирования нижестоящего уровня. Стратегия – это сигнал всем участникам экономической деятельности – инвесторам, предпринимателям – о том, что Севастополь определился с задачами своего развития и способен их выполнить», – высказался на сессии Заксобрания российский вице-губернатор Севастополя Илья Пономарев.

Принятие Стратегии развития города поддержал командующий Черноморским флотом Александр Витко. Он отметил, что чем быстрее она будет принята, тем «быстрее пойдет развитие города и потекут финансы». Да, в общем, никто из депутатов никаких замечаний к проекту и не высказал, задавали лишь уточняющие вопросы.

Никто из депутатов никаких замечаний к проекту и не высказал, задавали лишь уточняющие вопросы

​В документе, как и положено, анализируется социально-экономическое развитие города Севастополя во всех отраслях и сферах, ставятся стратегические цели и задачи, разрабатываются сценарии развития и основные направления реализации Стратегии. Так сказать, наука в чистом виде. А что же на практике?

Стратегия почему-то начинается с четверостишия Льва Ошанина из его «Думы о Севастополе», что можно объяснить желанием добавить «скрепной» романтики в серьезный документ:

«​Ты стоишь, полон завтрашней думы большой,

Навсегда недоступный врагу.

Как ты славою стар, как ты молод душой,

Белый город на синем морском берегу»​.

В преамбуле говорится, что «город Севастополь в настоящее время проходит сложнейший период своей истории – адаптацию к российским законодательным и нормативным требованиям после 25 лет функционирования в правовом поле Украины». Затрагивается и тема санкций.

«Применение международным сообществом санкций по отношению к Российской Федерации носит для города Севастополя существенно более жесткий характер, лишая возможности его порты участвовать в любом виде международного судоходства. В настоящее время это приводит к фактическому свертыванию внешнеэкономической деятельности города Севастополя», – отмечается в преамбуле.

В качестве целевого сценария в Стратегии рассматривается «гармоничное развитие экономики, городского хозяйства и гуманитарной сферы».

Авторы Стратегии утверждают, что «на начальном этапе реализации указанного сценария необходимо изменение сложившейся экономической модели, поскольку наряду с традиционными для города функциями основной базы Черноморского флота ВМФ России городу необходимо улучшать деловой климат, создавать условия и формировать структуры привлечения инвестиций, обеспечивая в первую очередь опережающий рост реального сектора экономики».

«Такое направление развития города Севастополя подразумевает широкое применение инноваций, поощрение творческой инициативы жителей города и вместе с тем выработку и принятие жестких управленческих решений, а также контроль исполнительской дисциплины», – обосновывается основная концепция.

В качестве ориентиров в развитии Севастополя Стратегия указывает Норфолк, Гонолулу, Тулон и Хайфу. По мнению разработчиков, Севастополь должен стать таким же полноценным индустриально-интеллектуальным и геостратегическим центром

​В качестве ориентиров в развитии портовой и туристической инфраструктуры для Севастополя Стратегия указывает не только российские Калининград, Сочи и Владивосток, но также и города дальнего зарубежья – Норфолк (США), Гонолулу (США), Тулон (Франция) и Хайфу (Израиль). По мнению разработчиков, Севастополь должен стать таким же полноценным индустриально-интеллектуальным и геостратегическим центром России в Черноморском и Средиземноморском регионе. Ни больше и ни меньше.

В качестве отправных точек для расчетов и обоснования в Стратегии почему-то используются статистические данные советского периода, а данные украинской статистики, в том числе и имеющиеся в открытом доступе, практически везде игнорируются. Так, для оценки демографических факторов используются данные проводившейся в СССР переписи 1989 года, несмотря на то, что в независимой Украине перепись проводилась в 2001 году.

В аналитической части Стратегии отмечается, что в городе после аннексии практически отсутствуют капитальные вложения в основные фонды, что отсутствуют крупные банки и что из-за санкций для региона характерна значительная доля финансирования капиталовложений из бюджетной системы. В 2016 году она составила 67,9 % в структуре инвестиций в основные фонды.

В Стратегии отмечается, что в Севастополе практически отсутствуют капитальные вложения в основные фонды, крупные банки и что для региона характерна значительная доля финансирования из бюджетной системы

​В связи с этим оценка инвестиционной привлекательности города в целом, например, составленная агентством «Эксперт РА», показывает, что средневзвешенный уровень риска в регионе оценивается как средний, а индекс потенциала – как низкий. Об этом говорит и оценка Агентства стратегических инициатив (АСИ), согласно которой город Севастополь попадает в группу D, включающую в себя регионы с самыми неблагоприятными условиями для ведения бизнеса.

Не лучше ситуация и со свободной экономической зоной, которая является скорее лишь продекларированной и разрекламированной, нежели реально действующей экономической структурой.

Как же стратеги предлагают выкарабкиваться из этой ямы? За счет каких приемов экономика сможет «оттолкнуться от дна»?

Как уже давно вещают из Кремля севастопольцам, город – база флота, и вокруг этого должно вертеться все остальное

​Определяя миссию города Севастополя, Стратегия утверждает: «Севастополь – геостратегический, промышленный, культурно-исторический, гуманитарный и туристический центр России на Черном море, город, где комфортно жить, работать, учиться, творить и отдыхать». А перспективы развития города в среднесрочной и даже долгосрочной перспективе будут определяться темпами модернизации Черноморского флота ВМФ России (стратегией и местами его базирования), а также темпами реализации проектов строительства транспортной и энергетической инфраструктуры.

В целом, как уже давно вещают из Кремля севастопольцам, город – база флота, и вокруг этого должно вертеться все остальное.

Реализация Стратегии разбита на три этапа:

  • 1 этап (адаптационный) – 2017-2018 гг.;
  • 2 этап (переходный) – 2019-2024 гг.;
  • 3 этап (этап устойчивого роста) – 2025-2030 гг.

Такая растянутость переходного этапа говорит, прежде всего, о неуверенности разработчиков. Также прослеживается корреляция со сроками губернаторской каденции: избранный в 2018 году губернатор закончит свой срок в 2023 и за эфемерный «этап устойчивого роста» отвечать уже не будет.

Стоит отметить, что вопрос санкций Запада в отношении России в Стратегии развития в качестве «мешающего» фактора упоминается, но анализ их влияния в долгосрочной перспективе не производится. Классическая современная российская формула «ихтамнет».

Вопрос санкций в Стратегии упоминается, но анализ их влияния в долгосрочной перспективе не производится. Классическая современная российская формула «ихтамнет»

​Стратегию сразу же после ее принятия высоко оценили всевозможные российские эксперты, в их высказываниях звучали такие тезисы, как «база флота», «стратегическая роль региона», «популярное туристическое место», «виноделие и сельское хозяйство» и т.п. О возможном развитии экономики и перспективах СЭЗ ни один из специалистов даже не заикнулся.

И это весьма показательно, ведь экономика – наука прогнозируемая, и ни один эксперт, если он конечно эксперт, а не пропагандист, не назовет черное белым.

В этих условиях загадывать, станет ли Севастополь «витриной русского мира» и хватит ли для этого средств российского бюджета, будет только махровый оптимист. При этом не стоит забывать: все, что вкладывается в Севастополь, отбирается у российских регионов.

Геннадий Кравченко, крымский обозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG