Доступность ссылки

«Женя готов к тому, что ему дадут 20 лет»: годовщина задержания украинского «диверсанта» Панова


Евгений Панов

В начале августа исполнился ровно год с момента задержания в Крыму жителя Энергодара, гражданского активиста и участника АТО Евгения Панова. Российские спецслужбы обвинили его в диверсионной деятельности в интересах украинской разведки. Спустя год дело о «диверсии» Панова начинает разваливаться, поэтому его пытаются убедить пойти на сделку со следствием, заявляют родные задержанного. Как прошел год заточения Панова для него самого и его родных, выясняли Крым.Реалии.

За год нахождения сначала в застенках ФСБ, а затем в российском и крымском СИЗО Евгению Панову пришлось пройти через ряд непростых испытаний: от пыток током до административного давления со стороны следствия. Изначально его заставили отказаться от защиты. Но когда к делу подключились правозащитники, в процесс над энергодарцем вступили авторитетные российские адвокаты.

По их информации, следствие за целый год не смогло найти ни обоснованных доказательств причастности Панова к диверсионной деятельности, ни даже свидетелей. Поэтому теперь его всячески пытаются убедить пойти на сделку со следствием и признать свою вину. Для этого применяют различные методы воздействия: от предложений максимально мягкого наказания до физического и психологического давления.

В тяжелой ситуации оказались и родные Евгения Панова, которые на целый год потеряли покой и, как могут, добиваются его освобождения.

«Меня хотели похоронить, но я выжила»

Особенно сложно пришлось пожилой матери Панова Вере Котелянец. Она говорит, что поскольку Евгений – ее старший ребенок, он всегда был главным в семье, зарабатывал деньги и помогал ставить на ноги своих младших братьев.

На нервной почве у меня отказали руки и ноги. Меня хотели похоронить, но я выжила
Вера Котелянец

​После того как он был задержан ФСБ, Вера Котелянец оказалась на грани жизни и смерти. «Когда Женю задержали, у нас был такой шок, что невозможно передать словами. Два месяца мы жили в прострации, это был ужас. Я месяц пролежала в больнице, две недели была без сознания. На нервной почве у меня отказали руки и ноги. Меня хотели похоронить, но я выжила. Помню, как в 2010 году я перенесла онкологию и тоже готовилась умирать. Но Женя меня оживил, везде со мной мотался, и я встала на ноги. Я думала, что самое страшное время мы пережили, когда он был в АТО, а оказалось, что более ужасные испытания были впереди», – рассказала она Крым.Реалии.

Вера Котелянец
Вера Котелянец

​Вера Котелянец на сегодня единственная в семье, кто периодически видится с сыном в СИЗО Симферополя и на суде. Говорит, что поездки в Крым даются ей очень тяжело. На российских пунктах пропуска ее нередко унижают.

При переходе через российскую сторону унижают, могут как попало назвать. Я попыталась это пресечь, но мне сказали: «Закрой рот! На своей Хохляндии будешь командовать!»
Вера Котелянец

​«При переходе через российскую сторону унижают, могут как попало назвать. Если ты пытаешься за себя постоять, могут высыпать из сумки все вещи, перевалять на полу, облапать грязными руками. Я попыталась это пресечь, но мне сказали: «Закрой рот! На своей Хохляндии будешь командовать!». Я скручиваю себя в пружину и иду, потому что знаю, что мне надо обязательно попасть к Жене. В Крыму я хожу и в ФСБ, и в суд. У них там такое отношение, что они – хозяева жизни, а мы второсортные», – говорит она.

На полуостров женщина ездила трижды. За это время ей удалось повидать сына и пообщаться с ним сквозь стекло в СИЗО. Говорит, что в последний раз им дали свидание, но отключили переговорное устройство: «Я орала через стекло, сколько у меня было сил. Что-то рисовала на стекле, где-то удавалось докричаться. Вот как издеваются над нами. Я рассказала Жене, что за него беспокоятся, борются, что мы всему миру рассказываем о нем».

«Будешь, как Сенцов, мучиться. Оно тебе надо?»

По словам Веры Котелянец, за время нахождения в СИЗО состояние здоровья Евгения Панова значительно ухудшилось. В феврале, когда его доставили в Симферополь из московского СИЗО «Лефортово», он с трудом передвигался. Сейчас он может ходить, но у него немеют руки и ноги, есть проблемы с позвоночником, но медицинской помощи ему не предоставляют.

Родные Панова утверждают, что следствие оказывает на него давление, убеждая признать свою вину. Среди методов воздействия: предложения принять российское гражданство и обещания максимально мягкого наказания.

Следствие прессует Женю, чтобы он пошел на сделку. Они ему говорят: согласись с нами и за это мы дадим тебе всего лишь пять лет
Игорь Котелянец

​«Часть псевдодоказательств уже отмели, свидетелей тоже нет, поэтому в последние два-три месяца следствие прессует Женю, чтобы он пошел на сделку. Они ему говорят: мы тебе дадим 20 лет, будешь, как Сенцов, мучиться где-нибудь в России при -45, выйдешь в 60 лет, зачем оно тебе надо? Согласись с нами и за это мы дадим тебе всего лишь пять лет, не будем отправлять далеко, отсидишь и выйдешь. А вообще мы даже инициируем переговоры с властями Украины по поводу обмена. У них даже хватает цинизма выдумывать, что ведутся какие-то переговоры. К нему разных людей подсылали, в клоповник засовывали, водили с мешком на голове из камеры в камеру, возили в автозаке с мешком на голове без еды и воды», – рассказывает брат Панова Игорь Котелянец.

​Напомним, несколько человек, которых тоже обвинили в диверсионной деятельности в Крыму, пошли на сделку со следствием и им тоже обещают меньшие сроки заключения.

Мы все равно знаем, что они обманут. У следствия задача, чтобы Женя обвинил, очернил Украину
Вера Котелянец

​Вера Котелянец в обещания следователей не верит: «Женя на сделку со следствием не идет. Ему предлагали поменять гражданство, обещали «теплую тюрьму» и выпустить условно-досрочно. Но мы все равно знаем, что они обманут. Потому что он для них АТОшник, враг и именно поэтому его задержали. У следствия задача, чтобы Женя обвинил, очернил Украину».

Женя готов к тому, что ему дадут 20 лет, но на сделку со следствием он не пойдет
Игорь Котелянец

​Брат «диверсанта» надеется, что украинские власти помогут вернуть Евгения Панова домой. «Женя готов к тому, что ему дадут 20 лет, но на сделку со следствием он не пойдет. Мы, естественно, ни в какие 20 лет не верим. За 20 лет не только режим Путина передохнет, а вообще весь мир изменится. И произойдет это гораздо раньше, чем нам кажется. Если украинские власти напрягутся, то благодаря обменам мы вообще очень скоро могли бы забрать его домой. Поэтому мы не сдаемся, мы становимся сильнее и увереннее в том, что сможем его вытащить», – говорит Игорь Котелянец.

На последнем заседании суда Панову продлили срок ареста до 10 октября.

«Остались самые стойкие»

Произошедшее с Евгением Пановым значительно сказалось на окружении его семьи. По словам Игоря Котелянца, за год от семьи отдалились многие друзья и даже родные. Но вместо них активную помощь оказывают волонтеры, правозащитники и другие неравнодушные люди.

В первые две недели я спал по четыре часа в сутки, остальное время занимался ситуацией с братом. Сейчас мы более-менее «встали на рельсы»
Игорь Котелянец

​«В первые месяцы все было очень ужасно, потому что нужно было много денег, ресурсов и прочего. В первые две недели я спал по четыре часа в сутки, остальное время занимался ситуацией с братом. Сейчас мы более-менее «встали на рельсы». Правозащитники помогают нам оплачивать адвокатов, помогают разные люди в Украине – и знакомые, и незнакомые. Так получается, что если нам что-нибудь нужно, это что-нибудь неожиданно появляется благодаря всем этим людям. Друзья и даже некоторые родственники, которые вроде были близки, сами собой отстранились, не всем нужны проблемы. Остались только самые стойкие и отважные», – рассказывает он.

Игорь Котелянец
Игорь Котелянец

​Семья Панова также тесно общается с родственниками других политзаключенных, которые удерживаются в Крыму и соседней России. Общая беда их сплотила.

Сейчас родные Панова просят земляков писать ему письма в СИЗО, поскольку они его «подбадривают и дают силы бороться».

Агеева на Панова: возможен ли обмен?

В родном для Панова Энергодаре тоже ждут его освобождения. Депутаты Энергодарского горсовета, в исполкоме которого работал Панов до задержания, обвинения российских спецслужб называют сфабрикованными. Сразу же после задержания Панова депутаты направили обращение к президенту Украины, генпрокурору, в СБУ, Нацполицию Украины и МИД Украины с просьбой «принять неотложные меры, направленные на правовую защиту, освобождение и возвращение Евгения Панова на подконтрольную территорию Украины».

Как стало известно Крым.Реалии, на ближайшей сессии энергодарские депутаты инициируют рассмотрение вопроса об обмене Панова на российского военнослужащего Виктора Агеева, задержанного в конце июня и находящегося в Старобельском СИЗО Луганской области.

Виктор Агеев
Виктор Агеев

​«Всем нам сегодня необходимо продолжать принимать все возможные меры для освобождения Евгения Панова с территории временно оккупированного Крыма. На ближайшую сессию Энергодарского городского совета депутат Иван Морщавка выносит проект решения об обмене Евгения Панова на пленного Виктора Агеева», – сообщила Крым.Реалии помощник мэра города Татьяна Стулень.

По ее информации, решением сессии горсовета Евгению Панову как участнику боевых действий в зоне АТО выделен земельный участок на территории города.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG