Доступность ссылки

От репоста до тюрьмы: как электрика из Твери посадили за «Крым не наш»


Иллюстрационное фото

23 августа 40-летнего инженера из Твери Андрея Бубеева выпустили из тюрьмы. Он первым в России получил реальный срок за репост чужой записи на своей страничке в соцсети. Кроме того, суд лишил Бубеева права пользоваться интернетом в течение года после освобождения. Россиянина осудили за репост изображения зубной пасты с надписью «Выдави из себя Россию» и статьи публициста Бориса Стомахина «Крым – это Украина». Бубеева обвинили в публичных призывах к совершению экстремизма и деятельности, направленной на нарушение территориальной целостности России. Сейчас он выехал из России и вместе с женой и сыном остановился в Киеве.

На главные вопросы о свободе в Рунете и атмосфере в российской глубинке в эфире Радио Крым.Реалии отвечают россиянин Андрей Бубеев и его супруга Анастасия.

– Андрей, как получилось, что вас осудили сразу по двум статьям за одни и те же публикации в соцсети?

В Конституции России четко написано: никто не может быть наказан за одно и то же действие два раза. Это прямое ее нарушение

Бубеев: Сначала Следственный комитет нашел в моих репостах состав преступления, а потом те же самые публикации рассмотрела ФСБ и тоже что-то обнаружила. В Конституции России четко написано: никто не может быть наказан за одно и то же действие два раза. Это прямое ее нарушение – я даже не говорю про справедливость самого процесса.

– И российский суд согласился, что вы нанесли обществу существенный ущерб?

Бубеев: Я публиковал те записи скорее не для других, а для себя. Я не блогер, а механик-электрик. Это личная страница, у которой 12 друзей, половина из них – семья. По сути, это мой дневник, куда я в течение дня сохраняю ссылки, чтобы потом почитать. Я пытался объяснить на суде, что это все равно что наказывать за газетные вырезки в папке. Более того, мою страницу взломали – Следственный комитет запросил у «ВКонтакте» все пароли и легко получил. Потом, насколько я понимаю, ФСБ воспользовалась ими и специально поменяла настройки доступа, чтобы сделать мой профиль публичным.

Андрей Бубеев
Андрей Бубеев

– То есть, по сути, силовики сами помогли совершить это «преступление»?

Следственный комитет запросил у «ВКонтакте» все пароли. Потом ФСБ воспользовалась ими и поменяла настройки доступа, чтобы сделать мой профиль публичным

Бубеев: Именно. Открытый доступ позволил им сделать скриншоты и заявить, что я якобы публично призываю кого-то к экстремизму. Если бы я хотел это сделать, то создал бы группу и набирал туда подписчиков, но на суде и такой аргумент не помог. В итоге государственная машина сделала все, чтобы мои записи, наоборот, разошлись по сети в новостных и прочих публикациях.

Бубеева: Это точно: публикация Бориса Стомахина «Крым – это Украина» после суда над Андреем оказалась на пике популярности по поисковым запросам.

Бубеев: Да, режим делает больше глупостей, чем пытается предотвратить. Мне еще со времен Майдана было очень хорошо видно, как врут официозные (российские – КР) СМИ, причем рассчитывают на совсем недалеких людей. Для меня это оскорбление. Но тогда в интернете была относительная свобода, можно было найти правдивую информацию. Имея ее, я оказался в ситуации, когда молчать невозможно, но не встретил понимания в своей среде. Мне стали говорить, что я враг, спрашивать, за сколько продался, – в общем, люди несли полный бред.

– Как в целом в российской глубинке вроде Твери воспринимают Майдан и войну на Донбассе?

Телевизор для людей служит единственным источником информации об окружающем мире

Бубеева: Очень гипертрофированно. По сути, телевизор для людей служит единственным источником информации об окружающем мире. Это неудивительно: многие просто выживают, вкалывают на двух работах, и на интернет им не хватает времени, как и на то, чтобы разбираться в фактах. Я бы даже сказала, что Москва и Санкт-Петербург в плане пропагандистского накала – другая планета, по сравнению с регионами. Люди испытывают настоящую гордость за «Крымнаш», их не волнует экономическая и социальная ситуация. При этом сами они никуда не ездят – как сидели в Твери, так и сидят.

Анастасия Бубеева
Анастасия Бубеева

Бубеев: Самое страшное, что это не только люди старше 40-45 лет. Я вижу много молодых ребят, которые родились при режиме Владимира Путина – у них в голове еще более страшные вещи. Я бы сказал, что многие даже готовы брать в руки оружие, если придется. Имперская истерия накачана до максимума, прямо как в Третьем Рейхе.

– Как по-вашему: если завтра пропаганда резко изменится, люди тоже перестанут так думать?

Проблема уже не в пропаганде, а в самом обществе. Они в большинстве действительно все это поддерживают

Бубеев: Вряд ли. Они уже воспроизводят всю эту дезинформацию от себя. Проблема уже не в пропаганде, а в самом обществе, которое жаждет реванша за распад СССР. Мне долго казалось, что выборы подтасовывают, но, пообщавшись с людьми, я вынужден признать, что они в большинстве действительно все это поддерживают.

Бубеева: Согласна. Думаю, такое сознание уже нельзя переформатировать в мгновение ока.

– Что знают в Твери про Крым?

Бубеев: Только то, что Никита Хрущев «подарил» его Украине в 1950-е годы, потому и надо было его забрать назад. То, что Украина обустроила полуостров, никого не интересует.

Бубеева: Обычно добавляют: «Забрали Крым – заберем и Аляску». Больше говорить не о чем.

(Над текстовой версией материала работал Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG