Доступность ссылки

Фейсбук предоставляет иногда странную возможность – оказаться в странном месте, точнее, поприсутствовать на странном сборище. Причем не заглянуть в щелочку, прислушиваясь к неясным голосам, а очутиться среди некоей компании, обсуждающей свои проблемы. И при этом оставаться невидимым.

Нет, если есть желание, можно, конечно, подать голос, вступить в дискуссию, но можно, как обладателю шапки-невидимки, оставаться неосязаемым для спорщиков. Беда в том, что голос подавать-то зачастую и не хочется…

Все дело в круге лиц, в который тебя вводит Фейсбук. Конечно, здорово было бы узнать раньше всех имя очередного Нобелевского лауреата или поприсутствовать на обсуждении Илоном Маском со своими инженерами очередного проекта. А если оглянулся и понял, что ты на бандитской сходке?

И не стоит меня стыдить, дескать, нехорошо подслушивать чужие разговоры. Эти самые «разговоры» ведутся практически на городских площадях, которыми стал Фейсбук, и рассчитаны именно на обсуждение максимальной аудиторией.

Так вот, просматривая крымский сегмент ленты ФБ, наткнулся я на интересную дискуссию. Хозяйка мини-гостиницы в Судаке пожаловалась на своей странице на отсутствие нормальной мобильной связи в Крыму, которая отдана на откуп специально созданному оператору – ни нормального мобильного интернета, ни приемлемых цен этот крымский оператор, однодневка по определению (санкции!), обеспечить не может. Попутно женщина выразила недовольство тем, что «… и цены на всё остальное у нас не случайно повышены, а зарплаты понижены...Расплачиваемся за всё в буквальном смысле по полной».

Ну, и резолюция истинной крымчанки-«патриотки»: «Никакие мы не дотационные, друзья) Мы очень даже прибыльный регион. Как минимум, не убыточный».

Дальше пошла дискуссия крымских пользователей ФБ, довольно таки интеллигентная. Никто никого матом не крыл, даже Украину не вспоминали, оперировали цифрами статистики, обсуждали бюджетные перипетии России и «российского» Крыма.

Тут выражено мнение людей, живущих сейчас в Крыму и не кормящихся от российской власти, хоть и «крымнашистской» по убеждениям

Разговор достаточно интересный получился, почитайте. Кому-то из сторонников Украины медом на сердце ляжет еще одно подтверждение осознания «ватниками» мысли, что, мол, «прогнило щось у Датському князівстві», кому-то из украинцев, более радикально настроенных, будет этого мало. Но тут выражено мнение людей, живущих сейчас в Крыму и, как я понял, не кормящихся от российской власти, хоть и «крымнашистской» по убеждениям. Что, несомненно, добавляет объективности оценкам ситуации в Крыму и в России этой «крымнашистской» публикой.

В приведенной дискуссии есть несколько интересных для украинцев (и, тем более, для крымчан, тех, которые считают своим государством Украину) моментов.

Крымчане настоящими россиянами себя так и не почувствовали, а россияне крымчан в свою российскую общность не приняли

Во-первых. Обостряющаяся напряженность в возникшем после первых же «санкционных» и финансовых внутрироссийских проблем споре, кто кому должен – Россия Крыму или Крым России. Россияне обвиняют в застарелых, и, по большому счету, сугубо российских проблемах, повисший у них на шее «крымнаш» (правда, тут же возникает вопрос, а кто его туда повесил?). «Ватные» же крымчане, как упавшие с дуба в ласковые объятия матери-России младенцы, требуют титьку с молоком и медом. Этот спор показывает, что крымчане настоящими россиянами себя так и не почувствовали, а россияне крымчан в свою российскую общность не приняли. Деление на «мы» и «они» все более четкое.

Во-вторых. Констатация с цифрами и фактами реального и резкого падения уровня жизни в РФ и отсутствие в видимой перспективе какого-либо намека на улучшение и вообще на малейший прогресс.

И в-третьих, самое печальное и мерзкое одновременно. Вот вроде образованные люди спорят, даже на экономиста Наталью Зубаревич, как на авторитет, ссылаются, а последнего умственного усилия, без которого «ватнику» никогда не стать вменяемым человеком, не совершают. Ну ведь не может быть так, чтобы стоя перед приоткрытой дверью в большой мир, не сделать этот последний шаг и оставаться стоять столбом, убеждая себя и окружающих, что там, за дверью, мираж, что того мира, с нормальными человеческими взглядами, не существует. Вот этот когнитивный диссонанс и гнетет меня (и, как я понимаю, далеко не меня одного) больше всего последние три года.

Как можно в упор не замечать основную причину всех своих бед? Как?! Наивный вопрос, который мы гоним от себя и пытаемся сделать вид, что ответ на него нас уже не волнует. А ведь ответов на это «Как?» сотни, и все они правильные, и несмотря на это, ответы, которые я до сих пор слышал, по учительской терминологии – «неполные»…

Человек, пользующийся заведомо украденным – тот же вор. А Крым – украден

Иудами людей, разговор которых я привожу, не назовешь – они не военные, не чиновники, вроде никого не предавали, так как в верности, скорее всего, никому и не клялись. Считать их всех коллаборационистами? Наверное, тоже будет некоторая натяжка. Но они – воры. Воры по своему менталитету. Это даже не мнение, это аксиома. Человек, пользующийся заведомо украденным – тот же вор. А Крым – украден. С этим в мире уже не спорят, только лишь те самые российские восемьдесят шесть процентов, заслышав слово «кража», поднимают истеричный визг, как незабвенный киношный персонаж Кирпич, пойманный за руку в трамвае.

И какие бы умные и интеллигентные общественные дискуссии, на какие бы темы эти люди, живущие теперь в моем Крыму, не вели – на политические, социальные, экономические – это все равно будет воровская сходка, на которой преступники обсуждают свои дела.

Не важно, какое гражданство имели до марта 2014 года уважаемые оппоненты, чем занимались и где жили, какую занимали должность. Не важно, что они из себя представляют сейчас. Это особенно касается растущей армии «активистов» и «общественников», все громче заявляющих о себе в «российском» Крыму.

Для себя же я четко уяснил, что если сегодня где-то обсуждают проблемы Крыма, не обозначив в начале дискуссии статус полуострова как аннексированное территории, это воровская сходка. А если такое происходит в Крыму – то это, получается, воровская сходка на месте преступления.

Максим Кобза, крымчанин (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG