Доступность ссылки

Сеть региональных штабов предвыборной кампании Алексея Навального регулярно сталкивается с противодействием местных властей: волонтерам не согласовывают пикеты, изымают агитматериалы, задерживают и выписывают штрафы. Доходит и до силового воздействия, причем в большинстве случаев силовые атаки на активистов сходят с рук нападавшим. Но бывают и исключения, так 15 сентября Следственный комитет заявил о возбуждении в Костромской области уголовного дела о нападении полицейского на сторонника Навального по статье о превышении должностных полномочий.

Полтора месяца назад, 5 августа активисты установили куб, раздавали газеты и рассказывали об оппозиционном политике на площади Октябрьской в Костроме, которая является гайд-парком: здесь согласование акций с властями не требуется. Но акция была быстро прервана подоспевшими сотрудниками городской администрации в сопровождении полицейских и нескольких человек в штатском. Организатора мероприятия Анну Вершинину повели к полицейской машине, волонтеры фиксировали происходящее на видео.

Позже замкоординатора местного штаба Александр Зыков написал заявление в СК и прокуратуру на человека, представившегося майором полиции Эдуардом Волковым. Молодой человек обвинил полицейского в незаконном применении насилия.

– Волков отказался предъявлять удостоверение, когда его попросили. Ему очень не понравилось, когда мы начали его снимать, – объясняет Радио Свобода Александр Зыков. – Он начал отталкивать наших волонтеров. Волонтеры продолжали его снимать, он продолжал их отталкивать. В итоге я взял камеру у одного из волонтёров, а всех остальных послал к Анне Вершининой, чтобы они снимали, как у нее берут показания, что ее пытаются задержать, доставить в отдел. Я подошел к майору Волкову. Он взял меня за грудки, в итоге схватил за шею и ударил головой в бровь, у меня потекла кровь. После этого майор Волков преспокойно сел в “ПАЗик” и начал записывать показания наших волонтеров, брать с них объяснения. Удостоверение он так никому и не показал, кроме репортера телеканала "7х7" Молоторенко. Этому репортеру он точно также выкручивал руки, пытался у него отобрать камеру. Когда я обращался к коллегам этого Волкова, никто из них не отреагировал. Они даже не сказали этому человеку, чтобы он как-то поумерил свой пыл. Никто его не угомонил. А уж о том, чтобы задержать его, вообще, речи не шло. В тот же день заявление составил я в Следственный комитет и прокуратуру. Потом его на следующий день подриховали юристы из федерального штаба.

– Вы ожидали, что начнется проверка, возбудят уголовное дело?

– Ожидал, да. Но настрой был пессимистичный. И сейчас я не верю, что дело прямо само собой пойдет в ход. Если мы не будем развивать дальше эту тему, мне кажется, что майора Волкова не привлекут вообще ни к какой ответственности. По моим источникам в УВД, майор Волков ушел в самооплачиваемый отпуск и уехал. Где он сейчас находится – неизвестно.

– Как часто происходит давление на сотрудников штаба, волонтеров?

Я заглядываю за дверь, и действительно на двери кровавый отпечаток ладони. Весь порог у меня был испачкан кровью

– Административное – ежесекундно, ежечасно, еженедельно, круглые сутки, 24 часа. Наверное, стоит начать с истоков. Я был организатором прогулки 26 марта. И 25-го в 23:30 раздался стук в дверь: наряд полиции, говорят, что в мою квартиру ведут следы крови. Я заглядываю за дверь, и действительно на двери кровавый отпечаток ладони. Весь порог у меня был испачкан кровью. Наряд берет показания у соседа. Через полчаса подъезжает начальник 3-го УМВД по Заволжскому району. Сам начальник УВД на такое дело! Начинают брать с меня показания. На следующий день меня по повестке вызывают в отдел как свидетеля. Я прихожу в 9 часов утра и, наверное, где-то в 9 часов вечера уезжаю с детектора. У меня брали отпечатки, меня возили на детектор. У меня изъяли телефон. У свидетеля изъяли телефон – это парадоксальная вещь. Потом были задержания на кубах. 11 июня меня впервые задержали на согласованном кубе, что парадоксально. Основная придирка администрации была, что я не указал в уведомлении проведение публичного мероприятия, что буду использовать сборочно-разборочную конструкцию, этот самый куб. Естественно, администрация проиграла в суде по этому пункту. В итоге меня обвинили в том, что у меня не было бейджика организатора, т. е. у организатора должен быть какой-то отличительный знак на публичном мероприятии. У меня его не было. Мне влепили 5 тысяч.

– Вы где-то учитесь?

– В машиностроительном техникуме. И тут тоже административное давление. Недавно начался процесс моего отчисления. После того, как я сдал все экзамены, мне сказали, что у меня академическая неуспеваемость. Насколько это правомерно – отчислять человека после того, как он сдал все экзамены – это уже вопрос к юристам.

– Как Вы стали заместителем координатора штаба?

– 26 марта организовал прогулку. А дальше со мной связались люди из федерального штаба и предложили мне место. Честно говоря, это даже для меня секрет, как они выбирали кандидатуры. Наверное, повлияло то, что я организовал прогулку 26 марта.

– А почему вы решили ее организовать?

– Я много лет наблюдал, как все становится хуже, видел, что чиновники воруют, что в нашей областной Думе сидят одни и те же люди постоянно, что никакой политики в Костроме нет. А тут Навальный предлагает организовать митинг, да еще у него вышло хорошее видео, которое разоблачает Дмитрия Анатольевича Медведева, второго по значимости коррупционера страны, потому что первый – это Путин. Я решил, а почему не Кострома? У нас тут есть тоже политически активные граждане. Давайте-ка, я создам мероприятие в соцсетях.

– В пятницу главу московского штаба Николая Ляскина ударили по голове железной трубой. Не пугает ли вас это?

Если бы не было никакого давления, это значило бы, что наша деятельность не привлекает никакого внимания. Это значит, что наша активность кого-то не устраивает в Кремле

– А что делать? Да, возможно, в какой-то мере напугало. Но это абсолютно не значит, что надо прекращать свою деятельность. Так мы, конечно, ничего не добьемся. С самого начала было понятно, что будет какое-то административное давление, что оно может перейти в физическое. Это естественно. И дальше будет ещё хуже. Тем не менее, это тот самый мономиф (схожая для всех героев структура странствий и жизни – РС), когда ты проходишь через определенные тернии к своим звездам. Так и должно быть. Если бы не было никакого давления, это значило бы, что наша деятельность не привлекает никакого внимания. Это значит, что наша активность кого-то не устраивает в Кремле. Конечно, мы затрагиваем интересы определенного круга лиц, верхушки нашей власти, абсолютно коррумпированной. Им не нравится, когда под ними горит кресло.

Агитация "Единой России" в Костроме
Агитация "Единой России" в Костроме

Костромской штаб Алексея Навального политик открывал лично. 22 апреля на встречу с оппозиционером пришли более ста потенциальных волонтеров. Штаб стал 22-м филиалом президентской кампании Навального (всего на данный момент открыто 76 штабов). Координаторы Навального в Костроме арендуют небольшое помещение в центре города.

– Чем занимается штаб?

– Мы агитируем людей поддержать Алексея Навального на предстоящих президентских выборах и поставить подпись за выдвижение Алексея Навального. Прежде всего, это регистрация на сайте. В дальнейшем у нас начнется верификация всех тех людей, которые зарегистрировались на нашем сайте. Волонтеров, из тех, кто записан на самом сайте Навального, 480 человек. Подписантов – полторы тысячи. Из тех, кто пришел именно к нам в штаб, – 252 или 253 человека.

– Волонтеры – молодые люди в основном?

– Средний возраст очень сложно отследить, потому что к нам в штаб на постоянной основе ходят люди, у кого больше свободного времени. А больше свободного времени у студентов и у школьников. Так что, большинство людей, которые ходят к нам на постоянной основе – это люди 18-20 лет. Средний возраст всех тех, кто к нам в штаб на данный момент пришел, около 27 лет.

– Как идет работа с костромичами? Как они реагируют на агитацию?

Большая часть населения Костромы не знает, кто такой Алексей Навальный, и даже не знает, что в 2018 году будут выборы в президенты

– Как негативно, так и положительно реагируют. Наша работа как раз в том и заключается, чтобы объяснить людям, чем хороша президентская программа Алексея Навального, в чем преимущество президента Алексея Навального перед всеми другими кандидатами в президенты. На наших публичных мероприятиях бывают некоторые люди, которые после того, как слышат фамилию Навальный, сразу же начинают кричать и материться. Но таких людей, к счастью, немного. В основном, все люди реагируют довольно положительно. Но большая часть населения Костромы не знает, кто такой Алексей Навальный, и даже не знает, что в 2018 году будут выборы в президенты.

– Как происходит взаимодействие с федеральным штабом? Координируете ли Вы с ним действия, в чем-то советуетесь? Они что-то предлагают, запрещают?

– Запрещают – нет, но координируем – безусловно. Мы ставим в известность в большинстве случаев. 99% всех наших инициатив федеральный штаб всегда поддерживает. Например, те же самые кубы. Я сразу предупреждаю федеральный штаб: "Мы выходим на куб. Скорее всего, будет штраф". Отвечают: "Ну, а что делать?! Не в штабе же сидеть. Конечно, выходите, агитируйте народ". Мы выходим, получаем штраф, федеральный штаб их оплачивает. И то же самое касается всех остальных мероприятий.

– Вы приняли участие в работе Штабикона, форума региональных координаторов штабов Навального. Он вам что-то дал?

– Да, там было очень интересно. Если бы можно было продлить его еще на неделю, было бы прекрасно. Это колоссальный опыт: ты общаешься с другими людьми и получаешь опыт, как они организовывают мероприятия. Ты узнаёшь, как можно лучше делать, как они достигают результата на тех местах, где ты его не можешь достичь. После этого ты приезжаешь сюда и понимаешь, что те методы, которые работают в других регионах, они и здесь точно также срабатывают.

– Есть региональные различия, которые приходится реализовывать только здесь?

Людям абсолютно пофиг на всех кандидатов. Им абсолютно пофиг на все, что происходит в областной Думе и, вообще, в политике

– Трудность есть в агитации. Она заключается в том, что у нас довольно пассивный народ. Он аполитичен. Костромская область – это самая аполитичная область, самый аполитичный регион. Но его аполитичность заключается в том, что никто не ходит на выборы. Людям абсолютно пофиг на всех кандидатов. Им абсолютно пофиг на все, что происходит в областной Думе и вообще в политике. Поэтому основная трудность – это сагитировать людей на какие-либо действия.

– Почему они себя так ведут?

– Потому что, скорее всего, они привыкли за 17 лет, что ничего не меняется. У нас люди в думе по 27 лет сидят. Депутат Приставакин, который говорит, что деятельность штаба Навального необходимо рубить на корню, уже 27 лет в городской думе! Ижицкий – лет 17 (Валерий Ижицкий является депутатом Костромской областной Думы с марта 1994 года – РС). Никто не меняется.

Илья Яшин в Костроме в 2015 году
Илья Яшин в Костроме в 2015 году

– Два года назад в местных выборах участвовала Демократическая коалиция на базе ПАРНАС с Ильей Яшиным во главе партийного списка. Кампания оказалась провальной: менее 1% голосов. С тех пор что-то поменялось?

– Провальной кампания получилась потому что, скорее всего, никто не ожидал такого противодействия, такого агитационного противовеса. Никто не ожидал, что начнет Жириновский приезжать сюда и разговаривать с людьми, говорить им, что на митинги Навального не стоит ходить. ПАРНАС, как мне кажется, этого не ожидал. Плюс какие-то внутренние разборки помешали проведению программы. Сейчас такого нет. Во-первых, у нас нет никаких разногласий внутри. Во-вторых, мы готовы к любому противодействию.

– Юридическая подкованность ваших волонтеров чем объясняется?

– В других регионах нанимают юриста, который у них на постоянной основе работает. У нас такого юриста пока еще нет. Это большая проблема костромского штаба. Тем не менее, это способствовало тому, что мы сами стали юристами в какой-то мере. По 54-му ФЗ, что касается массовых мероприятий, мы точно хорошо разбираемся.

– Чтобы вы хотели изменить?

– Я бы хотел внести какую-то политику в Костромскую область, потому что сейчас ее нет. Мне бы хотелось, чтобы появилась какая-то альтернатива действующим областным депутатам.

– Вы мыслите в региональном масштабе?

– Логично думать, прежде всего, в региональном масштабе. В первую очередь, меня заботят проблемы моего города, моего региона. Проблема федерального масштаба меня интересует во вторую или даже в третью очередь.

– С какими еще проблемами сталкивается штаб?

– Не согласует ни одно публичное мероприятие администрация города. Если в каких-то регионах хоть какие-то уведомления проходят, здесь – ни одного! Они самые банальные вещи делают для того, чтобы не согласовать наши мероприятия. Все, что угодно! Недавно я подавал уведомление. По моим критериям вообще не могло быть отказа. Они мне ответили, что я не указал адрес места жительства. Он указан там! Завтра я буду подавать заявление в суд и судиться с администрацией по этому поводу. Второе – это просто деревянные, глупые, необразованные ОВДэшники. Они сами не понимают, что творят. Вроде бы 2015 год, и кампания ПАРНАС должна была натренировать в них хоть какую-то юридическую грамотность. Нет, ОВД действует абсолютно не в рамках закона. Задерживают крайне жёстко без пояснения причин, без оснований.

– Как теперь проходят агитации?

– На все те же самые площадки, на которые мы подаем уведомление в администрацию, по которым нам приходит отказ, мы выходим и делаем то же самое, что при кубе, только без изображения Навального. Раздаем газеты, разговариваем с людьми, агитируем приходить в штаб и помогать нам.

– Какие ближайшие планы у штаба? Посетит ли Навальный Кострому в рамках своего турне?

– Две ближайшие задачи федерального масштаба – первая, это встретить Навального и организовать митинг, на котором будет Навальный отвечать на вопросы. Вторая – это начать верификацию. К нам должно приехать специальное оборудование, с помощью которого мы будем проверять, смогут граждане поставить подпись или нет, всё ли у них хорошо с паспортами, подойдет ли нам их подпись. Естественно, митинг могут не согласовать. Это же необходимо через администрацию делать. После того, как ты подаешь заявки, постфактум они уже решают, планируют логистику. Прежде всего, конечно же, в приоритете крупные города. До нас дойдет очередь примерно через полтора месяца, – сказал Александр Зыков.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG