Доступность ссылки

Алексей Цветков: Страх и ненависть в Лас-Вегасе


Пара ковбойских сапог лежит рядом с местом массового расстрела людей на концерте кантри-музыки в Лас-Вегасе, 1 октября 2017 года

В мире смартфонов уже негде укрыться от жутких кадров: толпы людей, мечущихся по освещенной ночной площади под аккомпанемент автоматных очередей – один за другим несчастные падают, некоторые пытаются подняться, но вновь падают, пораженные повторным попаданием. Те, кто еще не видел ада, теперь могут посмотреть трейлер.

Поскольку процедуру массового истребления никто не хронометрировал, последовательность событий до сих пор путается. Известно, что в 20 часов 8 минут в полицию позвонили, чтобы сообщить: площадь, где проводится фестиваль музыки кантри, обстреливается из автоматического оружия. У прибывшего на место происшествия полицейского наряда ушло какое-то время на то, чтобы понять, что стреляют с верхних этажей близлежащего отеля Mandalay Bay, но вычислить этаж было невозможно, и тогда начали прочесывать с 29-го уровня вверх. Когда дошли до 32-го, стало ясно, что стреляют оттуда. Номер быстро обнаружили и взрывом выбили дверь – в 21:20. В номере нашли труп злоумышленника, покончившего с собой, и 17 стволов, в том числе автоматическое оружие. Итого 1 час 12 минут, в то время как свидетели считают: стрельба велась в течение 10 минут. Некоторые упоминают о паузах – видимо, для того чтобы сменить оружие, как и было впоследствии установлено.

Все, что пока удалось узнать о стрелявшем, никак не проясняет картины. Известно, что это был Стивен Пэддок. 64-летний бывший сотрудник компании Lockheed Martin жил в городке Мескит к северо-востоку от Лас-Вегаса, часто играл в казино на крупные суммы. Никаких особых преступлений за ним не было ранее замечено, ФБР не обнаружило у него связей с международными террористическими группировками. Младший брат Пэддока Эрик, живущий во Флориде, был явно потрясен случившимся: по его словам, у Стивена не было никаких психологических или материальных проблем. Вопросов, если прибегнуть к журналистскому клише, больше, чем ответов.

Похоже, что особенно обострились два вопроса, и ответ вряд ли будет найден в скором времени. По первому из них, о праве граждан США на приобретение и ношение оружия, президент Дональд Трамп уже высказывался в достаточно категорической форме в ходе предвыборной кампании. Один из его излюбленных выпадов в адрес Хиллари Клинтон заключался в том, что она намерена аннулировать Вторую поправку к Конституции, гарантирующую это право, хотя она этой темы почти не касалась, и в любом случае такая отмена – за пределами президентских полномочий. Поклонники Второй поправки отвергают любые попытки ограничить свое право. Хотя в Конституции оно упоминается в связи с необходимостью народного ополчения, сегодня это звучит как анахронизм, и защитники такой нормы закона уверяют, что оберегают это право ради охоты, спорта и самозащиты. Однако особенность трагедии в Лас-Вегасе в том, что злоумышленник пустил в ход боевое автоматическое оружие, которое к этим трем пунктам вряд ли имеет отношение.

Меняет ли состав преступления один только лозунг "Аллаху акбар"?

Один из аргументов в пользу свободного ношения оружия заключается как раз в том, что, будь оно в распоряжении жертв, акты массового убийства можно было бы пресекать в зародыше. Не очень понятно, какой хозяин дискотеки согласится пускать в зал вооруженных посетителей, в кого они могут попасть в панике, которую неминуемо вызовет теракт. Но в данном случае даже эта неуклюжая апология теряет остатки убедительности: каким образом гражданские лица на обстреливаемой площади могли бы, с помощью пистолетов или револьверов, обезвредить стрелка с боевым оружием и даже с оптическим прицелом, на 32-м этаже, если у полиции ушло больше часа на его поиски? В лучшем случае они обеспечат злоумышленнику наличие удобных малоподвижных мишеней.

Второй вопрос сгущается в воздухе еще сильнее: кого же, в конечном счете, мы должны считать террористом? Этот термин стал сегодня почти синонимом исламского экстремизма, хотя до недавнего времени террористом полагали любого, кто покушается на гражданское население ради достижения политических или каких-либо других целей. Пэддок, по всей видимости, не связан ни с какими международными организациями, которые объявлены террористическими, – считать ли на этом основании его беспрецедентную акцию просто бытовым преступлением? И как тогда быть, допустим, с водителем грузовика в Ницце, уголовником, который не был замечен ни в каком исламе до тех пор, пока не прошел, в считанные дни, ускоренный курс религии, явно для того, чтобы придать своему самоубийственному преступлению больший резонанс? Не проще ли тогда определить террориста просто как преступника с мусульманским именем? Меняет ли состав преступления один только лозунг "Аллаху акбар"?

"Мои горячие соболезнования жертвам жуткой стрельбы в Лас-Вегасе и членам их семей", – написал президент Трамп в Twitter наутро после трагедии, но о терроре, в отсутствие исламского следа, не упомянул ни словом. Пресс-секретарь Белого дома Сара Хакеби Сэндерс, выступая перед журналистами, отмела вопрос об ограничении права на владение оружием, заявив, что в такую минуту надо думать о сплочении рядов. При этом дала понять, что мнение президента о Второй поправке остается непоколебимым. До тех пор, пока другого ответа на этот вопрос не найдется, многие из нас существуют на свете только по милости кого-то неизвестного, пока ему не придет в голову пострелять в нас из М-16.

Алексей Цветков, нью-йоркский публицист и политический комментатор

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG