Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Появление помощника президента России Владислава Суркова в Ростове, на открытии памятника российским «добровольцам» – политический жест, который вряд ли стоит игнорировать.

До последнего времени Сурков считался наблюдателями организатором спецоперации по аннексии Крыма и «куратором» боевиков Донбасса. Но он никогда не появлялся рядом с их главарями.

Фотография Суркова вместе с главой «ДНР» Захарченко и бывшим «главой правительства» придуманной «республики» Бородаем – да-да, тем самым Бородаем, которого на Западе считают участником уничтожения малайзийского «Боинга» – это уже не предположение о существовании связи. Это – свидетельство опасного контакта.

Помощник президента России Владислав Сурков (слева) на открытии памятника «героям Донбасса»
Помощник президента России Владислав Сурков (слева) на открытии памятника «героям Донбасса»

​Вместе с тем Сурков молчал. Он не произнес ни единого слова ни на самой церемонии открытия памятника вероятным убийцам тысяч украинских военнослужащих и мирных граждан, ни после этого зловещего ритуала. Он только улыбался в лицо журналистам, пытавшимся задать вопросы путинскому соратнику. Он так и ушел – молча. Никаких заявлений. Никаких слов благодарности. Никаких комментариев. Просто ничего. И это – тоже жест.

С одной стороны, Сурков – и те, кто стоит за этим персонажем – хотят показать донбасским наемникам, что Россия «своих не бросает» и что даже высокопоставленным чиновникам не зазорно показываться рядом с откровенными проходимцами и предателями собственной страны. С другой стороны, в Кремле явно не могут прийти к решению о дальнейшей судьбе оккупированных территорий.

Сурков вынужден играть роль высокопоставленного немого. Донбасс для него и его начальства – чемодан без ручки

​Уже ясно, что пока на Донбассе – оккупация, не удастся ни о чем договориться ни с американцами, ни с европейцами. Да и о будущем Крыма, еще одного объекта внимания Суркова, на Западе говорят все чаще. Но, с другой стороны, отказаться от захваченного – значит поступиться честью оккупанта.

Возможно, для самого Суркова это – просто вопрос влияния. Но для Путина – вопрос выживания.

Именно поэтому Сурков вынужден играть роль высокопоставленного немого. Донбасс для него и его начальства – чемодан без ручки. Какого-нибудь Захарченко можно вывезти с оккупированной территории вместе с наворованным (а можно и не вывозить). Но что делать с самим регионом? Что делать со средствами на этот регион? Что делать с санкциями? Ни на один из этих вопросов в Кремле ответа нет. Остается открывать монументы национального позора.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG