Доступность ссылки

«Нас сделали бомжами»: в Ростове-на-Дону запретили отстраивать сгоревшие дома


На месте пожара в центре Ростова-на-Дону. 22 августа 2017 года

Власти российского Ростова-на-Дону передумали восстанавливать сгоревший в конце августа район частных домов в центре города. Ранее сообщалось, что сгоревший квартал "восстановят и сделают его лучше прежнего". В октябре же чиновники сообщили погорельцам, что им запрещено перестраивать свои дома. Приватизированную землю власти Ростова-на-Дону собираются выкупить у людей в "добровольно-принудительном порядке". Непригодными для жилья признаются даже целые дома. Их жильцам предлагают жилищные сертификаты, которые, впрочем, получат не все.

Пожар в Ростове-на-Дону уничтожил более 120 строений, в том числе около 100 жилых домов. Погиб один человек. Сразу же появилось предположение, что причиной пожара, вспыхнувшего сразу в нескольких местах, стал поджог, но виновных так и не нашли.

На встрече с погорельцами, которая длилась более двух часов, мэр города Виталий Кушнарев впервые заявил, что не разрешит восстанавливать поврежденные дома. Он сказал, что если дом не подлежит восстановлению, то участок, на котором он стоит, выкупят в добровольно-принудительном порядке. "Территория не предполагает застройки", – пояснил он.

Директор департамента ЖКХ и энергетики Ростова Анна Нор-Аревян пояснила, что после пожара была создана специальная городская комиссия, которая обследовала все пострадавшие при пожаре жилые постройки – их оказалось 250. Больше половины из них – 163 здания по 75 адресам – были признаны непригодными для проживания. О том, что на данных участках нельзя заново отстроить дома, пострадавшие узнали только после того, как напрямую задали этот вопрос чиновникам.

Последствия крупного пожара в центре Ростова-на-Дону
Последствия крупного пожара в центре Ростова-на-Дону

Ранее губернатор Ростовской области Василий Голубев предлагал властям города не отдавать под застройку территорию в районе Театральной площади, которая пострадала от пожара. Он же потом пообещал, что у каждого пострадавшего будет возможность выбора: переехать в предоставленное новое жилье или восстановить свой дом. Позже заместитель главы администрации Ростова по вопросам ЖКХ Владимир Сакеллариус сообщил, что большинство пострадавших от пожара домов будет снесено с согласия собственников. При этом Сакеллариус уточнил, что земля останется в собственности погорельцев, а что с ней будет, решат позже. Не всех жителей устраивает такой вариант:

Я хочу жить в центре города, где и жила

– Я не хочу никуда идти, я хочу жить в центре города, где и жила. У меня есть земля, разрешите мне там построиться, я хочу жить у себя. Нам дают деньги на новое жилье, но в другом районе, а в ответ на наше возмущение говорят – вы видели, какое в центре города дорогое жилье? Почему это должно быть моей проблемой, если в этом районе я жила всю жизнь? Не можете выделить достаточно денег, чтобы хватило на квартиру в том же районе, разрешите отстроить заново свой дом! Конечно, мы не хотим продавать свою землю. Ведь нет никакой уверенности, что рыночная стоимость будет реальной, что власти снова что-нибудь не придумают. Скорее всего, кинут кость как собакам, лишь бы не мешали, – заявила одна из пострадавших Рузанна Багдасарян..

У военного пенсионера Сергея Мацакова сгорел дом на Нижнебульварной улице, и он тоже не верит, что власть сможет возместить его потери:

Я не по пьянке закурил и спалил квартиру. Нас сделали бомжами!

– Два года назад мы купили в Ростове квартиру в центре для сына, обставили ее, и она сгорела. Земли в собственности у меня нет – только квартира и жилой домик в области, за 100 км от города. Теперь по закону, который могут принять, я не имею права на субсидию – за сгоревшую квартиру ничего не выплатят, потому что мне якобы есть где жить. Единственное, что сказали мне чиновники, – продайте свой домик и купите квартиру в городе! Я эту квартиру купил сам для сына, мы с женой работали всю жизнь, и муниципалы при покупке квартиры нам не помогали. Власти в одночасье сожгли район, а я должен эту квартиру подарить муниципалитету. Я не по пьянке закурил и спалил квартиру. Было следствие – это поджог. Нас сделали бомжами! И отвечать за это никто не хочет, – возмущается военный пенсионер.

Вокруг сгоревших домов идет строительство многоэтажек
Вокруг сгоревших домов идет строительство многоэтажек

В ходе общения с погорельцами ростовские чиновники несколько раз подчеркнули, что покупка земли не заменит выплаты на получение нового жилья для погорельцев. И если вначале власти говорили о том, что все пострадавшие, согласно российскому законодательству, получат жилищные сертификаты на приобретение новых домов, то сейчас от этой идеи пришлось отказаться:

Реальное возмещение по этому закону могут получить лишь 15–18 процентов пострадавших

– Федеральным законом установлены очень жесткие требования к людям, которые лишились жилья в результате ЧС. Чтобы получить государственный жилищный сертификат, необходимо иметь в собственности сгоревшее жилье, постоянно проживать в этом месте и быть зарегистрированным там. При этом пострадавший не должен больше иметь в собственности ни одного квадратного метра жилья. Когда мы наложили эти требования на нашу ситуацию, мы увидели, что реальное возмещение по этому закону могут получить не больше 15–18% пострадавших, это 87 человек, – сказал председатель Заксобрания региона Александр Ищенко.

По словам Ищенко, в настоящий момент разработан проект областного закона, который предусматривает выплату субсидий на покупку нового жилья всем пострадавшим. Если этот проект будет одобрен федеральным правительством, на каждого члена пострадавшей при пожаре семьи придется по 46 800 рублей на квадратный метр нового жилья (из расчета 33 кв. м. на человека). При этом, как уже сейчас известно, 127 человек из 692 пострадавших не могут претендовать на получение субсидии, так как в их собственности имеется жилье, которое превышает социальную норму на человека.

Чиновники подчеркнули, что погорельцы сами смогут выбрать новое жилье, но как все понимают, рассчитывать на недвижимость в центре города им не приходится.

Складывается впечатление, что все было продумано и заранее решено

– Это беспредел. Кто-то купил эту землю, кто-то получил в наследство. Складывается впечатление, что все это было продумано и заранее решено. Даже те люди, у которых все в порядке с документами, они платили налоги, все равно у них забирают землю. И они, конечно, не смогут купить себе жилье в этом районе, – говорит один из местных жителей, отказавшийся представиться.

Юрист проекта "Открытое право" из Ростова-на-Дону Николай Шатунов обращает внимание на противоречивые обещания властей после пожара.

Нельзя отбирать у людей имущество или скупать по дешевке землю

– С юридической точки зрения можно отметить то, что было официальное заявление губернатора Ростовской области Голубева, который говорил о том, что у погорельцев будет шанс, возможность построить дома или восстановить свои, поврежденные, если они еще целые остались, на том же месте, где они были. Сейчас, пожалуйста, Кушнарев сообщает о том, что нет, нельзя будет ничего строить, ваша земля будет выкуплена по рыночной стоимости. Потом еще было сообщение о том, что будет направлен местный законопроект в Москву для согласования. Это вызывает множество вопросов. Во-первых, потому что есть общая мировая практика. Если перед большими спортивными соревнованиями, в нашем случае это ЧМ по футболу 2018 года, сгорают дома на какой-то территории, которая вызывает интерес, то все отстраивают на прежнем месте. Чтобы отвести подозрения от организаторов, чтобы показать, что нельзя отбирать у людей имущество и землю забирать у людей с целью обогащения, какого-то строительства или просто чтобы выкупить ее по дешевке. Все помнят, что к погорельцам приходили незадолго до пожара люди и предлагали дешево у них выкупить эту землю вместе с домами, под строительство. Власти на это никак не отреагировали. Позже случился пожар. Таким образом, выходит, что вероятно какой-то умысел был у кого-то, – рассуждает юрист "Открытого права".

При этом пострадавшие, по словам Шатунова, крайне неохотно общаются с независимыми юристами, которые готовы им помогать, говоря, что "у них есть свои адвокаты".

– Мы с представителями движения "Артподготовка" собирались встретиться и пообщаться на эту тему, как-то помочь со своей стороны, оказать поддержку, направить соответствующее обращение. Но от нас отказались, сказав: "У нас есть свой юрист. И мы боимся с кем-либо еще общаться, о чем-либо договариваться", – сказал Шатунов.

Конкретной информации о том, что будет построено на месте сгоревших домов, пока нет. А о том, что там может появиться и кто мог организовать поджог, разговоров в городе много.

– Вероятно, это были какие-то застройщики, которые планируют организовать там строительство либо многоквартирного жилья, либо каких-то проектов к чемпионату мира 2018 года. Так или иначе, подобный умысел мог возникнуть только у них. То есть либо жилье, которое можно будет продать (много квартир, много жильцов) достаточно дорого, тем более в центре города, либо это какие-то объекты, зная, как у нас делаются госзакупки, – предполагает юрист "Открытого права" Николай Шатунов.


Адвокат в сфере жилищного, земельного и градостроительного права Станислав Станкевич объяснил Радио Свобода, что ситуация в Ростове-на-Дону крайне неоднозначна. Осложняется она тем, что многие дома и участки – не приватизированы. По данным российских властей и СМИ, получить так называемые жилищные сертификаты смогут только от 15 до 18 процентов людей, которые лишились домов.

Думаю, что много информации вбрасывается по заказу заинтересованных лиц

– Про собственность на землю очень противоречивая информация. Думаю, что многое вбрасывается по заказу каких-то заинтересованных лиц. Но есть данные, что права на землю там почти ни у кого не оформлены. Если земля у них в собственности, есть права на землю оформлены, необходимо понять, как именно власти собираются у них эту землю изымать. Единственный допустимый порядок, если земля действительно требуется для государственных нужд, прописан в Земельном кодексе России. Но там должно быть четко обозначено, какие именно участки требуются и для чего, потому что это может быть именно исключительный случай лишения граждан их собственности. Наиболее яркий пример – когда нужно проводить федеральную трассу или трассу местного значения, она должна пройти здесь и нигде больше. Здесь не совсем понятно, на каком основании эта земля будет изыматься, если люди хотят продолжать там жить и строиться и никаких трасс там не проводится, – считает Станкевич.

Он уверен, что люди должны настроиться на долгую борьбу и побороться за свои права, потому что только в этом случае они смогут получить полноценные компенсации за утраченное жилье.

Нужно не сдавать свою землю, нужно торговаться

– Если нет правовых оснований для изъятия, если в порядке право собственности, то нужно не сдавать свою землю, нужно торговаться. Если будут изымать, то оспаривать эти решения в суде. Подозреваю, что раз уж этим местом заинтересовались, кто-то будет вынужден уйти добровольно. Люди разные, кто-то может поторговаться, кто-то будет судиться. И такие люди обычно выигрывают (кто держится, не сдается), им предлагают нормальное возмещение. В этой ситуации, конечно, более всего жалко тех, кто лишился единственного жилья, кому некуда деться, и на них будет оказано, понятное дело, давление: либо переселяйся на наших условиях, либо судись с нами много лет, а где ты в это время будешь жить – это уже второй вопрос. Если у людей нет никаких прав на землю, им ничего другого не остается, как переселяться на условиях власти, тут уж ничего не попишешь. Надо своевременно заботиться о защите своих прав. И реальность показывает, что в последнюю очередь защитой ваших прав будет заниматься государство, – говорит адвокат Станислав Станкевич.

Ориганал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG