Доступность ссылки

Без крыши над головой: семья из Ирака провела год в палатке у Ла-Манша


Беженец Махмед Али с ребенком

На бумаге и в речах чиновников все было гладко. Год назад тогдашний президент Франции Франсуа Олланд публично обещал открыть для мигрантов вместо огромных, криминальных и антисанитарных "Джунглей" современный центр временного содержания в том же Кале и соседнем Дюнкерке.

Прошел год. Хотя власти и отчитались о том, что самый большой лагерь мигрантов Европы уничтожен, на деле поток нелегалов, мечтающих перебраться через пролив в Великобританию, не иссяк, и тысячи мигрантов продолжают жить перед проливом Ла-Манш.

Среди них молодая семья из Ирака: 21-летний выходец из Иракского Курдистана Махмед Али и его гражданская жена. Уже больше года они живут в палатке на голой земле в лесу и говорят, что у них есть лишь одна мечта – начать новую жизнь в Англии, где живет мать девушки.

Али говорит по-английски и у него есть профессия – он повар, который в Ираке неоднократно побеждал на различных конкурсах. И он готов начать работать хоть завтра, как и его жена.

"Я повар, и готовить еду для других людей – это то, что приносит мне радость", – признается юноша.

Но чтобы работать на полную ставку, молодым людям нужна помощь в присмотре за ребенком. Именно поэтому Махмед уже пять раз пытался вместе с семьей добраться до Англии, где за малышом присмотрят родные. Пока – безуспешно.

Таких, как он, много: почти каждый второй беженец на берегу Ла-Манша ждет разрешения выехать из Франции в Великобританию к родным.

Али и его гражданская жена родом из Северного Ирака. Пара бежала из родного города, когда стало ясно, что девушка забеременела.

"Моя проблема – семейная. Мы официально не женаты, но у нас есть 10-месячный ребенок, а моя гражданская жена снова беременна. В исламских странах, таких как Ирак, рождение ребенка вне брака невозможно. Родственники готовы убить не только нас, но и нашего ребенка", – рассказывает отец.

Махмед признается, что бюрократические процедуры пока не позволяют им пересечь Ла-Манш законным способом. Но пока верит в лучшее. Власти Франции, по его словам, ни его семье, ни другим беженцам не помогают – ни с поиском работы, ни с присмотром за детьми. Но одновременно и не дают выехать из Франции в Великобританию.

"Никто не приходит к нам, никто не хочет видеть, что с нами здесь происходит, почему люди здесь находятся, – говорит молодой отец. – Но некоторые, как я, просто должны попасть в Великобританию: у нас есть там родственники, которые нам помогут. Я надеюсь, что скоро стану отцом двух детей и у меня наконец будет нормальная жизнь".

*****

Волонтеры, которые помогают беженцам в Кале, говорят, что на берегу Ла-Манша в нескольких лагерях сейчас живут примерно полторы тысячи человек вместо 7-10 тысяч, которые жили год назад. На языке чиновничьих отчетов – динамика положительная. Но волонтеры и правозащитники говорят о гуманитарном бедствии.

Координатор Calais Refugees Aid Абид Первез говорит, что минимально поддерживать беженцев удается лишь благодаря пожертвованиям со всего мира. На них волонтеры покупают подопечным еду, одежду, лекарства.

Многие добровольцы из Великобритании и Бельгии специально несколько раз в год бросают все – дела, работу, семьи – и приезжают во Францию: помочь выжить мигрантам, брошенным всеми, не нужным ни власти, ни местным жителям.

"Здесь по-прежнему много несовершеннолетних, лично я говорила с подростками 14-15 лет, которые сейчас просто спят под открытым небом, – рассказывает волонтер Алисон. – Они прошли всю Европу, чтобы попасть сюда, поэтому вся Европа должна собраться и дать этим людям возможности".

За год, прошедший после сноса "Джунглей", 7000 беженцев из лагеря были распределены по всей Франции и по так называемым центрам временного содержания. Примерно половина уже получила статус беженца во Франции, но другая половина до сих пор ожидает решения французских властей. В том числе и молодая семья из Курдистана.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG