Доступность ссылки

Игорь Лосев: Карт-бланш на защиту Украины


Заблокированная воинская часть в крымском поселке Новоозерное. Архивное фото

То, что произошло с украинским пограничником Сергеем Колмогоровым, который в 2014 году добровольно ушел защищать Родину, можно назвать маленькой картинкой для выяснения больших вопросов.

Во время боевых действий вблизи Мариуполя, дежуря на блокпосту, старший солдат Бердянского пограничного отряда Колмогоров выполнял приказ остановить подозрительный автомобиль. Водитель, несмотря на все требования, не останавливался. Тогда был открыт огонь, в результате чего в автомобиле от ранений погибла женщина. Водитель, очевидно несущий всю ответственность за трагические последствия, бежал за пределы Украины и теперь дает объяснения суду через видеосвязь из российского города Санкт-Петербурга.

Опасно не выполнить приказ, но еще опаснее его выполнять

​Колмогоров был обвинен Приморским районным судом Мариуполя и получил 13 лет заключения, из которых три уже отсидел. Парадокс заключается в том, что если бы он не выполнил приказ, то мог бы получить за невыполнение 5 лет... Итак, опасно не выполнить приказ, но еще опаснее его выполнять. Может ли нормально воевать армия, действующая под таким страшным прессом, под постоянной угрозой судебного преследования? Тем более что в воюющей стране на четвертом году войны нет военного положения. И поэтому военных судят гражданские суды по законам мирного времени, совсем не понимая (или не желая понимать) специфики боевых действий.

Между тем, мир и война ‒ это совершенно разные миры. Отсутствие военного положения отнимает возможности украинской армии, деморализует солдат и офицеров, ставит армию в сомнительную и провокационную ситуацию, заставляет бойцов бояться ответственности за вполне законные ‒ даже более, необходимые ‒ действия, парализует волю защитников Украины.

Ведь «казус Колмогорова» ‒ это самое вопиющее, но не единственное воплощение абсурдной и опасной ситуации, связанной с рассмотрением судами Донецкой и Луганской областей дел украинских военных, обвиняемых в преступлениях, которые на самом деле являлись исполнением своих обязанностей. Скажем, использовали чей-то автомобиль для доставки раненых в госпиталь ‒ все, кража, а то и разбой (ведь военные были с оружием), суд ‒ и приговор. И таких дел десятки или даже сотни.

Украинская журналистка, крымчанка Валентина Самар в эфире ТРК «Черноморская» рассказала, как в начале 2014 года в Крыму российские офицеры говорили украинским коллегам: «Вы по нам не стреляйте, потому что у вас на Украине не объявлено военное положение и вас будут судить за применение оружия». Никто и не выстрелил, и Крым был потерян. Конечно, это не единственная причина, но одна из важнейших.

Что это означает на практике?

Никто в Крыму из украинских военных не решился возглавить оборону полуострова, так как боялся быть обвиненным

​Судьба пограничника Сергея Колмогорова доказывает, что рассказ Самар не выдумка, а горькая правда. Не потому ли никто в Крыму из украинских военных не решился взять на себя ответственность и возглавить оборону полуострова, так как боялся быть обвиненным во всем «самым справедливым в мире и неподкупным украинским судом»? Тем более что официальный Киев или молчал, или говорил: «Вы там держитесь...».

Очень неприятное впечатление в деле Колмогорова оставили подчиненные Анатолия Матиоса, главного военного прокурора Украины. Они почему-то любой ценой стремились к осуждению пограничника, а когда киевский суд освободил его из-под стражи, всячески публично демонстрировали свое недовольство, обещая добиться осуждения...

Автор этих строк воочию наблюдал ситуацию, после которой он стал очень осторожно оценивать прокурорско-судебную публику в Украине. В 2008 году, находясь в родном городе Севастополе, я был, мягко говоря, весьма удивлен. Тогда, в честь 90-й годовщины поднятия на мачтах кораблей Черноморского флота флагов Украинского государства (это произошло в апреле 1918 года), Военно-морские силы Украины открыли мемориальную доску на Графской пристани. Во время церемонии на украинских моряков напали пророссийские активисты, избили украинцев и уничтожили мемориальную доску. Самое интересное, что украинский (!!!) военный прокурор в звании генерал-майора во всем обвинил украинских военных. Тогда был заложен еще один кирпичик уверенности России в том, что с Украиной можно поступать как угодно, она все равно не способна защититься.

Если Колмогорова осудят хотя бы символически, для украинской армии это будет сигнал чрезвычайной негативной силы: «Бери шинель, пошли домой!» Это означает, что государство совсем не защищает своих защитников, сдает их. Здесь стоило бы брать пример с США, где никогда не отдают на растерзание своих военных, действовавших по приказу и в рамках закона, выполняя свою миссию (и даже без приказа!). Таких же правил придерживается государство Израиль относительно ЦАХАЛ (национальной армии обороны).

Юридическая неопределенность ситуации, карикатурная аббревиатура АТО вместо признания факта войны разрушают оборону Украины изнутри, делают солдат и офицеров крайними, наказывая их за честное выполнение патриотического долга. И это уже сказывается. Появляются первые угрожающие симптомы.

Камо грядеши?

Карикатурная аббревиатура АТО вместо признания факта войны разрушает оборону Украины изнутри

​Нельзя забывать о деморализации украинской армии в 2014 году, когда военные не стреляли на Донбассе по врагу, сдавали ему оружие и военную технику. Сегодня действия, а скорее бездействие власти могут вернуть нас в то время.

Когда Михаил Саакашвили прорвался в Украину на западной границе (КПП «Шегини»), пограничники не очень ему мешали, наверное, зная о судьбе своего коллеги Сергея Колмогорова.

Наверное, знали о ситуации с ним. Да разве только с ним? Таких случаев сотни и сотни! Так, военные на аэродроме в Одессе, часть которого была захвачена неизвестными лицами в «балаклавах», вопреки Уставу не решились на защиту украинской военной части. Видимо, они уже были в курсе, что для гражданского суда военный Устав мало что значит? Эти псевдоюридические «оковы» на руках украинских бойцов могут существенно помочь агрессору в захвате других территорий Украины. По крайней мере, в Крыму они очень помогли. Кто будет воевать под топором уголовного преследования и наказания? Как сказал участник АТО, народный депутат Украины, юрист Игорь Лапин, «если бы Колмогорова посадили на 13 лет, это означало бы, что солдатам надо идти из АТО домой».

Абсурд, который навязывают стране вместо четких и понятных оценок положения, приводит к тому, что все меньше становится добровольцев и больше дезертиров, а прежде всего ‒ тех, кто уклоняется от призыва... Нет желающих защищать Украину, чтобы тебя потом за это еще и заключили в тюрьму.

Военные должны получить карт-бланш на защиту Украины

​Законодательство для силового блока в условиях войны должно быть максимально простым и эффективным. Военные должны получить карт-бланш на защиту Украины. Это требует создания системы военных судов (трибуналов), суды гражданские не должны вмешиваться в деятельность армии и других силовых структур. Войско Украины страдает от недостаточного вооружения, от плохого снабжения и логистики, от вредных советских традиций, от консервативного генералитета. Не надо, чтобы оно страдало еще и от нереформированной судебной системы, от нелюстрированной прокуратуры, от постоянного страха оказаться виновным без вины...

Игорь Лосев, кандидат философских наук, доцент кафедры культурологии НаУКМА

Взгляды, изложенные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радіо Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG