Доступность ссылки

«Надо каждое утро просыпаться и чистить свой автомат» ‒ Сеитаблаев о «киборгах» в фильме и жизни


Ахтем Сеитаблаев

7 декабря этого года на экраны Украины выходит художественный фильм «Киборги» Ахтема Сеитаблаева. В эксклюзивном интервью Радіо Свобода режиссер заметил, что лента ‒ не просто о защитниках Донецкого аэропорта, это фильм «о новых людях новой Украины». Сеитаблаев уверен, что картину увидят и в Крыму. По словам кинохудожника, он получает из аннексированного полуострова тысячи писем поддержки. Сеитаблаев также сравнил съемки «Хайтармы» и «Киборгов», рассказал об отношении к тем многим людям, которые не желают слышать о войне на Донбассе, и объяснил свое участие в телевизионных талант-шоу.

Александр Лащенко: Ну что же, разумеется, повод какой ‒ 7 декабря. Выходит на экраны Ваша работа, господин Сеитаблаев ‒ «Киборги», где Вы были режиссером. Вздыхаете, возможно, с облегчением или, наоборот, еще больше эмоционального напряжения в ожидании, каким будет результат просмотра зрителями?

‒ Всегда есть волнение. Конечно. Потому что история для меня лично очень важна. Я знаю, что для всей нашей команды очень важна. Надеюсь, что также волнуются и наши консультанты, те люди, которых сегодня достаточно часто называют «киборгами». Хотя они сами не любят это название. Но это такой уже общеизвестный тренд. Надеюсь, что наше волнение превратится в радость от того, что кино удалось. Очень хочется в это верить. И очень мечтаю об этом.

‒ 7 декабря ‒ Киев и... Какие еще города Украины? Все? Или большинство?

Надеюсь, что наше волнение превратится в радость от того, что кино удалось

‒ Прежде всего мы будем делать такой ряд допремьерных показов. Начнем 26 ноября с города Мариуполя, потом будет Запорожье, затем Днепр, потом Львов, потом, если я не ошибаюсь, Ивано-Франковск, Тернополь. По крайней мере, мы об этом говорим, и наш дистрибьютор, я знаю, делает все возможное для того, чтобы в каждом городе Украины была возможность посмотреть наше кино.

‒ И в Киеве именно 7 декабря? Какая дата?

‒ 6 декабря будет открытие. Будут одновременно две премьеры по приглашениям в основном. Это будет в кинотеатре «Украина», также в кинотеатре «Блокбастер», «Планета Кино». Там будет в нескольких залах ‒ 6 декабря. А официальный релиз ‒ да, 7 декабря.

‒ Автограф-шоу будет от Вас, от Ваших коллег по съемкам?

‒ Мы будем вместе с командой. Будут актеры, будут бойцы.

‒ Сами «киборги» будут?

‒ Да, конечно.

‒ Конечно, рассказывать перед премьерой содержание фильма ‒ это неблагодарное дело и не надо этого делать ‒ спойлерить. Но понятно, о ком идет речь. О защитниках Донецкого аэропорта. Тех героях, подвиг которых совсем рядом во времени. Господин Сеитаблаев, а Вы играли роль или только режиссер?

‒ У меня там есть такой довольно небольшой эпизод врача-хирурга. Но он при монтаже, по крайней мере сейчас, не вошел.

‒ Хотя от Вас это зависит, да?

‒ Ну да, зависит от меня. Но, понимаете, если ты там берешь какую-то линию, то ее нужно вести и дальше. Если появляется персонаж и после этого нет продолжения, поэтому надо решать, оставлять или нет.

‒ В отличие от «Хайтармы», где Вы сыграли главную роль.

‒ В «Хайтарме» была совсем другая ситуация. Потому что это через персонаж, которого я играл, через Амет-Хана Султана рассказывается, собственно, вся эта история.

‒ Наталья Ворожбит ‒ автор сценария. Кто исполнял главные роли?

У нас очень талантливые люди, потому что на пять основных, главных ролей были пробы. Примерно 150-160 актеров приезжало к нам на пробы

‒ Украинские артисты. Некоторые из них уже известны, некоторые, скажем так, недостаточно еще известны. Но надеюсь, что после «Киборгов» их имена будут, по крайней мере, более известные широкому зрителю. Это артисты и из киевского Театра драмы и комедии на Левом берегу, это и актеры из театра на Подоле, это и актеры из Херсона, из разных городов Украины. Вообще хочу сказать, что я в очередной раз убедился в том, что у нас очень талантливые люди, потому что на пять основных, главных ролей были пробы, приезжали актеры со всей Украины. Примерно 150-160 актеров приезжало к нам на пробы. Таким образом мы оставили тех, кто потом уже снимался.

‒ Кино ‒ дорогостоящая вещь. Как удалось с финансированием решить вопрос?

‒ Во-первых, это помощь государства. Потому что это ‒ 50% бюджета фильма. Также помогали нам не финансово, но своим содействием Генштаб ВСУ, Минобороны, некоторые государственные деятели, как, например, Вячеслав Кириленко и Евгений Нищук.

‒ Пришлось оставить Донецкий аэропорт украинским воинам. Хотя в целом война продолжается и еще до победы над агрессором ‒ ой, как далеко. Неизвестно, какой будет финальная фаза этой войны в целом.

Я заявляю, что наше кино жизнеутверждающее. Там много юмора, там много того, что дает надежду. Там много того, чем можно и нужно гордиться

‒ Почему же неизвестно? Известно! Мы победим. Наш фильм по своему жанру ‒ это военная драма. И некоторые из героев ‒ да, погибнут. Но я заявляю, что наше кино жизнеутверждающее. Там много юмора, там много того, что дает надежду. Там много того, чем можно и нужно гордиться. Там много надежд. Да, там много боли, там много рассуждений, там много диалогов обо всем, о чем мы говорим здесь, в мирной жизни, друг с другом. Но прежде всего это кино для молодежи. Оно жизнеутверждающее, оно о надежде и оно о победителях. Это кино о новых людях новой страны. Это рождение нового эпоса.

‒ Господин Сеитаблаев, одно дело (опять же события очень трагические) ‒ депортация крымскотатарского народа, но это была история все же, а сейчас эта история развивается ‒ это война. Что было труднее снимать «Хайтарму» или этот фильм?

‒ Трудно сравнивать. Потому что в «Хайтарме» были свои такие особые вещи. Когда у тебя на съемочной площадке 1,5 тысячи человек, подавляющее большинство которых это люди пожилого возраста. Именно они когда-то пережили депортацию. Тогда они, конечно, были детьми. То вдохновение и та готовность помочь в создании фильма, с одной стороны, очень помогала, а с другой стороны, накладывала большую ответственность, потому что было вполне понятно (это чувствовалось даже в атмосфере на съемочной площадке), как важно для этих людей быть здесь сейчас и помогать, и, конечно, как важно нам снять так фильм и сделать его таким, чтобы потом не было стыдно ни нам, ни этим людям.

«Киборги» (украинские солдаты, защищающие донецкий аэропорт) под обстрелом забирают тело танкиста, Донецк, 19 октября 2014 года
«Киборги» (украинские солдаты, защищающие донецкий аэропорт) под обстрелом забирают тело танкиста, Донецк, 19 октября 2014 года

Я надеюсь, нам удалось снять честное кино, снять кино о людях, у которых болит за то, что происходит вообще

С фильмом «Киборги» сходство в контексте ответственности. Потому что мы пытались и, я надеюсь, нам удалось это сделать, снять честное кино, снять кино о людях, у которых болит за то, что происходит вообще. Они (я имею в виду наших бойцов) не любят разговаривать, собственно, о войне. Они любят говорить, рассуждать, мечтать о мире, в который они вернутся, о мире, в котором они хотят жить, о стране, которую они хотят оставить своим потомкам, своим детям ‒ такую, в которой будет комфортно жить каждому из них.

‒ Вы снимали этот фильм и, конечно, каждый день какие-то события происходили и на Донбассе, и не только в нем. Вы, насколько я знаю из прессы, посвятили Амине Окуевой, которая погибла недавно ‒ уже, наверное, когда съемки завершились, и вы готовили к премьере картину...

‒ Съемочный период закончился в конце апреля месяца этого года. А с Аминой, которую я очень уважал и уважаю, потому что как-то не верится в то, что ее уже нет. Нет, она есть, она просто куда-то... уехала. В трейлере ленты больше понятна именно содержательная часть того, о чем, собственно, мы сняли фильм. Так вот, так получилось, что утром, когда я узнал об этой трагедии с Аминой, у нас уже был запланирован выход релиз-трейлера. Конечно, это было мое личное решение, это мое уважение и дань памяти Амине, которую я знал, с которой я дружил. Поэтому я от себя написал, что именно релиз-трейлер посвящаю ей. Так же, как и фильм как Амине, так и каждому из тех, кто каждый день что-то делает для того, чтобы мы в конце концов получили ту страну, о которой мечтаем.

‒ Господин Сеитаблаев, Вам спасибо и за это интервью, и за то, которое Вы дали в феврале 2015 года. Возможно, Вы помните, так же сидели рядом со мной в программе «Субботнее интервью».

‒ Да.

‒ Тогда ровно год был после начала оккупации Россией Крыма, а скоро будет уже четыре года... Время идет быстро, стремительно. И тогда, и в других интервью Вы не теряете оптимизма, несмотря на весь драматизм ситуации, то, что делают с вашим народом, родным народом оккупанты, те, кто совершил аннексию. Вы не теряете оптимизма, насколько я могу судить?

‒ Нет

‒ Поддерживаете ли связь со своими знакомым, родным, возможно, кто остался в аннексированном Крыму?..

‒ Да, конечно.

‒ Если это можно рассказать в эфире Радіо Свобода, какие их настроения? Что они рассказывают сейчас?

В наших разговорах я прошу только одного: вы берегитесь, пожалуйста, берегитесь, потому что это самое главное сейчас

‒ Непросто им. Непросто, потому что обычно говорят, что сама атмосфера довольно удручающая. И то, что каждое утро что-то происходит неладное с их соседями, с теми, кого знают, или не знают, не добавляет оптимизма в контексте того, что оккупационные власти как-то, пожалуй, научатся, по крайней мере хоть немного, вести себя по-человечески, а не так, как когда-то нацисты делали на оккупированных территориях. Но понимаете, чем сильнее такой пресс, тем сильнее ответ, даже если он и молчаливый. Потому что говорить вслух ‒ это подвергать себя опасности. А они (оккупанты ‒ ред.) этого ждут, потому что они как раз активных людей, самых действенных в первую очередь задерживают. Поэтому в наших разговорах я прошу только одного: вы берегитесь, пожалуйста, берегитесь, потому что это самое главное сейчас.

‒ Они смогут увидеть Ваш фильм «Киборги»?

‒ Надеюсь, что да. Если каждый день действительно, имея очень большую мотивацию, что-то делать, то этот срок по возврату оккупированных территорий можно значительно сократить. Но мы хорошо понимаем, сколько еще много так называемых «консервов», как много тех людей, для кого война, такая ситуация очень удачным гешефтом.

Мы сейчас все переживаем такие времена, когда с огромным трудом освобождаемся от советского прошлого

Что делать? Я также понимаю, что мы все живем в такое время, когда очень непросто, как на корабле, который долго ходит в море, есть такой нарост из различных организмов, которые мешают кораблю быстро двигаться. И потому да, мы сейчас все переживаем такие времена, когда с огромным трудом освобождаемся от советского прошлого, от системы коррупционной. Да, должно пройти время. Я просто хочу верить в то, что это не займет так много времени, потому что его у нас нет. Нам нужно двигаться быстрее.

‒ Господин Сеитаблаев, Вы сказали ‒ «консервы». Об этом, кстати, говорят те же «киборги». Мои коллеги с Радіо Свобода часто у них берут интервью. Те, кто (слава Богу) выжил после того, что происходило в Донецком аэропорту. И они очень эмоционально реагируют на то, что здесь, в тылу в Украине, происходит ‒ и о тех же «консервах», и о том, что обычные люди, на их взгляд, многие, не все, не хотят слышать, что там идет война. Несмотря на все объявленные так называемые «перемирия», почти ежедневно раненные, если не погибшие.

‒ Да, в разговоре с бойцами очень часто я слышу о том, что идет не так, боль такая есть по поводу того, что, действительно, есть такой слой, довольно немаленький, людей, для которых войны якобы нет. Да, к сожалению, это так. И они это понимают, бойцы, как и Вы подтверждаете. Но один из них, когда я ему такой же вопрос задал, а что же делать, что с этим делать, он сказал: знаешь, я каждое утро просыпаюсь и продолжаю чистить свой автомат. Я понял, что да, мы живем в таких условиях. И как с этим бороться? Видимо, с этим бороться не надо. Просто надо каждое утро просыпаться и чистить свой автомат. В конце концов эта синергия каждого из нас, тех, кто переживает, пожалуй, превратится в то, что мы будем якобы «заряжать» всех окружающих рядом с нами.

‒ Господин Сеитаблаев, то, что Вы снимаете, «Киборги», «Гвардия», то Вы вкладываете в это душу. Это, наверное, для Вас приоритет. Судьба Крыма... Здесь вообще не обсуждается. В то же время Вы участвуете и в талант-шоу. Интересная очень такая Ваша ипостась. Я, не осуждая никак, это говорю. Вы сейчас, наверное, очень уставший человек, готовитесь к премьере, столько работы, столько съемок. Но Вы и мирной жизни, скажем так, посвящаете свое внимание. Это очень важно. И эту свою ипостась также реализуете. Как удается эта грусть...? Возможно, увидели Ваши зрители в Ваших глазах, когда темы Крыма касаются ‒ все-таки Вы грусть оставляете. И вот такой положительный момент, уже мирный, если угодно, Вам удается реализовать. Как Вам удается совместить? Это талант артиста или все-таки в душе Вы иногда делаете такую паузу, если угодно, в мыслях о Крыме, о войне на Донбассе?

‒ Если говорить о моем участии в танцевальном шоу «Танцы со звездами», то здесь есть несколько составляющих. Первая составляющая ‒ это мои дети, особенно мои дочки София и Назлы, которые очень хотели, чтобы я принял участие. Я отказывался около двух месяцев, но когда они, особенно моя младшая дочь София услышала, как я в очередной раз отказываюсь, она на меня так посмотрела и сказала: папа, неужели ты не будешь участвовать? А потом я понял, что я, кроме того, что могу принести радость своим детям, я подумал о том, что если это шоу будут смотреть и в Крыму... В конце концов, так и произошло. Потому что я получил... ну я не могу перечислить, сколько тысяч писем от крымских татар и не только из Крыма с поддержкой, что они смотрят, что им радостно от того, что якобы маленькая часть Крыма сейчас передает таким образом им поздравления ‒ тем, кто участвует в таком шоу.

Конечно, я мечтал о том, что если так удастся... Хотя я сам не очень сначала в это верил, что больше месяца там продержусь... Но случилось, как случилось. И когда стало понятно, что мы можем, у нас есть такие шансы дойти до финала, мы говорили об этом с Еленой Шоптенко, что было бы замечательно станцевать именно «Хайтарму». Потому что это будет поддержка и такое поздравление всему Крыму. И слава Всевышнему, нам была дана такая возможность. Я говорю Вам, я такое огромное количество получал писем с поддержкой, с благодарностью, что мы с Леной станцевали именно этот танец, таким образом еще поддержали тех, кто сейчас находится в оккупации.

‒ Что дальше ‒ после «Киборгов»?

‒ «Захар Беркут». Мы уже вступили в такой подготовительный период. Я вернулся несколько дней назад с первого такого развернутого отбора локаций с Карпат. Мы были вместе с оператором-постановщиком Юрием Королем, с которым снимали «Киборгов», с художником-постановщиком и также продюсером. Мы поездили по Карпатам. Были на местах событий, где познакомились с очень интересными людьми, увидели чрезвычайные, фантастические, чудесные места в Карпатах. Несколько выбрали, так наметили для будущих съемок. Дай Бог, следующим летом будет съемочный период фильма «Захар Беркут».

‒ Съемки начинаются.

‒ Да.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG