Доступность ссылки

Дама в поисках партнеров: как Ангела Меркель спасает коалицию


Канцлер ФРГ Ангела Меркель в окружении социал-демократов: слева от нее - Мартин Шульц, справа - Зигмар Габриэль

"Лучше вообще не править, чем править плохо" (Lieber nicht regieren als falsch). Так заявил на днях лидер немецких свободных демократов (СвДП) Кристиан Линднер – и увел свою партию с переговоров о формировании новой правящей коалиции. Тем самым дав начало правительственному кризису, которого Германия не знала уже давно – и за которым наверняка с интересом и "чувством глубокого удовлетворения" следят в Кремле. Как раз сегодня президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер принимает лидеров трех других партий: христианских демократов, их "сестринской" баварской партии ХСС и социал-демократов, чтобы уговорить их расхлебать кашу, которую заварил Кристиан Линднер.

38-летний Линднер – одна из восходящих немецких политических "звезд". Всегда безупречно причесанный и очень гладко говорящий, этот политик привел свою партию к неплохому результату на выборах в Бундестаг в октябре – 10,7 процента (4-е место). Линднер известен яркими высказываниями: незадолго до выборов, например, он призвал признать де-факто аннексию Крыма Россией. Нынешний его афоризм однопартийцы подхватили в качестве лозунга, а юмористически настроенные пользователи соцсетей стали обыгрывать на свой лад:

"Лучше вообще не реанимировать, чем реанимировать плохо" (Кристиан Л., уволенный санитар скорой помощи)

Напейтесь! Вынюхайте дорожку кокаина! Разденьтесь догола! Пойдите к вашему шефу и заорите: "Лучше вообще не работать, чем работать плохо!"

"Лучше вообще не платить налоги, чем платить их плохо", "Лучше вообще не делать уроки, чем делать их плохо", "Лучше вообще не мыться в душе, чем мыться плохо", "Лучше вообще не писать твиты, чем писать их плохо".

Ну и наконец – тут мы возвращаемся в сферу высокой политики:

Не перепутайте:

"Лучше вообще не править, чем править плохо" – это СвДП.

"Лучше вообще не реагировать, чем реагировать плохо" – это Меркель о крахе "Ямайки".

"Ямайкой" называли несостоявшуюся коалицию христианских демократов канцлера Ангелы Меркель (официальный цвет партии – черный), свободных демократов (желтый) и зеленых (тут все и так ясно). Эти цвета соответствуют цветам ямайского флага. Канцлер Меркель действительно отнеслась к провалу коалиционных переговоров со стоическим спокойствием, отмечают немецкие СМИ. Похоже, она намерена вернуться к более привычной цветовой гамме, предложив партнерство социал-демократам.

В коалиции с ними Меркель правит с 2013 года. Нынешние выборы обеим партиям большой радости не принесли: ХДС хоть и выиграл, но потеряв по сравнению с предыдущим голосованием более 8 процентов голосов, а СДПГ пришла второй, но показала худший результат за 70 лет. После выборов лидер социал-демократов Мартин Шульц заявил, что его партия уходит в оппозицию. Но после провала "Ямайки" ситуация, кажется, меняется.

О том, что ждет Германию в условиях правительственного кризиса и как эта ситуация отразится на отношениях ведущей страны Евросоюза с Россией, Радио Свобода рассказал немецкий политический аналитик, директор политических программ Центра европейских исследований имени Вилфрида Мартенса (Брюссель) Роланд Фройденштейн.

– Почему свободные демократы отказались от дальнейшего участия в коалиционных переговорах?

– На этот счет есть разные версии. Они сами заявляют, что с самого начала не очень верили в возможность комбинирования взглядов столь разных партий в рамках одной программы коалиционного правительства. Кроме того, СвДП говорит, что Меркель учитывала их требования в меньшей мере, чем пожелания зеленых, более охотно шла на компромиссы с этой партией, чем с ними. Тут нужно вспомнить еще одно обстоятельство. В 2009-2013 годах СвДП уже состояла в коалиции с партией Меркель. И к концу этого срока они чувствовали себя обманутыми канцлером, которая заставила их пойти на слишком большие компромиссы. В итоге на выборах 2013 года свободные демократы впервые за десятки лет не прошли в Бундестаг. И теперь, вернувшись туда, СвДП хочет показать, что она верна своим избирателям и не торгует их интересами. Именно поэтому Кристиан Линднер наконец заявил: "Лучше вообще не править, чем править плохо".

Кристиан Линднер радуется успеху своей партии на выборах. Октябрь 2017 года
Кристиан Линднер радуется успеху своей партии на выборах. Октябрь 2017 года

– Вы считаете, что эти слова стоит принимать за чистую монету? Это не политическая игра?

– Конечно, есть версия, что свободные демократы на самом деле и не собирались ни в какую"Ямайку", что все это игра с прицелом на следующие выборы, на которых Линднер хочет "украсть" часть голосов как у христианских демократов, так и у праворадикальной "Альтернативы для Германии". (Эта партия заняла на выборах третье место с 12,6 процента голосов. – РС). Но это не обязательно противоречит первому, "честному" варианту – о нежелании торговать принципами. Мне кажется, доля правды есть в обоих предположениях.

– Что же теперь, наиболее вероятный сценарий – досрочные выборы? И есть ли вероятность того, что Ангела Меркель в нынешней кризисной ситуации уже не будет лидером своей партии?

У Меркель нет очевидного преемника в ХДС, и она крепко держит бразды правления

– Что касается второго вопроса, мой ответ – пока нет. У Меркель нет очевидного преемника в ХДС, и она крепко держит бразды правления. Партия ее в целом поддерживает, несмотря на провал переговоров о коалиции. Теперь первый ваш вопрос. Тут я попробую описать последовательность событий, как ее видят в ХДС. Сейчас они попытаются составить новую коалицию с социал-демократами. Те в результате мучительных внутренних борений в течение пяти дней изменили свою позицию по этому вопросу – до этого они отвергали возможность коалиции с Меркель. Но СДПГ почти наверняка заломит очень высокую цену за свое вхождение в правительство, хотя Меркель решительно настроена на создание такой коалиции. Правда, даже взаимное согласие может не сработать, поскольку социал-демократы намерены провести опрос и узнать мнение рядовых сторонников партии на сей счет. Не факт, что те согласятся с проектом коалиции. Так что, если "большой коалиции" не получится, будет правительство меньшинства – в составе только ХДС/ХСС. И лишь тогда, если в будущем году этому правительству не удастся провести бюджет через Бундестаг, могут быть назначены досрочные выборы.

По данным этого опроса, помимо собственной партии, наиболее популярна Ангела Меркель среди избирателей зеленых. В левой колонке – доля тех, кто хотел бы, чтобы она баллотировалась и на досрочных выборах, если они состоятся, в правой – тех, кто против этого:

– А что заставило руководство социал-демократов поменять позицию?

– Хороший вопрос. Там есть борьба в верхушке партии, и разные люди хотят разного. Мартин Шульц раньше отвергал возможность коалиции с ХДС, исходя из плачевных для его партии результатов выборов. Но, похоже, Зигмар Габриэль, действующий министр иностранных дел, подтолкнул Шульца к другому решению, апеллируя к чувству ответственности перед Германией, Европой и миром. Впрочем, ситуация в СДПГ запутанная, многие там по-прежнему против коалиции. Так что остается лишь ждать, как будут развиваться события.

Владимир Путин и Зигмар Габриэль на переговорах в Москве, март 2017 года
Владимир Путин и Зигмар Габриэль на переговорах в Москве, март 2017 года

– Если социал-демократы окажутся и в новом правительстве ФРГ, это можно будет считать хорошей новостью для Кремля?

– Думаю, да. Видите ли, свободные демократы проявляли мягкость, говоря о Путине и его политике, из сугубо тактических соображений, в частности, учитывая интересы части немецких деловых кругов. А вот для немецкой социал-демократии хорошие отношения с Россией – это почти что идеологический постулат, вне зависимости от ситуации. Поэтому они готовы пожертвовать ради сотрудничества с Кремлем бóльшим количеством принципов, чем другие партии. И конечно, они просто крупнее как политический субъект, нежели СвДП и другие небольшие партии, влиятельнее их. Им проще гнуть в коалиции свою линию. Так что, на мой взгляд, если "большая коалиция" сохранится, то в правительстве будет больше дебатов по "русскому вопросу". Тем не менее я рискну предположить, что по этому пункту позиция Меркель возобладает – как в том, что касается санкций против Москвы, так и по более широкому кругу вопросов, касающихся отношений с Россией, включая укрепление НАТО.

Для немецкой социал-демократии хорошие отношения с Россией – это почти что идеологический постулат

Может ли улучшение отношений с Кремлем, в частности, смягчение или отмена санкций, быть одним из условий вхождения СДПГ в "новую старую" коалицию с ХДС/ХСС?

– Вряд ли это условие будет одним из главных. Во всяком случае, на данный момент эта тема не относится к числу основных, которые обсуждаются, когда речь идет о возможной коалиции. Для социал-демократов сейчас ключевые вопросы – это социальная политика и экология. Внутренняя политика доминирует, о внешней сейчас говорят значительно меньше.

– Для Германии нынешний коалиционный кризис – довольно непривычная ситуация. Как вы считаете, он затянется?

– В лучшем случае у нас будет новое правительство к февралю. Ведь формально новый раунд коалиционных переговоров начнется только после Нового года. На сами переговоры и возможный опрос сторонников социал-демократов, о котором я упоминал, уйдет еще пара недель. Так что февраль – это действительно в лучшем случае. А если переговоры о коалиции с социал-демократами затянутся и в итоге провалятся, то будет правительство меньшинства, и ситуация неопределенности затянется до весны, а то и до начала лета, – полагает немецкий политолог Роланд Фройденштейн.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG