Доступность ссылки

Владимир Балух: «Победа будет за разумом и за духовностью»


Владимир Балух в здании суда, 1 декабря 2017 года

Я не большой юрист, к сожалению, а может быть – и к счастью. Но именно поэтому я сейчас не хочу говорить о самом деле. Здесь абсолютно понятно, что это политическое преследование за мои убеждения. Ничего больше. Нет ничего состоятельного в этих всех материалах. О доказательствах вины тут речи вообще не идет.

О том, каким образом построен (факт преследования – ред.) – я вот об этом хочу сказать. Все было предопределено Верховным судом, чтоб не было ни у кого иллюзий, что система работает как-то в разнобой. Одни будут принимать хорошие решения, другие – плохие решения. Хороший полицейский и плохой полицейский. Здесь система работает абсолютно слаженно. О том, что суд будет происходить именно так, у меня не было никаких сомнений от Верховного суда.

Никто не искал ответа на вопрос, как вот эти обнаруженные предметы оказались на чердаке домовладения моей гражданской супруги. Не исследовал мои свидетельские показания, данные еще на предыдущем рассмотрении, когда суд в ином составе рассматривал это же самое так называемое дело. О том, что мне неоднократно угрожали, что у меня найдут либо патроны, боеприпасы, либо наркотики, – это суд ни разу не принял во внимание. Никто это не исследовал.

Произошедшее весной 2014 года – это большой гоп-стоп мирового масштаба

Я это все, конечно же, не для судей и прокуроров говорю. А больше для людей, которые меня за пределами этого зала услышат. Еще когда мне шили предыдущее дело по 319-й статье, которую сейчас все прокурор использует в выступлениях, перед вынесением приговора прокурор запросил 360 часов обязательных работ. У меня тогда спросили, как я к этому отношусь. Я дал ответ, который сейчас находит подтверждение везде: что эта система пытается уработать, сломать, заставить молчать, не высказывать своих взглядов и не проявлять свои убеждения людей, которые в здравом уме, которые понимают, что все произошедшее весной 2014 года – это большое преступление, за которое рано или поздно будут наказаны все. Если не наказаны при жизни, то история всем расставит правильные акценты – кто как поступал. И должная оценка историей будет дана однозначно. Здесь другого мнения быть не может. Был большой гоп-стоп мирового масштаба. Политический гоп-стоп, с отжатием, как любят повторять вот эти вот фигуранты, с отжатием территорий. Такое вот слово употребляют: «Красиво отжали у Украины Крым» – этому всему история еще даст оценку. Но система будет перемалывать в своих жерновах и простых адептов Путина, так называемых ура-«патриотов».

Вот это все происходит. Больше двух лет назад я эти слова говорил. И год находясь в СИЗО, я это прекрасно видел. Бывших председателей Верховного суда Крыма я там встречал, и тех же работников СИЗО, и «милиции», и «министров» – в фейковом образовании «Республика Крым» такие же фейковые «министры», «прокуроры», «судьи».

Я вообще не понимаю, как морально люди, которые столько раз изменили присяге… Даже в Библии написано, что предательство есть грех. Один из десяти смертных грехов. И эти люди устраивают какой-то суд. Сами накидали какого-то хлама на крышу дома. Дома, к которому я формально никакого отношения не имею. При этом опираются на какие-то формальности. Все обвинение строится на одной фразе: «Незаконно приобрел и хранил...» А какое это отношение ко мне? Дайте ответ: кто незаконно приобрел и хранил это все на чердаке жилого дома моей гражданской супруги до определенного момента?

Самым простым доказательством того, что я не имею к этому никакого отношения, является тот факт, что свидетели обвинения неоднократно тут повторяли, что обыск проводился по двум адресам. По адресу улица Мира, 20, где я проживаю совместно с матерью практически с самого рождения, производился тоже обыск. При этом ни одно чердачное помещение – там их четыре – не было обследовано. И там намного больше построек, и места для поиска подобных предметов намного больше. Достаточно сравнить было паспорта этих домов, чтобы понять разницу. Проводя же обыск по адресу проживания моей гражданской супруги, обыск закончился сразу после того, как что-то нашли. Ни в гараже, ни по сараям никто не проводил обыск. Это как нельзя ярче показывает, что приехали за тем, что положили. И я представляю, какой был бы переполох в рядах властей этих так называемых, если бы не нашли там ничего. Если бы я случайно за десять лет залез на чердак и увидел этот хлам привезенный, взял бы его и выкинул. Вот интересно, какой бы переполох был в рядах, кто бы списывал, как бы отчитывался. Думаю, что нашли бы ходы, как это все дело по тихому списать.

Вы меня пытаетесь научить любить так называемую новую родину? Ну это никогда у вас не получится, чего бы мне это не стоило

Поэтому все происходящее у меня вызывает только улыбку. В предыдущем суде и то мы допрашивали больше фигурантов дела. А тут мы даже не вызываем свидетелей, которых в прошлый раз вызывали и допрашивали. Тех же самых свидетелей обвинения. Не говоря уж о том, чтобы все таки вызвать сюда фсбшников, бывших сбушников, которые еще в 2010 году подобным деянием занимались. Уже в десятом году они пытались состряпать против меня дело – что я якобы собирался устроить теракт на избирательном участке. Будучи членом окружной избирательной комиссии, я собирался сорвать выборы посредством теракта на избирательном участке села Серебрянка. И вот эти же фсбшники, тогда сбушники, люди трижды как минимум изменившие присяге, трижды предатели, состряпали ту фарс чистой воды и уже больше года меня тут маринуют. Вы что, меня пытаетесь научить любить так называемую новую родину? Ну это никогда у вас не получится, чего бы мне это не стоило.

Столько слов уже было сказано. Я даже не пытался подготовиться к этому заседанию, систематизировать все эти вещи – очевидно, что это впустую. И так понятно, что происходит. Понятно, что правосудное решение будет принято тогда, когда будут наказаны те люди, которые забрасывали, подвергали опасности жизнь моей гражданской супруги и моего сына, забрасывая вот эти вот (боеприпасы – ред.). Я вообще сомневаюсь, и судом не доказано, что вот те вот квадратненькие штучки, признанные взрывчаткой, действительно взрываются. Судя по тому, как свободно здесь девчонка из канцелярии суда оперирует взрывчатыми веществами в отсутствии взрывотехника, у меня есть большие сомнения, что это взрывчатые вещества.

Естественно, любой приговор, помимо оправдательного, абсолютно не законный. Но даже оправдательный приговор – это еще не все. Должны быть приговоры в отношении людей, которые все это действо организовывали. Ну к этому будем потихоньку идти. Жаль, конечно, что с такими жертвами. Я не себя сейчас имею ввиду. Я имею ввиду свою мать, которая вынуждена лить слезы целыми днями, живя в этой ситуации уже третий год. Но отольются кошке мышкины слезы. Это однозначно. И слезы матерей тех ребят, которые отстаивают законность и право на самоопределение, право на свободу, на достоинство, ценой собственной жизни, сколько уже оплачено… Это все, ребятки, ваша система устраивает, эта система человеконенавистническая. Поэтому давайте – гуляйте. Веселись, душа. Принимайте какое угодно решение, я однозначно заявил уже свою позицию и от нее отказываться не собираюсь, не собирался, нет у меня такого в планах. Ну а виновные все равно все будут наказаны. Я верующий человек, поэтому двух мнений быть не может.

Последнее слово:

Мне остается добавить только то, что, ребята, все равно победа будет за разумом и за духовностью, поэтому Слава Украине.

Владимир Балух, украинский активист, осужденный российским судом в Крыму

Мнения, высказанные в рубрике «Блоги», передают взгляды самих авторов и не обязательно отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG