Доступность ссылки

«Общежитие с рабами»: что ждет Владимира Балуха в колонии-поселении


Колония-поселение в Керчи, октябрь 2017 года. Иллюстрационное фото

Подконтрольные России крымские суды продолжают выносить приговоры крымчанам, которые не признают российскую юрисдикцию на полуострове. На днях Раздольненский райсуд смягчил приговор украинскому активисту Владимиру Балуху, заменив ему заключение в колонии общего режима на колонию-поселение. Крым.Реалии выяснили, как отбывают такое наказание в России и чего ожидать крымчанам в этих «лояльных колониях».

Первые прототипы колоний-поселений появились в России в начале ХХ столетия из исправительно-трудовых домов, под которые, в том числе, реорганизовали бывшие царские тюрьмы. На сегодня, согласно действующему законодательству, российские колонии-поселения предназначены для тех, кто отбывает наказание впервые за правонарушения и преступления легкой или средней тяжести или совершенные по неосторожности.

К жизни в колонии-поселении готовился в прошлом году активист крымскотатарского национального движения Ильми Умеров. Однако ему удалось избежать этой участи: крымчанин был сначала выдан турецким властям, а затем отправился в Киев, где и живет на сегодняшний день.

Теперь оказаться в российской колонии-поселении рискует украинский активист из Крыма Владимир Балух, если его защите не удастся оспорить приговор и он вступит в силу.

Владимир Балух
Владимир Балух

Колонии «красные», «черные» и «зеленые»

Главным преимуществом колонии-поселения перед другими местами лишения свободы в России является отсутствие огражденных периметров и военизированной охраны, говорит российский адвокат Николай Полозов. По его словам, в таких колониях осужденные по согласованию с руководством могут свободно перемещаться по территории учреждения и населенного пункта, в котором оно расположено. Они также не ограничены в праве общения с внешним миром.

В колонии-поселении осужденные содержатся без охраны. Они могут иметь при себе деньги. Нет ограничений на свидания
Николай Полозов

​«Что касается колонии-поселения, то это, конечно же, лишение свободы, но в сравнительно мягкой форме по отношению к колонии общего режима. В колонии-поселении осужденные содержатся без охраны и только под надзором администрации колонии. Они могут носить гражданскую одежду, иметь при себе деньги, ценные вещи, пользоваться этими деньгами без ограничения. У них нет ограничений на свидания», – рассказывает адвокат.

Николай Полозов
Николай Полозов

По его словам, заключенные в таких колониях живут не в камерах, а в специальных общежитиях. Кроме того, по согласованию с администрацией колонии заключенный может проживать со своей семьей на территории муниципального округа, где расположена колония.

В колониях-поселениях больше свободы. Там практически нет ограничений для получения посылок
Зоя Светова

​О более свободном режиме в таких колониях говорит и бывший член российской Общественной наблюдательной комиссии, правозащитница и журналистка Зоя Светова: «В колониях-поселениях больше свободы, чем в обычных колониях. Там люди не ограничены в свиданиях с родными, там практически нет ограничений для получения посылок. И в принципе это не самый страшный способ наказания в российской пенитенциарной системе».

Зоя Светова
Зоя Светова

В то же время условия содержания в таких учреждениях напрямую зависят от того, в какой именно колонии окажется осужденный. На данный момент в России существуют так называемые «красные» и «черные» колонии-поселения.

В «красных» колониях-поселениях весь контроль принадлежит администрации. В «черных» присутствует внутреннее криминальное влияние

​«В «красных» колониях-поселениях весь контроль принадлежит администрации, согласно соответствующему кодексу и законам. В «черных» присутствует внутреннее криминальное влияние, осуществляемое отдельными людьми. Там правила жесткие и неоднозначные. Я слышал, что в последнее время появились «зеленые» колонии-поселения, где доминируют законы шариата. Я так понимаю, они больше присущи регионам с мусульманскими обычаями. В какую колонию попадет Владимир Балух, если ему придется отбывать такое наказание, неизвестно. Это рулетка», – пояснил Крым.Реалии на условиях анонимности крымчанин, который недавно отбывал наказание в одной из колоний-поселений на территории соседней России.

«Узаконенное рабство»

По словам нашего собеседника, он содержался в «красной» колонии-поселении, и нареканий на условия у него практически нет. Вместе с ним наказание отбывали россияне, осужденные за неуплату алиментов и прочие правонарушения, а также участники ДТП.

Колония-поселение – это общежитие. Тебя кормят, поят, охраняют. Там не умрешь, даже если захочешь

​«Контингент вполне нормальный, уголовников нет. По сути, колония-поселение – это общежитие. В нем есть кухня, где можно приготовить себе еду, есть спортплощадка, территория для прогулок на открытом воздухе. Тебя кормят, поят, охраняют. Там не умрешь, даже если захочешь», – рассказывает он.

Тем не менее назвать жизнь в колонии-поселении идеальной сложно. Основным элементом исправления здесь является трудовая программа, которая для всех обязательна. Осужденные обязаны работать согласно плану администрации. Чаще всего это тяжелая работа в сложных условиях за самую низкую оплату.

Администрация сдает своих людей на самую низкопрофильную работу с самыми чудовищными условиями. Это узаконенное рабство

​«Работа в колонии-поселении обязательна. Администрация обязана трудоустраивать людей, поэтому готова забивать ими любые вакансии в регионе. По сути, она сдает своих людей, как рабов, на самую низкопрофильную работу с самыми чудовищными условиями. При мне были случаи, когда люди на работе мерзли, им не выдавали сапоги. Зарплату начисляют по 700 рублей в месяц. И ты не можешь от этого отказаться, потому что последуют санкции вплоть до того, что ты лишишься возможности условно-досрочного освобождения. То есть это такое узаконенное рабство», – рассказывает источник Крым.Реалии.

Взыскания за помидоры и оскорбления за то, что «против власти»

Через «красную» колонию-поселение прошел также российский эколог Евгений Витишко. В 2014 году он был осужден на три года за порчу забора экс-губернатора Краснодарского края России Александра Ткачева. Витишко вместе с другими активистами в рамках общественной инспекции нанес на забор надписи «Саня – вор!», «Лес – общий!», «Ткачев, уходи, жулик и вор!».

Российские правозащитники тогда назвали преследование Витишко политическим.

Он рассказывает, что в колонии-поселении существует четкий режим: подъем – в 6:00 утра по будням, в 7:00 по выходным и праздникам, отбой – в 9:00 по будням и в 10:00 по выходным. Прием пищи – тоже строго в отведенное для этого время.

Даже в колонии-поселении Евгению Витишко удавалось защищать права человека, хоть и не без последствий.

Я стал свидетелем избиения сотрудниками колонии других осужденных, придал этот случай огласке. В отместку администрация колонии начала мне мстить
Евгений Витишко

​«Однажды я стал свидетелем избиения сотрудниками колонии других осужденных. Я придал этот случай огласке, после чего в колонии начались проверки. В итоге эта ситуация закончилась ничем, хотя уже потом уполномоченный по правам человека в Тамбовской области рассказывала мне, что бить в колониях в Тамбовской области перестали. Однако тогда в отместку за эту огласку администрация колонии начала мне мстить в виде всяческих взысканий. Например, за неправильно прополотые помидоры или же неправильное хранение продуктов. В итоге за все время отсидки я постоянно с администрацией колонии судился за эти взыскания. А ведь каждое такое взыскание отсрочивает возможность подачи на условно-досрочное освобождение», – рассказывает Витишко.

Евгений Витишко
Евгений Витишко

​Для людей, осужденных по политическим делам, в колониях-поселениях существует риск попасть под усиленный контроль со стороны администрации, отмечает Зоя Светова.

«Нередко в колониях-поселениях к политзаключенным подселяют людей, которые сотрудничают с администрацией и призваны за ними следить. Например, политзаключенная Дарья Полюдова (активистка из Краснодара, выступавшая против политики России в отношении Украины; была осуждена за призывы к сепаратизму на два года колонии-поселения – КР) жаловалась на то, что женщины, которые жили вместе с ней в колонии-поселении, всячески ее «шпыняли», оскорбляли, говорили, что она такая-сякая, потому что против власти. Не исключено, что такие ситуации могут быть и с Владимиром Балухом, если его приговор не удастся оспорить», – говорит журналистка.

В свою очередь, Евгений Витишко отмечает, что статус политзаключенного не всегда может привести к преследованию со стороны администрации колонии. Несмотря на постоянные конфликты из-за неправомерных взысканий, ему удавалось добиваться позитивных результатов в сотрудничестве с руководством колонии-поселения: «Мы как-то совместно с администрацией колонии ликвидировали свалку, куда скидывали мусор из колонии и соседнего поселка. Я тогда снова начал писать разные запросы, и в итоге свалку пришлось культивировать».

По словам наших собеседников, условия содержания в российских колониях-поселениях чаще всего зависят от личных отношений осужденных с администрацией. И политический фактор в них не всегда является ключевым.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG