Доступность ссылки

«Жернова ложного обвинения»: как судили «ялтинских поджигателей»


Иллюстрационное фото

18 января в Верховном суде Крыма рассматривали апелляционные жалобы «ялтинских поджигателей» – парней, которых обвиняют в серии поджогов автомобилей зимой 2015-2016 годов. На заседании их защитники заявили о том, что дело сфабриковано.

Поджигали из СИЗО?

И после того, как подозреваемых отправили в следственный изолятор, поджоги не прекратились. Последний эпизод произошел 3 марта 2016 года, хотя «поджигатели» с 23 января находились под стражей.

Адвокаты напомнили, что поджоги прекратились, когда сотрудники ФСБ задержали ​жителя Челябинска (тому инкриминировали 12 эпизодов в Большой Ялте и Алуште). Защитник Муеддина Аливапова Николай Суворов отметил, что в суде первой инстанции он ходатайствовал о поиске и допросе задержанного жителя Челябинска, но ходатайство отклонили – обвинитель заявил, что это не имеет отношения к делу.

Разный круг общения

Защитник Сергея Кудряшова подчеркнул, что подсудимый раньше не был знаком с другими обвиняемыми по делу, Муеддином Аливаповым и Вячеславом Бутником. В отличие от них, Кудряшов не проживал в Алупке – у них даже нет общих друзей.

Сергей Кудряшов явно не вписывается в общую картину. Он имеет высшее образование и работает музыкальным руководителем в детском лагере. С остальными фигурантами его роднит разве что возраст.

Адвокат добавил, что распечатки телефонных разговоров указывают на то, что Кудряшов никогда не звонил на номера Аливапова и Бутника. Он не мог с ними познакомиться в начале январе в одном из баров Алупки, поскольку тогда заведение не работало. Аливапов же в тот день, когда якобы «подружился» с Кудряшовым, заступил на смену на автозаправке – об этом свидетельствует табель учета рабочего времени.

Защита обратила внимание суда на то, что на видеозаписи с места преступления Сергей Кудряшов не может выговорить имя «сообщника» – «Муеддин», поскольку ранее не был с ним знаком.

Били и не только

Адвокат Николай Суворов отметил, что Сергей Кудряшов оказался тем «слабым звеном», с помощью которого удалось сфабриковать дело.

«Ялтинских поджигателей» задержали 23 января 2016 года в Алупке. В ходе следствия допросили семерых свидетелей – те подтвердили, что видели или слышали, как сотрудники полиции «выбивали» показания с задержанных.

Сергея Кудряшова в отдел полиции привезли в багажнике автомобиля одного из полицейских. В дальнейшем же правоохранители заявляли, что к ним все явились в добровольном порядке. После «добровольной» поездки в багажнике Кудряшова тоже били и оказывали моральное давление, в том числе с помощью назначенного адвоката. С момента его задержания и помещения в багажник до первых процессуальных действий прошло девятнадцать часов. Без еды, минимального отдыха, и под давлением. Тогда он и дал признательные показания.

Обстоятельства при которых Бутник признал свою вину, в суде не оглашали. Председательствующая судья Галина Редько, которая раньше выносила приговор по делу Ахтему Чийгозу, перебивала защитника в прениях, заверяя, что знакома с материалами дела.

По словам родственников Муеддина Аливапова, в полиции его не только били, но и угрожали сексуальным насилием. Со слов адвоката Суворова, в суде первой инстанции факты пыток не рассматривали, потому что видимых следов побоев у подсудимых не обнаружили. По итогам предварительного расследования им отказали в возбуждении уголовного дела по этому факту.

Зарема Альвапова об аресте ее сына Муедина Альвапова (видео)
пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:01:00 0:00

Грубые нестыковки

Помимо выбитых признательных показаний от Кудряшова и Бутника, вину «поджигателей» закрепили показаниями свидетеля Майоровой. По словам адвоката Николая Суворова, она работала учительницей в местной школе и имела интимные отношения с одним из учеников, а заодно близким другом Аливапова и Бутника. Адвокат убежден, что этот факт стал предметом угроз со стороны следствия и Майорова под давлением и страхом привлечения к ответственности за развратные действия в отношении несовершеннолетнего дала нужные показания, после чего, опасаясь дальнейшего преследования, выехала на территорию материковой Украины. По мнению защиты, ее показания без очной ставки в ходе предварительного следствия и вызова для дачи показаний в суд нельзя считать допустимыми. Но ялтинский суд посчитал иначе.

И в показаниях Майоровой, и в самооговорах Бутника с Кудряшовым есть противоречия, которые в первой инстанции оставили без внимания. Например, уже упомянутый факт «знакомства» Аливапова и Кудряшова или сведения о том, что в такое-то время они подожгли одну машину, в то время как в эту ночь сгорели сразу шесть автомобилей.

Еще один пример – поджог машины в Малом Маяке под Алуштой через полчаса после того, как один из подсудимых разговаривал по телефону и был «запеленгован» оператором в Алупке. Между этими населенными пунктами – около пятидесяти километров, преодолеть которые ночью по зимним горным дорогам за тридцать минут маловероятно. А ведь нужно еще время на подготовку и совершение преступления.

По утверждениям защиты, в материалах уголовного дела распечатки сведений оператора мобильной связи о позиционировании абонентов, обвиняемых в поджогах, занимают целый том. Эти сведения полностью опровергают причастность подсудимых к совершенным преступлениям. Но суд первой инстанции не исследовал эти доказательства.

«Слишком мягко»

Несмотря на девять инкриминируемых эпизодов, в суд апелляционной инстанции явились только четверо потерпевших. Все они заявили, что считают приговор слишком мягким, а потерпевший по фамилии Литвинов утверждал, что целью «поджигателей» были не машины, а дома, которые якобы должны были вспыхнуть вслед за автомобилями.
Защита ответила, что эти утверждения голословны и попросила суд «не отправлять молодых ребят в жернова ложного обвинения».

Судья Галина Редько пообещала «в жернова не отправлять» и спустя полчаса выйдя из совещательной комнаты оставила приговор суда первой инстанции в силе. Она сократила наказания Бутнику и Кудряшову на полгода – за «явку с повинной», хотя все трое в суде сообщили, что вину не признают и поджогов не совершали.

Муеддин Аливапов, по решению суда, проведет в колонии-поселении четыре с половиной года – как «организатор», Сергей Кудряшов – три года, а Вячеслав Бутник – два с половиной.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG