Доступность ссылки

Сразу после аннексии Крыма российский дизайнер и ресторатор Михаил Орлов оставил работу в Нью-Йорке и отправился на полуостров с целью реализовать здесь свои бизнес-проекты. Очень скоро он оказался в статусе обвиняемого по делу о гибели людей в ялтинском баре «Барфлай». В августе 2014 года там произошел несчастный случай: промоутер бара упал за сцену, разбил включенный светильник и получил смертельный удар током. Еще один мужчина, бросившийся ему на помощь, также скончался от электрического разряда. На каком этапе находится сейчас судебное разбирательство, Михаил Орлов рассказал в интервью для Крым.Реалии.

– Михаил, какова сейчас ситуация с вашим делом?

– Подошло к концу уже второе судебное расследование после решения Верховного суда Крыма отменить прошлый приговор – 3 года колонии и возврат на доследование.

– На чем построено обвинение?

– Совершенно очевидно, что оно построено на слухах и домыслах, и не имеет под собой никакой доказательной базы. Я ранее говорил, что действительно нашел площадку под летнее кафе «Барфлай», придумал название и концепцию, задекорировал пространство растениями и расставил мебель. Получив предварительное согласие на аренду площадки от «Интуриста», предложил проект инвестору Михаилу Жарницкому, тот согласился. После открытия бара я занялся другой работой по ресторану «Чайка» и другими проектами, проводя там практически все время. Все эти действия не имеют никакого отношения к происшествию 23 августа 2014 года и не являются нарушением законов Российской Федерации.

– Что по этому поводу говорит прокурор?

Конкретных доказательств или показаний представлено не было
Михаил Орлов

– Прокурор утверждает, что совокупность собранных во время суда материалов и свидетельств напрямую указывает на то, что я с мая по конец августа того года руководил всем процессом оказания услуг «Барфлай». Однако конкретных доказательств или показаний представлено не было.

– О чем говорят свидетели?

– В процессе судебного расследования более 10 свидетелей показали, что я был именно дизайнером «Барфлай», приходил туда лишь пообедать или выпить кофе, а всей хозяйственной и управленческой деятельностью занимались другие люди. Ну и мне пришлось прекратить посещение ресторана для обеда после распоряжения Жарницкого в середине августа – не обслуживать меня.

Мне не совсем понятно, для чего в суде выступали свидетели, указывающие на мое отношение к «Барфлай» лишь в качестве дизайнера, если данные свидетельства никого не интересуют.

Михаил Орлов
Михаил Орлов

– Как оцениваете действия следствия?

– Действия следствия проще назвать бездействием. За полтора года – один перекрестный допрос меня с владельцем бара Жарницким.

– Когда будет оглашение приговора?

Адвокаты уверены, что приговор уже написан
Михаил Орлов

– Я думаю, в ближайшую неделю. Адвокаты уверены, что приговор уже написан. Складывается впечатление, что виновные давно уже назначены кем-то сверху и, скорее всего, не без участия богатого и влиятельного человека Михаила Жарницкого, которого выгораживают всеми возможными способами.

– В случае неблагоприятного для вас исхода что планируете предпринимать?

– У меня достаточно влиятельных знакомых и друзей, которые сделают из этого очень большой шум, который будет слышен и на Западе. Вряд ли Путину перед выборами президента понравится такая ситуация. Мне останется сидеть в тюрьме и ждать скорейшего освобождения.

– Что скажете о крымской судебной системе, столкнувшись с ней воочию?

– Насквозь продажная и бесчеловечная система, уничтожающая все хорошее.

– Какие выводы сделали для себя за время следствия?

– Жалею только об одном, что не остался жить и работать в любимом мною Нью-Йорке, поверив в «крымскую весну».

В материале используется терминология, принятая на аннексированном Россией полуострове

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG