Доступность ссылки

Прогноз деоккупации: пути освобождения Крыма и Донбасса


Акция протеста в Австралии, иллюстрационное фото

Что на самом деле происходит на оккупированных территориях Украины? Как изменились политические взгляды жителей Донбасса и Крыма с начала российской агрессии? Какую тактику может использовать Украина для возвращения этих территорий под свой контроль?

На эти и другие вопросы в проекте «Дневное шоу» в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Виталием Портниковым отвечают крымский журналист Александр Янковский и журналист, редактор программы Донбасс.Реалии Андрей Дихтяренко.

– Аннексированный Крым и временно оккупированный Донбасс – это разные «русские миры» или один и тот же, Александр?

Крым – это законсервированный Советский Союз в 1991 году
Александр Янковский

Янковский: Конечно, разные. Это хорошо видно по тому, что недавно принятый Верховной Радой закон об оккупированных территориях касается в основном Донбасса. Крым – это скорее законсервированный Советский Союз в 1991 году. Потому я согласен, что законодательно эти вопросы стоит разделять. Аннексия полуострова по факту состоялась – она незаконная, она непризнанная – но Россия отобрала у Украины часть территории, назвала ее своей и провела это через внутренние законодательные механизмы. От отдельных районов Донецкой и Луганской областей Москва открещивается, поэтому и механизмы должны применяться разные.

– То есть Крым, по-вашему, деоккупировать легче?

– Я бы сказал, что с Крымом ситуация более понятная, чем с Донбассом. На полуострове не было боевых действий, российские войска можно просто оттуда вывести по распоряжению одного человека.

Александр Янковский
Александр Янковский

– Согласны ли вы с этим, Андрей?

Если Россия уберется из Донецкой и Луганской областей, этот силовой вакуум сможет заполнить Украина
Андрей Дихтяренко

Дихтяренко: Нет, не совсем. Возможно, решение по Крыму будет более простым, учитывая разные поля легальности, в которых он находится. Однако в Донбассе сейчас вообще нет никакого законного поля. С одной стороны, это сложнее, с другой, в чем-то легче для Киева. Если Россия уберется из Донецкой и Луганской областей, этот силовой вакуум сможет заполнить Украина, и проблема будет по большому счету решена.

– Но ведь там остается достаточно много пророссийски настроенного населения.

Дихтяренко: Даже пророссийские местные жители прекрасно понимают, что, в отличие от крымчан, Москва не взяла их под крыло полностью, как бы дала слабину, и чувствуют растерянность. Киев может этим воспользоваться. Думаю, что Минские соглашения не станут препятствием для такого развития событий: при необходимости Украина и Россия оформят новый рамочный документ, отвечающий реалиям.

– А что делать с теми жителями Донбасса, которые помогали России захватывать регион?

Дихтяренко: Я убежден, что Украина просто их там не найдет, они сами сбегут. Кстати, этот процесс уже начался в Луганской области. Из всех, кто воевал в 2014 году, там почти никого не осталось. Что до местного населения, которое не принимало участия в конфликте, то оно может быть движущей силой для изменений вне зависимости от Москвы или Киева. В отдельных районах Донецкой и Луганской областей, по сути, установился тоталитарный режим, где элита делит власть, а людей никто не спрашивает. Их накопившееся недовольство может вылиться в конкретные действия еще до глобального разрешения конфликта.

Андрей Дихтяренко
Андрей Дихтяренко
В концлагере победа над охраной невозможна. Оттуда можно только сбежать
Александр Янковский

Янковский: Я считаю, что в концлагере победа над охраной невозможна. Оттуда можно только сбежать. Бороться – значит умереть. Оккупированные районы Донбасса сейчас напоминают Варшавское гетто. Восстание там поднимали не для того, чтобы победить гитлеровцев, а чтобы хоть кто-то мог вырваться.

Дихтяренко: На Донбассе есть люди с очень интересным мировоззрением. Недавно общался с мужчиной из Херсона, который попал в плен на этой войне и был возвращен в Донецк во время обмена. Он говорит, что считает себя жителем «ДНР», но при этом гражданином Украины. Он ненавидит нашу страну, но у него есть украинский паспорт, и он собирается подавать в суд на государство в международных судах. Сколько таких внутренних крайне оппозиционно настроенных граждан останется на Донбассе и в Крыму, и как они будут влиять на политику, предсказать крайне трудно. Но главное – дождаться ухода России.

(Текстовую версию материала подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG