Доступность ссылки

В Татарстане снова говорят о пытках в полиции: двое участковых в званиях майоров избили 25-летнего жителя Лениногорска Ильдара Шарифуллина, чтобы "повесить" на него кражу керамической плитки. Несмотря на возбужденное уголовное дело "о превышении должностных полномочий с применением насилия", оба обвиняемых не только находятся на свободе и угрожают пострадавшему, но и не отстранены от работы в полиции.

Во вторник городской суд Лениногорска уже во второй раз отказался помещать под стражу обвиняемых, которые, как считает следствие, выбивали признательные показания из задержанного. Суд рассматривал вопрос о мере пресечения для полицейских по новому эпизоду этого уголовного дела: оказалось, что помимо избиения страдающего серьезным нарушением речи Шарифуллина, сотрудники Лениногорского ОМВД угрожали еще одному человеку арестом, если он не опознает в избитом вора.

Эта история началась летом 2017 года. В июле директор местного магазина стройматериалов "Каскад" заявил в полицию, что с фасада его здания кто-то украл керамическую облицовочную плитку. Спустя 1,5 месяца, 13 августа, сотрудники отдела МВД по Лениногорскому району Виталий Мустафин и Альберт Самигуллин, двое участковых в звании майоров, отчитались о раскрытии кражи: по их версии, ее совершил строительный рабочий, 25-летний житель Лениногорска Ильдар Шарифуллин, подписавший в местном опорном пункте полиции явку с повинной.

Полицейские утверждают, что после подписания явки Шарифуллин спокойно отправился домой. Тем же вечером, однако, он был доставлен в больницу с сотрясением мозга и другими травмами. На больничной койке Шарифуллин провел 15 дней. Он говорит, что полицейские в буквальном смысле слова выбили из него признание в краже, воспользовавшись тем, что он с детства страдает заиканием и с трудом может говорить.

Уголовное дело против полицейских было возбуждено осенью 2017 года, в декабре подозреваемым были предъявлены обвинения по части 3 статьи 286 УК РФ – "Превышение должностных полномочий с применением насилия". В начале января 2018-го следствие ходатайствовало перед судом об аресте сотрудников полиции, однако суд эту просьбу не удовлетворил. Служебная проверка не выявила нарушений в действиях Мустафина и Самигуллина, оба до сих пор даже не отстранены от работы.

По версии полицейских, изложение которой можно прочитать в казанском издании "Бизнес ONLINE", Ильдар Шарифуллин признался в краже добровольно, причем его признание было записано на видео.

"В июле прошлого года в полицию поступило заявление от директора одного из лениногорских магазинов, который заявил, что у него была украдена керамическая плитка. Появилась информация, что подобная плитка находится на территории одного из частных домов Лениногорска. Участковые Мустафин и Самигуллин отправились по названному адресу, хозяин дома заявил, что купил плитку у местного жителя, которого зовут Ильдар. С полученной информацией полицейские отправились к директору магазина. Тот, в свою очередь, сказал, что знает Ильдара –​ мужчина ранее работал в магазине. После этого все трое –​ директор магазина, мужчина, у которого находилась плитка, и Ильдар были приглашены для дачи показаний и разъяснения ситуации. В итоге Ильдар написал явку с повинной. Все это было зафиксировано на видеокамеру, после этого он спокойно ушел домой", – рассказывает анонимный "высокопоставленный собеседник" издания "Бизнес ONLINE" в МВД Татарстана, подчеркивая, что в основу уголовного дела легли показания Ильдара, но телесных повреждений у него обнаружено не было.

Таинственный М.

В изложении самого Ильдара Шарифуллина события 13 августа выглядят совсем по-другому, причем в его рассказе появляется еще один фигурант истории, "М." (по просьбе адвокатов Шарифуллина Радио Свобода не называет его полные имя и фамилию). По словам Ильдара, М. был его бывшим работодателем на стройке и в то же время хорошо знал обвиняемых полицейских. Именно М. якобы посоветовал Мустафину и Самигуллину свалить кражу на Шарифуллина, поскольку должен был последнему крупную сумму денег, которую не хотел отдавать. Из рассказа Шарифуллина следует, что М. присутствовал при избиении, распивая вместе с полицейскими водку:

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:00:49 0:00
Загрузить

– Сотрудники полиции завели меня в опорный пункт, избили, издевались надо мной. На меня они вышли через моего бывшего начальника, М. Он должен был мне денег, зарплату, и обратился к сотрудникам полиции, чтобы деньги мне не отдавать. Он знал, что у меня проблемы с речью, что я заикаюсь, и решил этим воспользоваться. Избивали меня, заставляли подписи ставить. Это происходило при М. Полицейские вместе с ним употребляли алкоголь, они все были в алкогольном опьянении. Требовали, чтобы я признался, что украл плитку, хотя я даже не знал, откуда она была украдена.

– Полицейские утверждают, что вас никто не бил, а ваше признание записано на видео.

– Мы все проходили детектор лжи, сотрудники полиции, мой бывший начальник и я.

– И что показал детектор лжи?

– Что все мои слова оказались правдой, а сотрудников полиции – ложью.

– Вы видели второго потерпевшего по этому делу, который вас якобы опознал?

– Да, но сейчас он уже готов дать показания, что его заставили. В опорном пункте он меня узнал, но он узнал, потому что сотрудники полиции показывали ему мою фотографию. А тогда он говорил, что это я ему продал плитку. Я свою правду все равно докажу, так же не делается. Я сколько вон в больнице лежал, мама после этого слегла с инсультом.

– Сколько вы лежали в больнице?

– 15 дней.

– Какие травмы у вас были зафиксированы?

Сотрясение головного мозга 3-й степени, перелом носа, ушиб почек, два зуба выбили

– Сотрясение головного мозга 3-й степени, перелом носа, ушиб почек, два зуба выбили. Ну и просто очень много ушибов было.

– Долго вас били?

– С 13.30 до четырех часов.

– А ваш бывший работодатель принимал участие в избиении?

– Нет, но он все видел. Ну, как объяснить… он был за них.

– Он и был директором магазина, из которого украли плитку?

– Нет, он частник, облицовкой фасадов занимается. Плитку украли с фасада задолго до этого. Магазин, директор которого заявил о краже, называется "Каскад". Ко мне в больницу приехали меня осматривать дознаватель, Шакиров, и майор полиции, Сидоров. Когда они подъехали, я все объяснил, и Сидоров моим родителям сразу сказал: "Мы же уже знаем, кто украл эту плитку, почему они [участковые Мустафин и Самигуллин] на вас давят? Мы поехали с ними и с мамой моей из приемного покоя в опорный пункт, там сзади было открыто окно и было слышно, что один из сотрудников полиции спит. Он был пьяный. Потом меня повезли в полицию брать показания [об избиении], а они там в опорном пункте тем временем убрались, помыли полы, пыль вытерли. И когда мы вернулись в опорный пункт с мамой и отцом, он нас привез, там уже все было убрано.

– Директор магазина знаком с этим М.?

– Нет. Директор заявил о краже, а потом полицейские вместе с М. решили повесить ее на меня, чтобы М. не пришлось платить мне долг по зарплате. Они мне фотки показывали, как они эту плитку нашли, изъяли. Они нашли ее на участке у того человека, который потом меня опознал, что он эту плитку у меня купил, а теперь готов дать показания, что его заставили угрозами.

Очная ставка

Покупатель украденной плитки, якобы указавший полицейским на Ильдара Шарифуллина как на ее продавца, сейчас находится в статусе потерпевшего от действий все тех же Мустафина и Самигуллина: на прошлой неделе Следственный комитет возбудил в отношении них уголовное производство по еще одному эпизоду в рамках того же дела, по части 1-й статьи 286 УК РФ ("Превышение должностных полномочий"). По словам потерпевшего, Мустафин и Самигуллин заставили его опознать Ильдара Шарифуллина против его воли, угрожая отправкой в изолятор временного содержания. На самом деле, как утверждает теперь покупатель плитки, человек на показанной полицейскими фотографии (Ильдар Шарифуллин) вовсе не был похож на того человека, у которого он ее купил, причем полицейские не скрывали от него, что знают о невиновности Ильдара.

В воскресенье, 28 января, Виталий Мустафин и Альберт Самигуллин были задержаны в рамках расследования нового эпизода уголовного дела, но под стражей пробыли недолго: во вторник Лениногорский суд отказал следователям в удовлетворении ходатайства об аресте полицейских до суда. Не поддержал это ходатайство и представитель прокуратуры. Оба полицейских в очередной раз вышли на свободу, МВД Татарстана распространило очередное заявление, в котором фактически обвинило Ильдара Шарифуллина во лжи.

Имидж – все

Татарстан занимает одно из первых мест среди российских регионов по количеству сообщений о пытках и избиениях в полиции, многие из таких дел становились резонансными: например, дело об убийстве Сергея Назарова, задержанного в отделе полиции "Дальний", или дело Ильназа Пиркина, покончившего с собой в октябре 2017 года после пыток в полиции Нижнекамска. Теперь, говорит сотрудничающий с правозащитной организацией "Зона права" адвокат Ильдара Шарифуллина Андрей Сучков, полицейское начальство любой ценой борется за "улучшение имиджа" своих сотрудников – с этим, по версии Сучкова, и связан отказ суда арестовывать подозреваемых:

пожалуйста, подождите

No media source currently available

0:00 0:02:39 0:00
Загрузить

"Эти два майора, судя по тому, что нам известно, просто решили повысить раскрываемость, пытаясь склонить потерпевшего к даче показаний против самого себя, то есть к оговору. Из-за того, что у него имеется дефект речи, возражать ему было очень трудно, можно сказать, что фактически сделать этого он не мог. Сейчас появился второй эпизод этого дела, по которому потерпевшим проходит еще один человек. Полицейский Самигуллин пытался склонить его к тому, чтобы он оговорил второго потерпевшего, Ильдара Шарифуллина. Получается, что и Шарифуллин ничего противозаконного не совершал, и этот человек не покупал у него никакого "похищенного имущества", но сотрудникам полиции надо было кровь из носу поднять показатели. Это, в конце концов, привело к совершению преступления. Недавно в Казани была итоговая коллегия прокуратуры, на которой прокурор Татарстана заявил о "недопустимости охаивания сотрудников правоохранительных органов", о том, что необходимо "создавать положительный имидж сотрудников полиции". Это нашло свое отражение и в судебном процессе по делу Мустафина и Самигуллина: суд отпустил задержанных полицейских на свободу, а прокуратура это решение поддержала, несмотря на то что на лицо признаки совершения преступления, совершенного должностными лицами, которые способны, пользуясь своим положением, оказать любое давление на следствие, потерпевших или свидетелей".

Слова Андрея Сучкова о давлении, которое подозреваемые полицейские могут оказать на Ильдара Шарифуллина, не пустой звук: сам Ильдар рассказал Радио Свобода, что спустя месяц после истории с избиением Мустафин и Самигуллин уже угрожали ему и даже пытались силком вытащить из квартиры на улицу и отвезти в участок. Спасло потерпевшего лишь вмешательство соседей. "Как-то обидно, что их уже дважды отпускают. Я опасаюсь за свою жизнь. Они мне уже угрожали, давили на меня. Это было в середине сентября. Вечером пришли ко мне домой, сказали выйти на улицу. Я начал отказываться, они попытались меня силой вытащить. Но когда в подъезде начался шум, отпустили, попросили, чтобы я забрал свое заявление".

Сейчас защита потерпевших намерена дождаться решения следствия, которое может обжаловать отказ суда арестовывать полицейских, и в случае необходимости добиваться пересмотра меры пресечения для подозреваемых.

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG