Доступность ссылки

Ирина Бекешкина: «В Крыму играют на страхах людей перед Украиной»


Ирина Бекешкина

Возможны ли социологические исследования в аннексированном Крыму? Говорят ли люди правду в социальных опросах? Чего хотят украинцы?

Об этом в проекте «Дневное шоу» в эфире Радио Крым.Реалии вместе с ведущим Павлом Казариным беседует украинский социолог, директор фонда «Демократические инициативы» Ирина Бекешкина.

– С какими заблуждениями обывателей о социологах вы сталкиваетесь?

– Очень многие люди не знают, как проводятся социологические исследования. Часто можно услышать от журналистов: «Так социологи же в села не ездят». На самом деле, около трети респондентов в исследованиях – жители сельской местности. Иногда говорят, что социологов покупают, особенно если они действительно независимые. Наша цель – искать истину, за какие-то деньги менять результаты никто не будет. Один раз обманул – и все, можно ставить крест на репутации и профессии. Понятно, что опросы кто-то должен заказывать и оплачивать. Например, маленькое социологическое исследование по Украине можно провести за сумму от 10 тысяч долларов. Опросы с искаженными данными могут делать только фирмы-однодневки, а постоянно работающие организации вы за этим не поймаете.

– А как обстоят дела с честностью социологов в России?

В России есть так называемая придворная социология: тот же ВЦИОМ – это государственная структура
Ирина Бекешкина

– У них есть так называемая придворная социология: тот же ВЦИОМ – это государственная структура, и работают они соответственно. В Украине такое невозможно. Насколько я помню, фирма, которая обслуживала Партию регионов, проводила нормальные опросы.

– Можно ли проводить опросы на временно неподконтрольных Украине территориях?

– Да. Я знаю, что КМИС проводит телефонные опросы в Донецкой и Луганской областях по заказу Фонда Рината Ахметова, чтобы узнать потребности людей. Но не нужно задавать острые вопросы, например: «Вы хотите быть с Украиной или с Россией?» Ответив, респондент может заполучить серьезные неприятности. Я верю, что в Крыму отвечают искренне, но многие отказываются, искажая истинное общественное мнение. Кроме того, есть искажения и в самых обычных опросах: так, если поспрашивать людей, то все всегда выносят мусор и не терпят взяточничества. Обычно, если человек не хочет отвечать, давал ли он взятки, мы заключаем, что, скорее всего, давал.

Ирина Бекешкина
Ирина Бекешкина

– Если говорить о политических соцопросах, есть какие-то особенности?

– Само включение политика в опрос о выборах президента может стать началом его карьеры. Вспомним Петра Порошенко: его стали вставлять в президентские рейтинги в октябре 2013 года, у него 3% было. А потом он быстро пошел вверх. Сейчас вот стали спрашивать, выбрали ли бы президентом лидера группы «Океан Эльзы» Святослава Вакарчука, хотя он сам опровергал какие-либо амбиции. Мне кажется, это эксперимент, насколько посторонний человек может набрать рейтинг именно за счет опросов.

– Сохраняется ли в Украине социологическое разделение на запад и восток?

Восточный вектор развития, в сторону России, естественным образом отпал
Ирина Бекешкина

– Сейчас восточный вектор развития, в сторону России, естественным образом отпал, и мы видим это по опросам. Правда, мне кажется, что те, кто раньше поддерживал идею вступления в Таможенный союз, сейчас скорее предпочитают отвечать: «Трудно сказать» или «Никуда не нужно интегрироваться». Но в целом тенденция изменилась резко, так же, как и с поддержкой НАТО. В 2013 году в Донецкой и Луганской областях 0,3% респондентов поддерживали вступление в Североатлантический альянс. Это один человек из 278-ми. Сейчас таких, по данным опросов, 30% в Донецкой и 10% в Луганской области. Кроме того, раньше в Юго-Восточных регионах страны преобладала региональная самоидентификация. Сейчас они в большинстве считают себя гражданами Украины.

– Возможен ли такой поворот в Крыму после деоккупации?

– Сейчас там играют на страхах людей перед Украиной, интоксикация российской пропагандой очень сильна. Прежде всего исчезнут навязанные страхи. Я помню, как на освобожденных территориях Донбасса около трети людей боялись «Правого сектора», но ничего не случилось. Вслед за этим исчезли политические страхи, их место заняли обычные экономические. Так что все поправимо.

(Текстовую версию материала подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG