Доступность ссылки

«Нас пришли убивать»: три суда в одной крымской семье


Фера Абдуллаева (по центру) с детьми

Год и четыре месяца прошло с момента, как в доме Абдуллаевых в селе Строгоновка сначала состоялся обыск, а потом –арест главы семьи Узеира. Отец четверых детей стал одним из фигурантов симферопольского «дела Хизб ут-Тахрир» и пробудет под стражей до 11 февраля.

Его родной брат, Теймур Абдуллаев, также арестован по этому делу. Его обвиняют не просто в участии, а в организации «террористической группировки». Теймуру грозит от 10 лет лишения свободы до пожизненного заключения, а Узеира могут осудить на срок от 10 до 20 лет. Российская служба финансового мониторинга уже внесла находящихся под следствием крымчан в перечень террористов и экстремистов, хотя судебные приговоры по их делам еще не вынесены.

В тюрьму за книги

Фера Абдуллаева, супруга Узеира, пересказывает все в мельчайших деталях, словно обыск происходил вчера: «Когда они ворвались в наш дом, я сразу поняла, что мужа заберут. Понятые, которые пришли со следователем, явно были с ним заодно. В процессе не участвовали, сидели в комнате спокойненько на стульчиках».

Когда они ворвались в наш дом, я сразу поняла, что мужа заберут
Фера Абдуллаева

В то утро в доме Абдуллаевых искали оружие и наркотики – именно это стало поводом для обыска. Когда не нашли, изъяли религиозную литературу, которая входит в список запрещенных в России. Старшая дочь Абдуллаевых, Сальсабиль, вспоминает, что Коран в оригинале тогда забрали тоже. Остался только второй экземпляр – перевод на русский. «На столе лежал учебник дочери за 6 класс. Там как раз было два параграфа по истории халифата. Удивительно, но эту книжку они как-то пропустили», – говорит Фера с улыбкой. Она улыбается практически в течение всей беседы. Ровно до того момента, пока мы не начинаем говорить о детях.

Фера Абдуллаева со старшей дочерью Сальсабиль на заднем дворе своего дома
Фера Абдуллаева со старшей дочерью Сальсабиль на заднем дворе своего дома

«Мам, нас пришли убивать?»

Фера рассказывает, что старшая дочь отреагировала на обыск спокойнее всех. Она знала, что силовики в любой момент могут прийти и забрать отца. Сидя в детской комнате, среди игрушек, Сальсабиль говорит, что в октябре 2016-го у нее забрали не только папу: «Если честно, частичка души ушла вместе с ним. Потому что папа – это частичка души, частичка сердца и частичка жизни».

Частичка души ушла вместе с ним. Потому что папа – это частичка сердца и частичка жизни
Сальсабиль Абдуллаева

Впрочем, не все дети спокойно отреагировали на утренний визит силовиков. На тот момент восьмилетняя Тасним, проснувшись от шума в доме, громко спросила: «Мам, нас пришли убивать?».

Произошедшие события Фера объясняет активной гражданской позицией Узеира: «Сейчас бытует мнение, что если человек активен, его обязательно посадят. Кажется, это коснулось и моего мужа».

Десятилетняя Тасним
Десятилетняя Тасним

Когда Узеиру Абдуллаеву предъявили обвинение, младшей дочке, Аят, был год и два месяца. Она только начала ходить. Сейчас девочка не только ходит, но и бегает по снегу, помогает готовить чебуреки на ужин и громко кричит: «Люблю бабашку» (в переводе с крымскотатарского – папа – КР). Каждый раз, когда в доме звонит телефон, Аят интересуется, не папа ли это. «Наверное, она его не помнит. Но учитывая, что старшие дети постоянно говорят про отца, младшенькая тоже всегда спрашивает», – говорит Фера.

Аят ест чебурек
Аят ест чебурек

«Его арестовывали его же ученики»

Фактически «главой семьи Абдуллаевых», так его ласково называет мама, сейчас является шестилетний Мансур. Мальчик рассказывает, что хорошо помнит занятия тхэквондо с отцом: «Он учил меня разным приемам, движениям, объяснял, как правильно падать».

Во время обыска и задержания Узеира присутствовало несколько его учеников. Они сами мне сказали об этом
Фера Абдуллаева

Узеир Абдуллаев, как и его брат Теймур, – чемпионы Европы по боевым искусствам. В Симферополе они занимались тренерской деятельностью. Фера слушает то, что рассказывает Мансур про спортивные занятия с папой. Когда сын замолкает, она продолжает: «Муж ведь тренировал очень многих сотрудников силовых структур. После событий 2014 года некоторые из них приняли решения сохранить свои рабочие места и остаться в Крыму. Так вот, во время обыска и задержания Узеира присутствовало несколько его учеников. Они сами мне сказали об этом».

Мансур со старшими сестрами
Мансур со старшими сестрами

Суд за суд

8 декабря 2017 года к двум «террористам» в семье Абдуллаевых присоединилась еще одна «нарушительница порядка» – сама Фера. Девушка в тот день пришла в подконтрольный России Верховный суд Крыма в Симферополе, чтобы встретиться с адвокатом по назначению. По словам Абдуллаевой, она находилась на лестничной клетке между первым и вторым этажом, когда к ней подошел пристав и составил протокол административного правонарушения по части 2 статьи 17.3 КоАП России – «неисполнение распоряжения судьи или судебного пристава по обеспечению установленного порядка деятельности судов». Сам работник суда, Сергей Березко, утверждает, что Фера вела себя шумно, находилась в коридоре, пыталась прорваться в зал судебных заседаний и могла помешать проведению одного из них. Юрист Лиля Гемеджи запросила в качестве доказательства видеозаписи с камер наблюдения суда, которые подтвердят или опровергнут обвинения в сторону Абдуллаевой.

Следующее заседание по делу Феры состоится во вторник, 6 февраля, в 14:30 в Железнодорожном районном суде Симферополя.

В семье Абдуллаевых это – третий судебный процесс. Говоря о прогнозах своего «дела», Фера не рассматривает оправдательный приговор: «Еще до начала первого заседания активисты «Крымской солидарности» собрали мне на штраф. Когда я пыталась отказаться, сказали, что это – общий штраф. Спустя столько времени и дел здесь никто не рассчитывает на оправдательный приговор».

Представители международной исламской политической организации «Хизб ут-Тахрир» называют своей миссией объединение всех мусульманских стран в исламском халифате, но они отвергают террористические методы достижения этого и говорят, что подвергаются несправедливому преследованию в России. Верховный суд России запретил «Хизб ут-Тахрир» в 2003 году, включив в список 15 объединений, названных «террористическими».

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG