Доступность ссылки

В новогодней колонке, написанной для сайта "Свободы", я высказал предположение о том, что все усилия российской дипломатии в ближайший месяц (до 29 января) будут направлены на то, чтобы убедить "американских партнеров" не включать в "кремлевский доклад" Путина и его личную финансовую гвардию. Метод убеждения традиционный – шантаж и предложение "крыши".

Талантливейшие северокорейские ученые и инженеры, например, в который раз за последние полтора года могли бы где-то в середине января поразить все прогрессивное человечество еще каким-нибудь дерзким технологическим достижением. Взорвать, например, термоядерный заряд над Тихим океаном. Весь мир в панике начал бы считать минуты, оставшиеся до ядерного апокалипсиса. Не растерялся бы только один человек, и вы знаете его имя. Он полетел бы в сопровождении своего православного духовника Тихона в самую опасную на земном шаре точку, в Пхеньян, чтобы объявить оттуда: "Мой друг Ын готов вести при моем посредничестве переговоры с моим другом Доном в Москве, в отеле Ritz-Karlton". Благодарный мир спасенный почтительно склонился бы к его ногам, как это уже случилось в 2013 году после трюка с "химическим разоружением" Башара Асада.

Такая задумка присутствовала. Однако, предупреждал я в том же тексте, во-первых, в Вашингтоне уже разобрались в замысле операции "Ядерный офшор" и прекрасно представляют себе суть назойливо предлагавшейся Путиным "помощи". Во-вторых, судя по целому ряду разведпризнаков, США и Китай постепенно продвигаются к той большой сделке по Корее, контуры которой обрисованы несколько месяцев назад в статье "Корейская шкатулка". Роковая дата 29 января тем не менее неумолимо приближалась, и "кремлевские" не могли не предпринять отчаянной попытки какого-то драматического шантажа. На самом флажке в Вашингтоне неожиданно появилась тройка высших руководителей российских спецслужб.

К тому времени "кремлевский доклад" уже был согласован работавшими над ним ведомствами и подготовлен к передаче в Конгресс. В соответствии с поручением закона от 2 августа был составлен список самых близких к Путину и наиболее замешанных в его военных и финансовых деяниях персонажей. Весь день 29 января в Вашингтоне ждали публикации доклада, закон отвел на подготовку списка 180 дней. Только наутро выяснилось, что в полночь доклад все-таки был представлен. Очевидно, задержка была вызвана тем, что на каком-то очень высоком административном уровне в последний момент в документ внесли существенные изменения. Большинство наблюдателей обращают внимание на превращение списка наиболее одиозных фигур в перечень, который многие называют "телефонной книгой администрации президента и правительства". Такое расширение списка ослабляет удар, который доклад мог нанести по путинской клептократии. Ответственность размывается.

Но самое важное из внесенных в последний момент изменений заключается совсем в другом. Статья 241 упомянутого закона посвящена персональным санкциям и требовала от исполнительной власти не только представить список людей, близких к Путину и вовлеченных в его деяния, но и предоставить по каждому из этих персонажей подробнейшую финансовую документацию, включающую размер состояния, источники дохода, коррупционные схемы, собственность родственников и полный список всех активов, находящихся в юрисдикции США. Вся эта информация была перенесена в закрытую секретную часть доклада.

Параллельно с работой над "кремлевским докладом" авторитетный американский экономический институт National Bureau of Economic Research дал оценку размеров частных российских активов в США – приблизительно один триллион долларов (точнее, между 0,8 и 1,3 триллиона долларов). Даже самые беспощадные критики режима не представляли такого масштаба. Закон требовал обстоятельно разложить этот триллион по полочкам: что там у Абрамовича, что там у Мордашова, что у разнообразных ролдугиных, отвечающих за личные активы Путина.

Собранная документация занимает сотни страниц, и она убийственна для российской клептократии по двум причинам. Да, в России давно знают, что ее правители не чисты на руку, и привыкли ко многому. Но подробнейшая детальная информация о сотнях миллиардов долларов, украденных у страны ее руководством, произведет серьезный политический эффект, последствия которого трудно прогнозировать. Это даже не ограбление века, а ограбление тысячелетия, не имевшее прецедентов в мировой истории.

Вторая причина касается последствий развития ситуации для бенефициаров русского триллиона в США. Когда закрытая часть доклада будет обнародована, содержащейся в нем информации будет достаточно для того, чтобы судебные органы рутинно, без всяких новых санкций или иных политических решений, применили к упомянутым в нем лицам меры, предусмотренные законодательством по борьбе с отмыванием капиталов, нажитых преступным путем: замораживание активов, их дальнейшая конфискация и в перспективе возвращение украденного жертве преступления – российскому народу. Собственно, по этому пути уже пошли власти Великобритании, потребовавшие у российских высокопоставленных чиновников, начиная с вице-премьера Игоря Шувалова, объяснить природу их состояний. Никаким легальным путем такие деньги вожди России в свободное от службы время заработать не могли.

Именно этого опасалась российская верхушка, и потому 28 января на сцене российских политических телешоу царила атмосфера паники и истерии. Показательна сценка на одной из таких передач, когда видный государственный деятель кричал: "Трамп нас предал! Мы теперь должны опубликовать весь имеющийся у нас компромат на него!" Ведущий заинтересованно спросил: "А что, он у нас есть?" – "Конечно, есть!" Но уже 30 января на тех же каналах господствовали совсем иные настроения: "Трамп снова наш!" Путин весь день распинался о необходимости дальнейшего сотрудничества с Соединенными Штатами. Конечно, прежде всего в деле совместной борьбы с исламским терроризмом.

В сотый раз он с большим нажимом напомнил историю про братьев Царнаевых: как в 2011 году Россия предупреждала США, но те не прислушались, и в 2013 году произошел теракт на Бостонском марафоне. В излагаемой Путиным истории он сознательно забывает о ключевом промежуточном звене. Да, действительно, из Москвы дважды предупреждали о том, что Царнаевы – опаснейшие исламские экстремисты и потенциальные террористы, но не представили никаких конкретных данных, которые позволили бы американским властям преследовать братьев. Уже после того, как их по московской наводке дважды допрашивали в ФБР, Царнаев-старший, прекрасно зная, что российские власти объявили его опасным исламистским экстремистом, в 2012 году отправился тем не менее в Москву и не какими-то тайными тропами, а совершенно открыто. Он мог прилететь в Россию, только будучи абсолютно уверенным, что будет там в полной безопасности, потому что едет к друзьям и кураторам. Естественно, Царнаева встретили компетентные органы, под чуткой опекой которых он затем находился около шести месяцев, путешествуя по Кавказу и встречаясь с реальными деятелями исламистского подполья. Тех уничтожали, а он оставался живым и невредимым, и в конце концов снова прибыл в Москву, откуда вновь направился с благословения кураторов навстречу своей судьбе. Бостонский взрыватель был заряжен.

Пока американцы не найдут в себе мужества взглянуть фактам о своих российских "партнерах" в глаза, те будут продолжать дурить их под благовидным предлогом "совместной борьбы с исламскими террористами"

Есть и продолжение этой истории: когда американские сенаторы приехали расследовать российские связи Царнаева, их сначала водили за нос, утверждая, что никакого Царнаева в России никогда не было. Потом подсунули провокатора, который пообещал передать интересующие их сведения о Царнаеве, и театрально арестовали под камеры американского дипломата. Вызволять его из ФСБ приехал американский посол Майкл Макфол, и больше вопросов о Царнаеве американцы уже не задавали. Существует масса прямых, косвенных и психологических свидетельств того, что Царнаев-старший в 2012 году шесть месяцев готовился в России к своей миссии в Соединенных Штатах в 2013-м. Пока американцы не найдут в себе мужества взглянуть фактам о своих российских "партнерах" в глаза, те будут продолжать дурить их под благовидным предлогом "совместной борьбы с исламскими террористами". Как это и произошло снова на очень высоком уровне в конце января.

Три руководителя российских специальных служб – Сергей Нарышкин, Александр Бортников и Игорь Коробов – вдруг оказались в США, хотя двое из них числились в санкционных списках. В США они встретились со своими американскими коллегами, включая директора ЦРУ. И, как свидетельствуют скупые публикации в российской и американской прессе (в том числе интервью Mайкла Помпео), эти трое работали по той же методичке, по которой действует вся российская пропаганда уже пять лет после теракта в Бостоне.

Эти добрые люди приехали предупредить американский народ о страшной грозящей ему опасности: сотни или даже тысячи исламских террористов российского и постсоветского происхождения после завершения активной фазы военных операций в Ираке и Сирии направляются в другие страны и могут оказаться и в Соединенных Штатах. Интересно получается: сначала "кремлевские" их сотнями отправляли на Ближний Восток из России, потом с гордостью докладывали, что их всех уже по десять раз уничтожили наши славные воздушно-космические силы, а теперь оказывается, что их все равно остались тысячи! И если бы замечательные Нарышкин, Бортников и Коробов не предупредили Соединенные Штаты и не предприняли cо своей стороны необходимые меры, то террористы хлынули бы в США взрывать американские города. Ну как же теперь не сотрудничать с этими замечательными людьми, которые заранее предупреждают партнеров о серьезной опасности!

Вся путинская агентура влияния в Вашингтоне снова хором завела хорошо выученную ими мантру: "We need Russians, we need Russians! Нам надо сотрудничать с русскими, иначе нас будут взрывать в наших городах. А чтобы русские с нами сотрудничали, нужно закрыть глаза на всякие мелкие разногласия по Украине и другим вопросам. И уж навсегда забыть о санкциях против высшего российского политического руководства". Кремль проводил эту дешевую разводку не раз, и не только в США. И вот она снова сработала.

31 января я принимал участие в семинаре Atlantic Council, на котором обсуждалась ночная трансформация "кремлевского доклада". Как и другие выступавшие, я связывал ее напрямую с визитом "русской тройки". Рассказывая об эйфорической реакции в Москве 30 января, в частности, об очередной путинской лекции о Царнаевых, я поставил небольшой эксперимент: попросил поднять руку тех слушателей, кто знает, что путинская каноническая версия неполна – опускает шестимесячное пребывание Царнаева-старшего в России в 2012 году. Не поднялась ни одна рука. Люди действительно об этом ничего не знали и уже после окончания семинара заинтересованно меня расспрашивали. А в зале ведь присутствовала не случайная выборка обывателей с улицы, но исключительно эксперты по безопасности, по российско-американским отношениям, многие годы занимающиеся этой тематикой, более ста человек. Какова же должна быть в американском обществе степень заговора молчания об обстоятельствах бостонского теракта!

У этого умолчания есть свои внутриполитические причины. Леволиберальные средства массовой информации, доминирующие в американском медийном пространстве, ежедневно ожесточенно бичуют Дональда Трампа за малейшие проявления симпатий или мягкости по отношению к путинскому режиму. Но логика политической борьбы не позволяет им поднять тему путинских корней бостонского теракта. Ведь тогда этим пламенным демократам пришлось бы заговорить о реакции обамовской администрации на крупнейшее после 9/11 террористическое нападение на территории США. Казалось бы, у Трампа есть благоприятная возможность обвинить демократов в лицемерии и раз и навсегда сбросить с себя обвинения в загадочной путинофилии. Но, увы, странная застенчивость американского президента по отношению к своему российскому визави не фейк, а объективная реальность.

В результате американский политический класс загнал себя в двухпартийный угол и вынужден покорно жевать подсовываемую ему из Кремля жвачку "наших общих интересов в борьбе с исламским терроризмом". Ночью 29 января кремлевская спецтройка и президент Трамп остановили (надеюсь, ненадолго) сокрушительный информационный и финансовый удар – нет, не по России, а по российской клептократии. Теперь ставки подняты максимально. Либо сотни страниц доклада будут рассекречены в высших интересах русского и американского народов, либо США добровольно надолго станут заложниками Кремля. Чтобы вырваться из ловушки "сотрудничества с Россией в борьбе против терроризма", Конгрессу необходимо провести расследование всех обстоятельств бостонского теракта, а также многолетних усилий Кремля по пополнению рядов террористов "Исламского государства" боевиками из России и постсоветского пространства.

Андрей Пионтковский, политический эксперт

Взгляды, высказанные в рубрике "Мнение", передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

Оригинал публикации – на сайте Радио Свобода

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG