Доступность ссылки

Специально для Крым.Реалии

Когда разрушается прежняя жизнь, меняется почти все: прошлый уклад, привычные условия и привилегии. Одной из первых жертв сепаратистских войн становится медицина – часть врачей уезжает, не хватает денег на лекарства, нет нормальных больниц. И надежды исправить ситуацию у сепаратистов почти нет.

Наверное, в каждом сепаратистском конфликте медицинская проблема – притча во языцех, поскольку врачи, если они не военные, любят комфорт, дисциплину и чистоту, а при нищем финансировании добиться этого невозможно. Сепаратисты на постсоветском пространстве – изобретение Кремля, среди них есть не только наспех придуманные политики, но и по большей части криминалитет, для которого главное – власть и контроль над населением, а вовсе не благополучие населения.

На сепаратистских территориях Грузии, в Абхазии и «Южной Осетии», медицинская сфера – самая щекотливая. Когда в 1993 году из Абхазии выгоняли этнических грузин – а их было более 60 процентов населения, – вместе со всеми бежали врачи и медсестры, фельдшеры и техники, обслуживающие медицинское оборудование.

Ездить лечиться в Россию для жителей Абхазии оказалось очень дорого – и они поехали к «врагам», в Тбилиси

Согласно статистическим данным, в 1985 году в Абхазии работало 2356 врачей всех специальностей, а в 2014 году – только 709. Оставшихся медицинских работников из числа этнических абхазов или армян явно недостаточно для поддержания здравоохранения сепаратистской, «независимой» территории. Ездить лечиться в Россию оказалось очень дорого – взятки, поборы, траты на транспорт и проживание, – и жители Абхазии поехали к «врагам», в Тбилиси.

Уже много лет в правительстве Грузии работает специальная программа обслуживания жителей Абхазии, причем не важно, есть ли у них паспорт гражданина Грузии или нет. Соискателю больничного места достаточно получить так называемый «нейтральный паспорт», международно признанный документ Грузии без государственной символики. Любые операции, даже самые сложные, оплачивает правительство Грузии из бюджета, то есть из карманов налогоплательщиков – включая тех, кого выгнали из родных домов в 1993 году.

Грузинское издание Netgazeti, ссылаясь на официальные данные, сообщает, что с каждым годом число абхазских пациентов, проходящих лечение в Грузии, растет: в 2014 году – 450 человек, в 2015 году — 550, а за первые пять месяцев 2016 года их число превысило 500 человек. По информации Министерства здравоохранения Грузии, в 2017 году правительство профинансировало 1137 пациентов, проживающих в оккупированной Абхазии, в том числе 179 детей, а также 507 пациентов, проживающих в Цхинвальском регионе, в том числе 57 детей.

Периодически люди пишут или говорят о том, что власти Грузии тратят деньги впустую, потому что абхазы, возвращаясь домой после лечения, извиняются перед земляками и продолжают проклинать «фашистскую Грузию». Тем не менее, правительство продолжает медицинскую программу: в прошлом году открыли центр лечения гепатита С в городе Зугдиди, в нескольких километрах от линии оккупации. В 2016 году в Грузии зафиксировали около 160 тысяч больных гепатитом С. Многие носители вируса живут в Абхазии, а вакцинация – слишком дорогое удовольствие, тем более, если для ее получения нужно ехать в Сочи.

В современном дипломатическом языке Грузии термин «де-факто» используется, когда говорится, что на оккупированной территории что-то произошло, «де-юре» – это все равно территория Грузии. На днях в Сухуми де-факто чиновники пообещали, что проблему решат, поскольку понимают, насколько зависимы от Тбилиси. Вслух об этом мало кто говорит, но в Тбилиси лечились и высокопоставленные чиновники марионеточного правительства или члены их семей – то ли опасаясь, что с ними в Москве может что-то случиться, то ли пожалели денег на взятки. В Абхазии помнят, что два «президента» – Владислав Ардзинба и Сергей Багапш – скоропостижно скончались в московских больницах.

Медицинская тема и зависимость от Тбилиси – предмет постоянного негодования Кремля. В ведомстве Владислава Суркова недовольны тем, что абхазы ездят лечиться к «врагам», но изменить ничего не могут. Об отношении абхазов к своей медицине можно узнать в социальных сетях – там они не стесняются говорить о качестве здравоохранения.

Фатима Кутелия: «Лежала в РБ (республиканская больница), у них ни ватки, ни шприца, все покупали и за койку, и за улыбку, и за здравствуй, и за все на свете платили – лекарства, дорогие анализы, снимки, осилить сложно. Ещё сложнее, когда диагноз не верный Рентген надо в металлолом сдать».

Лунара Пачулия: «Лежала в больнице 10 дней, за все платила шрицы, система, очень дорогие лекарства».

Ата Зегьздырова: «Понятно же, что на больницы положены определённое количество лекарственных средств! Лично на моём опыте, везде, где бы не приходилось лежать моим взрослым, давали список лекарств, которые нужно купить и принести, а медсестры колют, ставят, дают пить».

Мадина Мади: «А в роддоме вообще в журнале писали какие-то лекарства и уколы типа были сделаны роженицам, а по факту никому ничего не делали».

Холли Голайтли: «Роддом, это вообще авгиевы конюшни. Даже не знаю кто его может расчистить».

Ситуацию теперь и в Москве, и в Сухуми рассматривают как «дело государственной важности», поэтому в середине декабря минувшего года состоялся визит в Москву «министра здравоохранения Абхазии» Тамаза Цахнакия, который заявил, что «подпишет соглашения о сотрудничестве с несколькими ведущими клиниками России», наметив встречи с руководством Российского онкологического научного центра имени Блохина, Национального медико-хирургического Центра имени Пирогова, Национального медицинского исследовательского центра кардиологии, Национального медицинского исследовательского центра сердечно-сосудистой хирургии имени Бакулева.

16 февраля Государственная дума ратифицировала соглашение между Россией и оккупированной Абхазией – «о сотрудничестве в области организации медицинского страхования граждан страны, постоянно проживающих на территории республики». Граждане России, постоянно проживающие в Абхазии, будут застрахованы за счет бюджета России – субвенции будут перечисляться по реальной регистрации граждан. Из 189 515 человек около 84 тысяч могут получить медицинскую страховку, а по данным ЦИК России избирателями являются 89 тысяч человек, включая, видимо, и военнослужащих на российских военных базах.

Государственный бюджет Абхазии на более чем 60 процентов зависит от российских вливаний, которые, как показали финансовые проверки последних лет, благополучно разворовываются. На абхазском горизонте иногда появляются российские «остапы бендеры», обещающие что-то построить и что-то ввести в строй. В начале прошлого года в Сухуми появился президент российского холдинга «Дельрус» Юлай Магадеев, он обещал построить единую диагностическую лабораторию, центр гемодиализа и кардиологический центр. Почти одновременно с этим в «министр здравоохранения» Андзор Гоов встречался с руководителем проекта по созданию многофункционального высокотехнологичного медицинского комплекса Евгением Олейниковым.

Ни одного центра в Сухуми так и не появилось, реальную медицину заменили на банальную страховку: чтобы получить помощь, нужно сесть в автобус и поехать в Сочи или другой российский город. Затраты на транспорт совсем не оправдывают страхование, которое в России построено на взятках и поборах. Для жителей Абхазии уготована та же участь, что и для россиян, простаивающих очереди в поликлиниках и ждущих месяцами операции. В отличие от Грузии, где страхование является реальной оплатой за предоставление услуг.

Похоже, что, несмотря на обещания из Москвы повысить уровень здравоохранения, ситуация в оккупированной Абхазии не изменится – ее жители так и будут ездить лечиться в Тбилиси. Российская политика в ближайшее время не изменится, а это значит, что у Грузии появляется больше шансов на перевес в борьбе за сердца соотечественников.

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG