Доступность ссылки

Крымскотатарское прожектерство Аксенова


Иллюстрационное фото

Специально для Крым.Реалии

Подконтрольный Кремлю глава Крыма Сергей Аксенов возглавил «Консультативный совет крымских татар», который организовали в рамках недавно созданного российского «Совета крымских татар».

По мнению Сергея Аксенова, создание сразу двух крымскотатарских «советов» позволит эффективнее выполнить указ российского президента о «реабилитации» репрессированных народов. «Именно реализация этого указа является для нас сейчас первоочередной задачей, которую необходимо решить. Уверен, что в ближайшее время мы совместными усилиями сформируем повестку дня для работы Консультативного совета и в конце марта проведем рабочую встречу, на которой более детально определим методику работы и направления, по которым будем двигаться», – заявил Сергей Аксенов.

«Совет крымских татар» создали в текущем месяце. Его руководителем стал подконтрольный Кремлю глава Духовного управления мусульман Крыма и Севастополя (ДУМКС) Эмирали Аблаев. Далее «совет» за пару недель формального существования обзавелся бюрократической надстройкой в виде «Консультативного совета» крымских татар под руководством Сергея Аксенова. К чему такие сложности? При детальном анализе выясняется, что власти преследуют две цели. Первая цель носит тактический характер. В преддверии президентских выборов в соседней России республиканскому начальству нужно продемонстрировать, что большая часть крымских татар «поддерживает» основного кандидата – действующего президента Владимира Путина.

Около 50% крымских татар якобы намерены прийти на голосование. Этот показатель – минимум, который коллаборационисты должны будут предъявить Москве

Не исключено, что непосредственно перед 18 марта (днем голосования) «Совет крымских татар» проведет заседание. На нем в очередной раз будет заявлено, что коренной народ должен прийти на избирательные участки и поддержать господина Путина. Дескать, российское государство за последние четыре года всячески «облагодетельствовало» крымских татар, объявило их язык «государственным» и создало условия для культурного развития. Сторонники власти со ссылкой на некие «исследования» обозначили, что около 50% крымских татар якобы намерены прийти на голосование. Этот показатель – минимум, который коллаборационисты должны будут предъявить Москве.

В Совмине опасаются провала явки. Особенно на фоне предыдущих заявлений о том, что в Крыму все якобы поголовно готовы поддержать действующего российского президента. Они боятся даже самого слова «бойкот». О существовании таких страхов можно судить по комментарию провластного политолога Александра Форманчука. Он настоятельно рекомендовал крымчанам игнорировать призыв крымскотатарского Меджлиса о бойкоте и прийти на избирательные участки. Александр Форманчук как опытный аппаратный игрок понимает, что проблема явки для руководства республики является первостепенной.

Вторая цель – стратегическая. «Крымскотатарский вопрос», который команда Аксенова никак не может разрешить, не ограничивается только выборами и подготовкой «красивых» отчетов для Кремля. Совмину необходимо продемонстрировать реальный прогресс в национальной политике – заставить или убедить крымских татар смириться с российской аннексией. В первые месяцы после «русской весны» задача была более амбициозной – «завербовать» большую часть интеллигенции, добиться публичного признания факта аннексии. Именно на такой результат нацеливался тогдашний представитель российского президента в Крыму Олег Белавенцев. Несмотря на все старания, открыто в любви и верности президенту Путину признается лишь пара десятков «общественников». Теперь у российских властей полуострова цели более скромные – привить крымским татарам покорность.

Теперь у российских властей полуострова цели более скромные – привить крымским татарам покорность

Главный вопрос – как это сделать? У крымского правительства до сих пор нет готового ответа. Как следствие Сергей Аксенов и его подчиненные пытаются импровизировать на ходу, используя отработанную технологию – создание картонных общественных структур. При этом эффективность крымскотатарских «советов» обратно пропорциональна их количеству. Почему так? Потому что «национальная стратегия» крымской власти противоречит элементарным принципам управления. Сергей Аксенов и депутат Госдумы Руслан Бальбек, придумывая очередные «хитрые планы», оказываются в плену «законов Паркинсона». Речь идет о социологических принципах, сформулированных британским военным историком Сирилом Паркинсоном.

Первый «закон» гласит, что чиновники создают друг другу работу и пытаются увеличивать число подчиненных. В нашем случае Совмин или российские спецслужбы сколачивают различные как бы национальные организации только ради того, чтобы они были. «Совет крымских татар» и созданный следом «консультационный совет» – типичный пример первого «закона Паркинсона». Сергей Аксенов, пытаясь выбраться из замкнутого круга неэффективности, лично возглавил один из «советов». Ирония ситуации в том, что такие бюрократические надстройки только усложняют работу и делают эти картонные организации еще более неэффективными.

Если далее углубиться в теорию, то создание двух крымскотатарских «советов» представляет собой пример так называемой некооперативной игры. Участники действуют исключительно в собственных интересах и пытаются манипулировать друг другом. Сергей Аксенов и Руслан Бальбек полагают, что они мастерски используют «авторитет» Эмирали Аблаева и остальных участников «совета» среди крымских татар. В свою очередь, руководство ДУМКС рассчитывает, что публичное согласие с российскими порядками уберегает их от лишнего внимания со стороны силовиков, позволяет лоббировать интересы друзей и родственников. Достаточно заявить на камеру то, что крымские власти или Кремль хотят от них услышать.

Руководство Крымского инженерно-педагогического университета в лице Фези и Дженгиза Якубовых рассматривает свою работу в «совете» исключительно как способ сохранения семейного бизнеса. В цивилизованном обществе должность руководителя университета (научного и культурного центра) не передается по наследству. Но «российский» Крым с каждым месяцем отдаляется от Европы, поэтому создание семейных синдикатов и монополий выглядит привычным и естественным. За это Якубов-старший будет расхваливать и как бы поддерживать любую власть, при этом не делая ничего существенного.

Личные и глубоко корыстные интересы можно проследить и у других членов «совета». Следовательно, эффективной работы не будет, так как каждый участник исходит из соображений выгоды, а не общих целей. Российский патриотизм – последнее, в чем можно заподозрить господина Аксенова и других участников «Консультативного совета».

Сергей Стельмах, крымский политобозреватель (имя и фамилия автора изменены в целях безопасности)

Взгляды, высказанные в рубрике «Мнение», передают точку зрения самих авторов и не всегда отражают позицию редакции

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Загрузка...

XS
SM
MD
LG