Доступность ссылки

Валерий Пекар: «Это миф – что Крым и Донбасс хуже остальных регионов Украины»


Валерий Пекар

Возможны ли реформы в Украине во время войны? Какие процессы в стране запустила аннексия Крыма? Почему в 21-м веке модернизация страны выходит на первый план?

На эти и другие вопросы в эфире Радио Крым.Реалии в беседе с ведущим Павлом Казариным отвечал преподаватель Киево-Могилянской бизнес-школы, соучредитель платформы «Нова Країна» Валерий Пекар.

– Насколько сильно, по-вашему, изменилось украинское общество после событий 2014 года?

– Есть две точки зрения на этот вопрос. Одни говорят, что общество сделало гигантский скачок вперед, и сегодня украинцы в большинстве своем лучше собственной политической элиты, да и вообще спасли страну. Другие говорят, что мы остались на том же месте, не готовы брать на себя ответственность и падки на призывы популистов. Какая из этих точек зрения правильная? На самом деле обе, потому что они не противоречат друг другу. Действительно, есть 15-20% граждан, для кого Майдан и война привели к значительным изменениям в жизни. Кто-то полностью посвятил себя защите страны, кто-то помогал армии, кто-то выстоял как предприниматель и сегодня начинает возрождать экономику. Но где-то для 80% людей ничего не изменилось, войны они до сих пор не видят, так как она не идет на их улице. Я бы сказал так: активное меньшинство определяет направление нашего движения, а пассивное большинство – темп движения. Ценности этого меньшинства – проевропейские, модернизационные, а большинства – постсоветские.

– У нас принято считать, что регионы вроде Крыма и Донбасса всегда были этим тормозом прогресса, если так можно сказать.

Это миф – то, что Крым и Донбасс, с точки зрения ценностей, хуже остальных регионов Украины
Валерий Пекар

– Это миф – то, что Крым и Донбасс, с точки зрения ценностей, хуже остальных регионов Украины. Мы, кстати, видим очень много крымских, луганских, донецких предпринимателей, волонтеров, инноваторов. Носителей постсоветских ценностей много и на Западной Украине. Как правило, чем меньше город, вплоть до села, тем больше там тех, кто против модернизации, и наоборот. Украинская революция же как раз была революцией модернизации – за то, чтобы застрявшая в Средневековье страна шагнула в современность. Я говорю об олигархах, о кланах в политических партиях и так далее. Каждая страна в какой-то момент стояла перед таким барьером.

– Что станет индикатором успеха? Как понять, что Украина справилась с задачей модернизации?

– Есть очень простой показатель, который актуален для всех стран без больших нефтяных ресурсов. Это средняя заработная плата. Когда в Украине она станет такой же, как у соседей в Центральной Европе, это будет означать успех. А сейчас Украина занимает 150-е место в рейтинге экономической свободы. Так что нам нужно бежать марафон, в то время как на руках и ногах грузы на цепях. Но прежде чем расстраиваться, посмотрите на остальные страны: почему только несколько десятков из них проделали этот путь до конца? Что с другими? А у других нет тех 15-20% людей с модернизационными ценностями, которые есть у нас. Критическая масса для изменений – 8-10%. Посмотрите на Африку, Азию: там нет такого активного меньшинства. В случае с Украиной вопрос лишь в том, когда мы справимся с задачей.

Валерий Пекар
Валерий Пекар

– Но ведь есть множество современных стран вроде Польши, Венгрии или даже США, где возникает запрос на откат от модернизации уже после достигнутых успехов.

В случае с Россией – страна не то чтобы стоит на месте, а активно двигается в прошлое
Валерий Пекар

– В мире происходят невероятные скачки в технологиях и перемены в социальной жизни. Ученые называет такое фазовым переходом. То же самое – переход от феодализма к капитализму. Когда изменения происходят очень быстро, естественная реакция – футурошок. Первое, что делают люди, это голосуют за политиков, которые говорят: «Со мной будущее не настанет, все будет хорошо». Но это временное явление, и на следующих выборах такие политики проиграют. В случае с Россией – страна не то чтобы стоит на месте, а активно двигается в прошлое. Именно потому я считаю ее распад неизбежным. И это огромная проблема для Украины, потому что мы рядом.

– В России на такие высказывания сразу навешивают ярлык русофобии.

Россия пытается превратить Крым во «всесоюзную здравницу», но в 21-м веке это нонсенс
Валерий Пекар

– Я не против России и всего русского, я против прошлого. Только и всего. К сожалению, эта страна стала жертвой «ресурсного проклятия». Когда есть столько нефти, газа и так далее, то нужны очень сильные демократические институты, чтобы удержаться от падения в пропасть. К счастью, у Украины нет такого проклятия, но у нас часто боятся проводить реформы под предлогами вроде: «Вы что, зачем вы трогаете медицину? Сейчас же все рухнет!» А выбор у нас не между Востоком и Западом, не между Европой и Россией – это выбор между прошлым и будущим. Россия пытается превратить Крым во «всесоюзную здравницу», но в 21-м веке это нонсенс. Этот контраст на таких трагичных для Украины примерах на самом деле толкает ее в будущее.

(Текст подготовил Владислав Ленцев)

FACEBOOK КОММЕНТАРИИ:

В ДРУГИХ СМИ

Loading...

Загрузка...

XS
SM
MD
LG